Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

мордожидовское

в попытках совершить невозможное

Собирать документы - как собирать пазл, тоже такая игра, когда складываются вместе два-три кусочка, радуешься, как будто выиграл раунд и перешел на следующий уровень.

Хотя в такую жару я предпочла бы во что другое поиграть, но как вышло, так вышло. Параллельно чиню реальность по мелочам: снова собрала из кусочков золотой ключ от квартиры. Поездила несколько дней на неудобном седле и за это время починила удобное. Купила домой вентилятор. Вообще-то, их в городе тотально раскупили, но я умею искать.

Некоторые вещи делают что-то сами. Съездили тут на скалу, и на скале ко мне сам собой вернулся одолженный ножик. Там был реальный шанс решить проблему реалистично: со мной в лесу был чувак, живущий в той же квартире, что и тот чувак, которому я одолжила нож. Один другому вполне мог дать с собой ножик - оба клянутся, что не давал. Как будто ножик сам прыгнул в рюкзак и сам из него на скале выпрыгнул. Решил, что должен быть у меня, и точка.

Иногда так совпадает, что чинишь что-нибудь маленькое - а где-то в мире в этот момент исправляется что-то большое. Как не связать одно с другим? Вот так и не связать. Нет в шаманизме ничего определённого, любое событие объясняется так, этак и еще как-нибудь. Но мне нравится, что нынешняя жизнь совсем не похожа на тот ад, из которого я родом. Что люди в магазинах и других присутственных местах улыбаются и здороваются, что вот анализы можно сдать днём, а не в семь утра, что вообще все вокруг какие-то нормальные, особенно если в соцсеточки не ходить. Тут главное не загордиться и не начать делать всякие штуки с конкретной целью. Штуки надо делать просто так, чтобы было, а как от этого волны разойдутся - не моя уже забота, мир сам справится.
ящерка на границе

приключение

Выезжать из города в выходные в жару - такой себе отдых. Там, конечно, озёра, но до озёр семь километров по жаре и набитая электричка. Я старательно купалась, но на обратной дороге всё-таки перегрелась.

Но зато мы нашли в Рощино кучу заброшек и лазали по ним. Нашли даже одну кирпичную башню с очевидной надписью БАШНЯ на боку. Там, в этом Рощино, вообще много заброшенного. Что там произошло? Пионерский лагерь, в который мы шли, был разведан заранее, но по дороге к нему мы нашли еще что-то, какое-то скопление разрушенных домиков, что это было?

Корпуса для пионеров были довольно скучные, корпуса для вожатых оказались немножко интереснее, но самое крутое оказалось в домике, видимо, сторожа. Там уже не советский оргалит, а нормальные доски: дом, дощатый сортир, мастерская. Даже садик! Я долго думала, ограбить ли садик на ревень. Он уже очевидно ничей, но так красиво рос... Решилась на полумеру: упёрла четыре стебля.

Я старательно старалась расслабиться, и это даже получилось: поиграла в традиционную в наших краях игру в облачка. В такие жаркие дни, когда небо совершенно ясное, и по небу ползут малюсенькие облачка, можно, сидя на берегу, выбрать себе облачко и, воткнув в него взгляд, заставить его исчезнуть. Это всегда работает. Может быть, потому, что они и так исчезают в такую-то жару. А может быть, магия и сверлящая сила взгляда, потому что исчезает первым именно то облако, которое ты выбрал. В это можно играть только в совершенно расслабленном состоянии, когда эффективность твоих действий не волнует вообще.

А потом мы дошли до второго озера и искупались снова, и тут я получила сообщение от мамы, а маме там нехорошо, она болеет, и в таком расслабленном состоянии меня это разом выключило. Такое: "Нет! Не хочу! Да не будет!". Хочу, чтобы с мамой всё было хорошо. И силы разом кончились, и еще где-то в этот момент я посеяла серьгу, которая была со мной двадцать лет. Один датчанин много лет назад сказал мне, что такие серьги носят, чтобы расплатиться с Хароном. Похоже, я неосознанно дала ему взятку, чтобы не торопился.

Обратно шли очень быстро, чтобы успеть на последнюю электричку, и, в общем, в ближайшее время - никаких приключений пешком, только на велосипеде! Потому что ноги больше не могут.
ящерка на границе

не то

Насколько хороший был день субботний, даже вне зависимости от того, чем я занималась, просто очень было лёгкое и приятное ощущение от всего мира - настолько же тяжелым оказалось воскресенье. Даже автобусы сложились у нас наоборот: несколько раз ехали на Мытнинскую на быстрой маршрутке, а обратно на медленном автобусе, а сегодня они поменялись местами.

Докрасили комнату, общее ощущение в квартире тоже гораздо более угрюмое, чем в прошлый раз. И тут у моего телефона опять начала дохнуть батарейка. Кажется, ей не понравилось разряжаться в ноль. Путешествия в телефонные времена - совсем не то, что раньше.

А потом долгожданный стрим Морваэна срывался раз за разом, правда, это был новый формат, но что вот эти мелкие поломки ходят косяками - это мы давно заметили.

Батарейка, кстати, нашлась у меня запасная. Случайно купила две, думала, алишечная уже не доедет, купила в городе, а тут и почта пришла. Хорошо бы таких запасов на все случаи жизни. И интернета коробочку припасти, и зубов, и денег.
камлать-колотить

10.10.2020: типа отдых

Поскольку погулять не было времени буквально всю осень (урывала себе разве что небольшую паузу у заброшки под мостом перед классом резьбы), решила, что отдыхать так отдыхать. И поехала на велосипеде на Канонерку. Не была там с весны. Да и день выдался подходящий, даже если не обращать внимания на забавную нумерологию, всё равно с утра было ощущение чего-то особенного, дышалось очень легко после ночного дождя и хотелось подвигов.

Пожалела, что так давно на острове не была. В прошлый раз всё еще только распускалось, в этот уже завяло. Странное ощущение, на самом деле, когда температура еще вполне летняя, а отцвела уже даже пижма. Я пропустила всё разнотравье.

Немножко считерила по дороге: Гутуевский остров проехала на автобусе. Милый магазинчик на острове, где я покупала белую еду для духов и для себя, закрылся, зато вместо Семьи открыли Реал. В жилой части острова построили набережную с двойным забором (о, забористая Гардарика!) и накатили газон, земля там больше не горит под ногами. В нежилой части всё по-прежнему.

Дотащила велосипед до самого мыса. Всякий раз думаю, что стоит где-нибудь привязывать велосипед и идти дальше пешком - и всё равно тащу его через валуны, потому что лень перегружаться. Я тот чел, который во имя лени способен перетащить гораздо больший груз.

На мысу, как всегда в субботу, было полно народу, но кострище возле осинового ствола было свободно, и я им немедленно воспользовалась. У меня был с собой большой бубен, он настолько суров, что обычно отмечает разницу между сезонами, не размениваясь на мелкие изменения погоды, а сейчас как раз такой момент, когда давно уже пора наступить нормальную осень и поблагодарить лето. Ну и заодно у меня была пара благодарностей некоторым знакомым духам, так что я прогрела бубен и постучала в своё и их удовольствие, а весь народ собрался наверху слушать. Пришлось раскланиваться и отвечать на дурацкие вопросы.

Всё это время я ждала товарища, который просил для него покамлать и даже писал мне с Сенной, что, мол, через часок доедет - так и не доехал. Так что я продолжала сидеть на берегу до темноты: жгла костёр, поигрывала на бубне, жарила сосиски. Этот берег - стопудово место силы. Уже в сумерках я смотрела, как какой-то сухогруз едет не туда - не по мор.каналу, а куда-то в сторону берега, тут я ничего поделать не могу, вспоминаю историю про авианосец и маяк, но у них-то шестнадцатый канал есть для коммуникации, а у меня только бубен. Начинаю стучать просто так. Не моя проблема, займусь своими, как раз ритм в голову пришел. Смотрю, а сухогруз остановился и начинает крутиться на месте. Вот это был психоделический момент. Сухогрузы еще под мою музыку не танцевали. Да я вообще такого никогда не видела, они всегда казались мне довольно неповоротливыми для того, чтобы крутиться на таком расстоянии от берега.

Кстати, он потом поехал в том же направлении, только кормой вперёд. Надеюсь, он не присел там на мель. С нашего берега не видно, можно ли там где-нибудь пришвартоваться.

Досидела на берегу до темноты, товарища не дождалась, зато сделала всё своё задуманное. Собиралась уже допить чай и ехать, как меня поймала дама с двумя студентами с камерой и штативом. Можно ли, спрашивает, задать вам несколько вопросов? Не вопрос, говорю, на меня цепляют микрофон, начинают задавать вопросы, и оказывается, что эта дама когда-то снимала фильм про Лёху Достоевского, который я отлично знаю, к фильму музыку Вовка Белов писал, и она там очень психоделичная. Всё-таки, этот мир мааааленький чемоданчик.

На обратном пути я порадовалась фонарю. Спасибо тебе, благословенный фикспрайс, за наше счастливое настоящее! Теперь у меня в кармане всегда есть маленький китайский фонарик, а, когда он ломается, я тут же покупаю новый.

Обратно уже считерить не вышло, автобус меня не взял, и я выехала через тоннель. Странное ощущение, когда на мысу уже ночь и полная безжизненность, а в городе еще пол-девятого вечера и жизнь кипит.
девушки

не тот Максим

А мы тут в блиц играем, и я пишу опять с натуры, сидя на даче, почти в лесу. Со мной, кстати, чуда не случилось: грибы не пришли. А вот к моим друзьям вполне себе.

Погода не удалась, а отменять было поздно. Поэтому надели дождевики и отправились вдвоём, как нормальные люди, на велосипедах до электрички, на электричке в Лемболово.

- А могли бы, - грустно говорит Маша, глядя в окно на тонущее в серости Кавголовское озеро, - могли бы пешком через какую-нибудь щель в тот лес. И ни контролёров, ни дождя.

- Я тамошних грибов не знаю, - возражает Богдан, - и духов тоже. Лемболово зовёт. Говорят, грибы пошли, даже белые. Можно раз в жизни как просто люди. Электричка вот как в старые добрые времена.

- В старые добрые, - бурчит Маша, - тут сиденья были деревянные, из досочек, а не этот вот синий кожзам. Ну ладно, может, распогодится. Или ты солнышко накамлаешь.

- Я не накамлаю. Я даже бубна с собой не взял. Я вообще решил принимать всё как есть хотя бы сегодня. Дождь так дождь, подумаешь.

К дождю на самом деле оба готовы. На Маше черный непромоканец, удобный, трапецией, с глубоким назгульим капюшоном, сама сшила, швы проклеила. На Богдане внезапно оранжевый вырвиглазный плащ, такого в лесу не потеряешь, из-под плаща торчат зелёные штаны и синие тяжелые ботинки. Ботинки у Маши тоже есть, но пустынные, из толстого спилка с капроновыми вставками, тактические военные ботинки, Маша их подозревает, не испытывала еще в мокром лесу.

В районе Васкелово в вагон входит торговец с садовыми ножиками, рабочими перчатками с когтями, дешевыми непромоканцами и со складным устройством, то ли слишком маленькой косой, то ли слишком прямым серпом. Маша неожиданно для себя оживляется и покупает у него эту штуку, хотя своего сада у нее отродясь не было и в планах не стояло.

- Зачем тебе?! - изумляется Богдан.

- А вдруг косить грибы косой придётся? Ну и вообще, смотри, как круто, - Маша накидывает капюшон и открывает косу. Богдану приходится согласиться, что да, круто безусловно, как бы не чересчур. Но радуется, что штуковина хотя бы подняла Маше настроение.

В Лемболово сыплет то ли слишком мелкий дождик, то ли слишком крупный туман. Маша закидывает маленькую косу в корзинку велосипеда и резко стартует в туман, и Богдан едва успевает притормозить ее у родника.

Воды набирают немного, всего литровую бутылку, планов тащить воду в город нет, но здесь сварить себе кофе было бы неплохо. И едут дальше, туда, где в прошлые годы косили грибы косой.

- Знаешь, - говорит Маша часа два спустя, - кажется, грибы говорят нам "В такую погоду фиг я вылезу".

В ее корзине, вставленной в переднюю корзину велосипеда, катается по сложенной косе одинокий подберёзовик, случайно ухваченный на краю болота, а у Богдана и вовсе пусто. Кажется, грибы то ли не пошли, то ли ушли уже.

- Я знаю, - горько вздыхает Маша, глядя на косу, - я оскорбила их своей косой. Не раскатывай губу, как бы говорят они мне. Черники, что ли, набрать? И не то чтоб я любила собирать чернику под этой моросью, но надо же собрать хоть что-то.

- Может, просто надо поискать другие места. Давай хаотически кататься, - предлагает Богдан. Хаотическое катание приводит их сначала в знакомый распадок между круглых холмов, потом к заброшенной полукрепости ролевиков, потом к круглому зелёному болотцу, грибов не оказывается ни там, ни там. Но Маша с Богданом к этому моменту уже решают, что черт с ними, с грибами, ну не судьба, но зато выбрались просто погулять-покататься, вдвоём, а не всем племенем, без планов, без задач, хорошо же.

Справа обнаруживается то ли ручей, то ли кандидат в болото - проплешины тёмной воды, мостики переплетённых еловых корней.

- Когда-то, - задумчиво вспоминает Маша, - в таком местечке насобирала я целую корзину подберезовиков-черноголовиков. Глянем?

Велосипеды оставляют наверху, сложив домиком, прыгают по корням вдоль ручья-не-ручья. Из-под ног выпрыгивает лягушка. Но грибов нет и там, кроме совершенно несъедобных белоснежных поганок, довольно крупных. Маша думает, что такие грибы в самый раз подошли бы какой-нибудь иллюстрации к сказке про Бабу-Ягу, как про Василису с черепами, к черепам вот только таких грибов и не хватало. Да и тёмная вода ручья туда в самый раз, вон в той заводи уже и плавает чудище какое-то, а, нет, бревно с двумя трутовиками, но смотрит же.

- На крайняк можно насобирать горькушек, - оценивающе разглядывает болотинку Маша, - засолить. В давней юности приходилось мне питаться солёными грибами, ничего такая еда, правда, я еще никогда не пробовала солить, но лиха беда начало. Мне просто уже очень нужно насобирать хоть что-нибудь. Собирательство, вот для чего я создана.

- А я-то думал живопись, - смеется Богдан, - мы далеко вообще собираемся по этой болотине залезать? Как бы велосипеды не потерять.

- Далеко не выйдет, вон она уже там заканчивается. А к велосипедам вернемся по краю, - отмахивается Маша, - терпи. Ты, наверное, охотник, но я-то собиратель. Пока не соберу, не успокоюсь.

- Ха, а мне что тогда - надо кого-то убить?!

- Можешь не убивать, - разрешает Маша, - если что-нибудь не соберу, сама убью.

- А, ну тогда всё хорошо, - кивает Богдан и принимается постукивать по нашейному зеркальцу. Маша открывает рот, чтобы сообщить, что кто-то, кажется, хотел не камлать, а принимать всё как должное, но закрывает его. Явно всё не слава богу, и нужно быть дураком, чтобы мешать шаману всё исправить.

Болотинка заканчивается резким подъёмом, из грибов на этом склоне только горькушки, возможно, пришедшие на зов Маши, но Маша уже передумала их солить. На верхушке холма оказывается, что дождь действительно прекратился, и воцарилась совершенная влажная тишина, ни ветерка, ни шороха. А холм оказывается узким, как железнодорожная насыпь: практически сразу он обрывается вниз, в темную еловую лощину.

- А ведь я это место знаю, - радуется Маша, - в детстве бегала ночное ориентирование, тут КПП стоял. Я его первым взяла, потому что очень было интересно посмотреть, что это за холм такой формы, как будто кусок стены. Кстати, если мы пойдём по этой стенке, как раз к велосипедам и выйдем, вон они там, отсюда видно.

И тут в пасмурной тишине леса слышатся шаги. До сих пор Богдан и Маша никого в лесу не встретили, нет дураков в такую погоду ехать специально в заповедник за грибами, и вдруг кто-то идёт, да еще как-то нетвёрдо. Богдан вздыхает.

Человек на подходе к холму запутывается в ветвях, чертыхается, и Богдан, вздохнув еще раз, идёт его спасать. Но всё оказывается не так плохо: человек если и был пьян, то вчера, а сегодня он уже явно успел протрезветь, промокнуть и совершенно растеряться. Это оказывается парень возраста близнецов, то есть, лет двадцати, сероглазый, нос уточкой, ростом с Богдана, но гораздо тоньше, лицо простое и чумазое.

- Не подскажете, как к станции пройти? - хрипло говорит он, - и сигаретки не найдётся?

- Я биди курю, - признается Богдан, - если будешь, угощу.

- Это что вообще?

- Индийские сигареты.

Парень недоверчиво смотрит на свёрнутый в тугую трубочку лист, перевязанный ниткой. Совершенно очевидно, что предложенная курительная принадлежность кажется ему слишком экзотичной. Потом парень поднимает глаза наверх, куда уже влечёт его Богдан, и на лице его проступает ужас. Богдан, проследив его взгляд, понимает, почему: там, на вершине холма, стоит в своей черной мантии Маша, и зачем-то она открыла косу и держит ее наизготовку. Кажется, ей тоже послышалась угроза в неверной походке парнишки. Лицо скрыто в тени капюшона, из-под капюшона торчат белые перья волос. Действительно можно черт знает что подумать.

- А, ничего страшного, - поясняет Богдан, - это Маша, моя жена, к станции мы тебя проводим.

- А она точно не смерть?

- ПИСК, - говорит с холма Маша, но парень, похоже, Пратчетта не читал, потому что не бросился бежать, а покорно пошел за своими спасителями к велосипедам.

- Так как ты здесь оказался в такую погоду? - спрашивает Богдан.

- Когда оказался, погода норм была, - объясняет парень, - мы с парнями бухать поехали, ночью ясно было, даже звёзды видно. Ну, забухали, и я типа походу потерялся. Просыпаюсь под деревом каким-то, никого нет. Пошел станцию искать, я знаю то что мы вроде от станции далеко не уходили, но чёт никак не могу к ней выйти. И тут вы. Далеко еще?

- Да вообще близко, - говорит Маша, - еще минут пятнадцать, выйдем на прямую дорогу к станции, а дальше уже сам, не потеряешься.

- У тебя деньги-то на билет есть? - озабоченно спрашивает Богдан, - сдаётся мне, ты свои вещи где-то потерял.

- Ща, - парень роется в карманах серой куртки, и в третьем по счету кармане находит слегка подмокшую двухсотенную бумажку, - точняк, всё тут. В рюкзаке там типа колбаса была и пиво, ну и еще херня всякая, несчитово.

- Ну вот, - через некоторое время сообщает Маша, которой уже надоело везти велосипед в поводу, - иди по этой дорожке, никуда не сворачивай и выйдешь прямо к станции минут через десять.

- Вот спасибо! - с жаром восклицает парнишка, - я Максим, если что. Век не забуду! Спасли, - и со всех ног припускает по дороге, а Богдан с Машей остаются на перекрёстке.

- Не тот Максим, - наконец говорит Маша, - сплошное типа то что. А поехали в крепость кофе варить, пока дождь снова не пошел?

Оба велосипеда резво стартуют - и довольно быстро останавливаются, потому что прямо за поворотом дорожки на обочине обнаруживается подосиновик. Потом еще пара подберёзовиков. А уже в крепости Богдана и Машу встречает пара здоровенных белых грибов. Богдан, посмеиваясь, помешивает на горелке кофе сосновой веточкой, а Маша самозабвенно носится по поляне, срезая своей косой то белый гриб, то моховик.

- Это что же, - смеётся она, вернувшись в полукрепость с почти полной корзиной, - грибы от этого чуда попрятались? Стоило его из леса удалить, как тут же все и повылезали?

- Будь я грибом, - говорит Богдан, - я бы тоже постарался переждать. Увы, я не гриб. Смешно, сколько раз я тут гулял - всякий раз приходится кого-то выводить. Но в прошлый раз я девочек всё-таки с границы выводил. Это наши были девочки, из "Дом-дыма". Тут-то, конечно, другой случай. Такие шаманами не становятся.

- Собирание грибов - это по-твоему шаманизм?.. - рассеянно переспрашивает Маша, разглядывая самый красивый экземпляр из своей добычи.

- А то ж! Разве ты не говоришь иногда "Лес-лесочек, дай грибочек"? Вступаешь в коммуникацию с лесом, преодолеваешь границы, мы для этого и придуманы. Вот, держи кофе. А тут прямо никакой магии. Сплошная реальность, никакой реалиоры.

- Ну, не скажи, - возражает Маша, - может, он про шаманизм и не в курсе, а с местными духами поссориться умудрился. Полдня блуждать в километре от станции - это кем надо быть.

Богдан разводит руками. Добрый человек Маша, хоть в черном плаще и с косой. Пытается оправдывать людей даже в такой безнадёжной ситуации. Но потому добрый, что грибы всё-таки пришли.
девушки

соль в сахарнице

Бывают дни, когда внутренний сыщик чует неладное, как в первом рассказе про отца Брауна. Соль в сахарнице, сахар в солонке? Пятно на стене от супа? Священник сначала заплатил за разбитое окно, а потом разбил его? Это всё неспроста.

Вот как могло так выйти, что и сайт тутуру, и расписание на платформе проделали со мной одно и то же? Сайт показал мне в качестве электрички в город - электричку из города. Вообще-то, я что-то читала о том, что ржд собирается после карантина не только вернуть имеющиеся поезда, но еще и добавить дополнительных. Возможно, это была телега, пока никто ничего, как выяснилось, не прибавил. Но я, увидев электричку на 14.09, не удивилась, а обрадовалась: никогда такой не было, а если она теперь есть, это же очень удобно!

Приходим на станцию - а там никого. Это само уже по себе подозрительно. Смотрим на расписание на платформе, а оно не в ту сторону. Я, сгрузив вещи на скамейку, иду проверять, как на другой платформе - а там то же самое. Не в ту сторону. Поневоле заподозришь, что где-то сейчас маленький священник загоняет высоченного мошенника.

В общем, пришлось вызванивать нашего начальника транспортного цеха, устраиваться в кустах с акварелью, чтобы хотя бы не очень скучать, ждать его три часа, переносить стрим, очень в результате вышел непростой день.

А священник и мошенник так и не нашлись. Зато мы таки довезли до Леса три с половиной литра цветочных сиропов.
девушки

поход за шишками

Накатала вчера километров пятьдесят. Совершила массу географических открытий.

За год тот кусочек берега в Ольгино, где я жгла костёр в прошлом году, совершенно очистился от залежей сухого тростника. Оказывается, там песок и камни. Тут-то я и сложила нормальный очаг. Найти другое место не вышло: всюду люди. Это был последний свободный кусочек перед началом заказника, где жечь вообще нельзя, потому что песка там нет, один тростник. Сейчас тростник еще молодой и выглядит, как шелковистая шёрстка.

Вообще, берег удивительно чистый. Такое ощущение, что люди от всей этой истории как-то похорошели. Убирают за собой мусор. Правда, крыша берегового столика за три дня куда-то продевалась, на днях она выглядела уже порядком прогнившей, и, видимо, ее употребили на дрова, потому что смысла в ней уже не было. Как раз начинался дождь, когда я ее изучала, и нет, под ней уже было не спрятаться.

Набрала шишек в Лахте возле магазина ОБИ. Там высадили маленькие сосны, которые уже вполне себе плодоносят на доступной мне высоте. Ограбила их на шишки, варю варенье.

Вернувшись в Лахту, решила, что очень хочу увидеть наконец Лахтинский разлив. Очень неудобно попадать на ту сторону, когда ты на этой: от разлива отделяют виадук, трасса, ветка железной дороги, овраг и метрового диаметра газовая труба. Пешком не вопрос вообще, а вот перетаскивать велосипед, гружёный моим всем, оказалось эпическим приключением.

Зато на берегу разлива я нашла отличную велодорожку, всю в ямках, и весело там прокатилась. Слева ее ограничивает эпическая труба, справа - заросли облепихи.

Разлив, оказывается, прекрасный! Такое совершенно загородное озеро с ракитником и утками, по берегам растут желтые ирисы.

Дальше мне надо было ехать на Удельную, у нас ожидался важный разговор с нашими накама из Каледона на Садовой, и я решила ехать к ним, не возвращаясь домой, потому что на одном материке же дело происходит. И обнаружила кучу мест, о существовании которых не подозревала. Например, на Яхтенной улице есть гора. Натуральная гора, зелёная, как перевёрнутая чашка. Гора в Питере, ничего себе. Комендантская площадь напомнила что-то, что я видела во сне. А, приехав на Удельную, я сначала промахнулась домом и нашла в зарослях железную дорогу, которую вынес русский народ: там в землю врос ряд шпал, а рельсов нету. В Удельном парке была детская железная дорога, вот, шпалы от нее остались. И над ней нависают такие пышные таинственные кусты, что надо бы туда с камерой съездить и поснимать.

Ну и с ребятами хорошо поговорили. Ехала потом домой в три часа утра, ну, сейчас-то это обычно утро, как раз солнце встаёт . Вот рассветный город как раз выглядит нормально, народу мало. Но не сказать, чтобы вовсе не было. В июне Питер не спит вообще никогда.

Варенье из шишек я, кстати, продаю в Каледоне на Чкаловской, две баночки уже продала. Надеюсь, я найду где-нибудь еще мелких банок. Проблема, оказывается.
девушки

как я играла в призрачный поезд

Книжку "Так берегись" я уже прочитала, и, поскольку обсудить пока не с кем, а чувства сложные, отправилась приключаться. Заготовки для значков надо было забирать на самом краю города, Первый Верхний переулок, и впрямь первый и верхний: самый верх карты, дальше только КАД и деревня Корабсельки.

Выяснив, что от Парнаса ничего туда не ходит, я пошла пешком. Семь с половиной километров оказалось. Нашла на подходе срезку: заброшенные рельсы, плавно сворачивающие в сторону нужного склада, и очень долго шла по шпалам во мху. Сколько бы тебе ни было лет, ты все равно можешь сесть и поехать поиграть в призрачный поезд.

Кроме актуальной книжки, там еще и "Тёмная башня" краем присутствовала: мы постоянно проезжаем эти места на автобусе по дороге в ИКЕЮ, и это такие Бесплодные Земли: внизу только болота, ракитник, сараи и колючая проволока. А теперь я была внизу.

Дорога закатилась в болото, а потом и вовсе исчезла. Минус яндекс-карты в том, что она очень тщательно обозначает здания и пишет, что где, но не рисует заборов. По карте от конца железки должна была начаться тропинка. А я оказалась за забором какой-то лесопилки, со стороны болота не огороженной вовсе, потому что ну кто же полезет со стороны болота - а с другой стороны вполне себе колючая проволока. Лесопилы порадовались явлению треуголки и спровадили меня наружу.

Как пройти к складу, я тоже нашла не сразу. Потому что заборы, заборы. Ну, яндекс, как будто не русские: в наших краях заборы в основном и надо на карте рисовать!

Достигла склада в темноте, обрела свои заготовки, и отлично уехала обратно на маршрутке, только не до Парнаса, а до Просвета. Всё нормальное передвижение по краю карты привязано к Просвету. Но юноша из "Значкиопт" мне об этом не напомнил.

Самое смешное в этом приключении, что заготовки, возможно, не подойдут. Они китайские и на миллиметр меньше. Сегодня к вечеру попробуем.

ЗЫ реально не подошли.
Так что мы с удовольствием продадим 195 заготовок для значков 37 мм, подходящих для китайского станка. Потому что у нас русский, и заготовки нужны русские, а они в Орле или в Барнауле и до воскресенья не доедут.

На Авито, кстати, есть уже несколько таких объявлений. Видимо, не я одна вляпалась.
девушки

архетип наизнанку

"Дорога туда трудна и опасна, дорога обратно легка и прекрасна" - говорит нам сказочный архетип, и врёт. В этот раз всё вышло как-то наоборот.

Всю дорогу в Хельсинки было сухо, а под самый отъезд пошел дождь. Кажется, солнце, которому мы принесли в кемпинге в жертву плед, шерстяной, но отчаянно лезущий, использовало его по назначению: отправилось спать. Мы засели на входе в метро Камппи, там отличный интернет, подобрали хвосты, ответили на письма. За час до маршрутки решили всё-таки подползти к отправлению машруток, но наших там не было, только AMG.

Вернулись назад к интернету проверить, не перепутали ли мы чего. Нет, всё в порядке: оплаченные билеты на "Скандинавию", отправление от "Шарлотты" в восемь, вот только "Скандинавии" нет.

Пошли обратно, немножко полюбовались большими маршрутками AMG, минут через десять я поняла, что если за двадцать минут до отправления маршрутки нету, то ее и не будет уже, и пошла договариваться с водителем АМГ. Потому что представила, как мы не уедем вовсе, а у нас и палатки с собой нет, и вписки в Хельсинки нет, и деньги потратили все, и дождь идёт.

Водитель позвонил "Скандинавии", и оказалось, что, кроме нас двоих, билетов никто и не купил, и автобус решили не отправлять. Но зато деньги за билеты просто перекинут АМГ, всё в порядке.

С отправлением застряли на семь минут, потому что две девочки потеряли телефон и возвращались за ним, к счастью, нашли.

В амгшной маршрутке оказалось гораздо теснее, чем в маленькой Скандинавии. А на русской границе от нас потребовали идти на паспортный контроль со всеми вещами, вот уж чего мне вообще не хотелось. Рюкзак кило двадцать пять потянул, не меньше: подарки от предков, сиропы, шмоток прибавилось. Я его тащила за собой по полу, думаю к следующей поездке приделать ему твердое дно и колёсики.

На выходе из таможни в кофейном автомате не было воды. Ну точно архетип навыворот. К этому моменту мы уже начали забавляться: каждая неприятность в пути оборачивается хорошей историей.

Почему-то ехали через Выборг. Просыпаешься вот так в маршрутке - а над тобой нависает белый недавно отреставрированный Олаф. Ну, хоть так в Выборг съездили, давно хотим, всё времени нет.

Зато уже в 1.25 мы были на Черной Речке. Договаривались с Валентином, что он встретит нас в четыре утра, и на тебе. Прикинули, что ждать его сорок минут на холодном ветру набережной так себе удовольствие, пошли пешком, за сорок минут дошли.

Любопытно: мы были в Стокгольме - город весь разрыт. В Хельсинки пол-города разрыто. Доходим до нашей Ординарной - и тут всё разрыто. Что происходит на планете?!
девушки

конец недели

Дело о сладких рулетах мы завершили Страшным Супом, и поняли, что с этой игрой как-то совсем вымотались.

Сюжет был в том, что я как бы испекла сладкие рулеты в воскресенье, которые кто-то украл, всю неделю мы вели расследование и издавали газету "Олд Каледон Ньюс", а сегодня состоялся Страшный Суп, то есть, судный день, то есть, форменное безобразие. Вообще-то, игра была рассчитана на участие посетителей, но к моменту страшного супа остались только мы. И довольно шумно пикировались, последних посетителей сначала развеселили, а потом как-то разогнали, решили, что виновны мы все и наказали всех страшным супом. Суп я действительно сварила из тыквы, помидоров и сливок.

Наш Лес, похоже, довольно мощный гироскоп: отклонить его от основной оси повествования сложно. Попробовали сыграть в детектив - и так упахались, будто всю неделю ночами толкали поезд Москва-Одесса, а публике до этого не то чтобы было много дела. Хотя газетку нашу читали, и, возможно, теперь мы будем ее выпускать с какой-то регулярностью.

Плюс ко всему очень хочется сладких рулетов. Они были, разумеется, виртуальные; на самом деле я пекла соленые рулеты с сыром, и все прекрасно знают, кто их съел: все и съели. Вкусно было.