Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

девушки

чтение по дороге

Ездили в Икею за светильниками, говорили по дороге о белых пОльтах. А всё потому, что у меня была с собой книжка художника Кочергина, который учился в СХШ в пятидесятых, и написал книгу о городе того времени. В основном это маленькие отчеты о жизни городского дна: инвалиды войны. Беспризорники. Проститутки. Шалманы, толкучки, тупики, переулки, вражда между Васькой и Петроградкой (современные белые пОльты, ратующие за чистоту и культурку речи, не представляют себя, до какой живости речи доходил город всего-то лет семьдесят назад). А потом случился пятьдесят четвертый год, когда всё городское дно упаковали и развезли по отдалённым русским монастырям, кого на Соловки, кого под Новгород, кого на Вологодчину. У нас же культурка, у нас же не должно быть ничего некрасивого. В общем-то, белое пальто стирают при помощи чёрной неблагодарности. Это же были не просто инвалиды, а герои войны. В общем, по дороге мы как только не склоняли это белое пальто, находя особенное удовольствие в эрративах. Приезжие, протестующие против "Васьки", "Петроградки" и "Питера", не особенно нас задевают, снобизм же классический, но есть и более местные, пытающиеся убеждать еще более местных, что, мол, в Ленинграде таких вольностей не позволялось, и тут, конечно, хочется кое-что им процитировать. К примеру, объяснить, что такое "Дунькино отродье".

Книга офигенная. Это же время детства моей мамы, разве что к 54 году она была еще слишком маленькая, чтобы запомнить этот момент. Так что мне особенно интересно. Проблема с книжкой в моём велосипединге: я же почти не езжу в городском транспорте, а всё остальное время постоянно что-то мастерю или стримлю, когда тут почитать спокойно. В результате ехать куда-то со мной - тоже проблема: я читаю, и время от времени вслух.

После всего этого мы купили не ту лампу. Заболтались. Придётся теперь менять.

Но зато у нас теперь есть очень удобная лампа для рабочего стола. Мы планировали две, для выставочной части и для работы, и с выставочной-то и дали маху. Ну, ничего, как дали, так и возьмём обратно, желанная лампа всё еще нас ждёт.
девушки

пузырёк настоящего ничего

Поиграли в блиц, написала текст, в котором забористая антиутопия предельно реалистична, а метод выхода из нее похож на наш традиционный, но это, конечно, литература.

Когда в Петербурге запретили подпольные музеи, их появилось множество.

Прежде всего, конечно, сообщество вконтакте. Витрины там были самые разные, от шаманизма до странных кукол. Но этого не потрогаешь. Потрогать что-то можно было в немногочисленных подпольно работающих арт-пространствах, в антикафе, но тут нужно было заранее списываться, чтобы пустили. Один мимокрокодил открыл подпольный музей коллекции чукотских игрушек из киндер-сюрпризов; чтобы посетить музей, надо было ему позвонить, он спускался с отверткой, отвинчивал жестяную решетку, закрывавшую как бы подвальное окошко, а там было не окошко, а ниша, в которой и располагались фигурки.

В общем, Олег и Ари поняли, что без подпольного музея никуда. А тут как раз и кусок подвала сдавался, недалеко, на Малом проспекте. Сняли подвал, никто не перехватил, потому что все сидели по домам, да и владелец подвала явился в промышленном респираторе, что поделать, такая эпоха, выдал ключи, прямо на крыше подвала подмахнул договор и исчез изолироваться, а Олег открыл замок, первым вошел в подвал, оглядел его и пожал плечами:

- Ну, подпольность как бы налицо, а остальное ну так себе.

Ари заглянула. Обещанная канализация в подвале была в виде раструба отводка фановой трубы. И вода была: в проходящую вдоль подвала трубу действительно был врезан кран, но лилось из него, если что, на шершавый бетонный пол.

- Нарисуем, - махнул рукой Олег.

Пока рисовали, кошмар как-то сошел на нет, может быть, потому, что не до него было. Первый месяц работали вдвоём: раздобыли подержанную сантехнику, протянули всюду свет, никто не помогал, потому что все сидели изолировались. А потом вдруг начали появляться люди, и тут дело пошло веселее: стены обшили досками, доски покрасили, понастроили стеллажей, что-то вроде барной стойки, соорудили вокруг криво воткнутого на фановую трубу унитаза фанерно-деревянную кабинку, выкрасили ее в синий. Подвал начал походить на культовое антикафе. Потом вспомнили, что хотели всё-таки строить подпольный музей, а не антикафе, а если музей, в нем должна же быть какая-то экспозиция. Тут мнения разошлись. Что, собственно, выставлять? Пролистали весь подпольный музей вконтакта. Ничем не вдохновились. И решились положиться на местные полки для обмена вещами, которых на Петроградской стороне было известно немало.

Тут разошлись уже не мнения, а судьба каждого из участников. Ари всё время находила какую-то посуду, иногда довольно даже интересную, и решила на этом и сконцентрироваться. В одном из углов подвала появился стеллаж со всяким фарфором: были там и кобальтовые вазочки, и разномастные чайники, и фарфоровые шкатулки. Олегу больше везло на технику, так что его экспозиция стала маленьким раем для стимпанкера: шестерни, цепи, велосипедные колёса и древние бульотки. Появились в подвале и выставка обуви, и маленький книжный развал. К этому моменту оказалось, что подпольный музей больше не нужен, потому что уже всех везде пускают, и даже периодические вбросы общей паники уже не помогают всё закрыть. Решили, что и фиг с ним, не отменять же всё.

К концу года обнаружили "Подпольный музей" на карте с пометкой "лавка старьёвщика". Посмеялись.

Что-то и впрямь продавали. Или просто собирали пожертвования. Что такое "донейшен-пространство" на острове уже знали, так что долго объяснять не пришлось. Олег запустил цикл лекций об истории вещей, Ари - серию мастер-классов по починке и реставрации. Сначала работали только по вечерам, потому что деньги-то как-то зарабатывать надо, хотя бы по утрам. Потом начали открываться с обеда, чтобы было больше времени на движняк, да и музей уже начал приносить какой-то доход. Втянулись.

А потом начали замечать странное. Если в музее было несколько гостей разом, все вещи оставались на своих местах: посуда на стеллаже Ари, металл на олеговом, обувь на стойке Лисицы, книги на своих полках, игрушки на полке Медведа. Но стоило зайти кому-то одному, особенно если в первый раз, и ничего уже было не найти. Всё наполнялось чем-то одним, как предположила Ари, тем, чего ожидал гость. Первый раз это были самовары. Замки с ключами, там были удивительные экземпляры, но потом гостья ушла, и Ари не нашла больше ни одного. Сушеные насекомые достались Олегу - довольно красивые, каждое в своей рамке, он даже продал парочку, но порадовался, когда к нему вернулись его шестерёнки. Самодельные музыкальные инструменты - в этот момент в музее были оба, и как-то оторопели, и ничего не сделали, зато гость вдоволь наигрался на вологодском гудке, потом купил его и оплатил этим музею аренду на следующий месяц. Старые жесткие диски. Ножницы, самые разные, от ржавых кованых до высокоточно-специализированных. Цветные птичьи перья и изделия из них. Сумочки. Вышитые жилеты, полный подвал вышитых жилетов. Медная посуда. Пряники.

Вот на пряниках Ари и научилась говорить "Цоп-попался!" Оказалось, что если ухватить какой-нибудь предмет и держать его до ухода гостя, предмет так и останется. Не заменится ни чайником, ни астролябией. А к моменту, когда в музей спустилась круглолицая девушка в берете, Ари как раз успела хорошенько проголодаться. Весь день просидела, собирая на акриловый контур кобальтовый кувшин, успешно его собрала, стянув горлышко резинкой для банкнот, и тут кувшин куда-то продевался, а на стойке перед ней возник огромный печатный пряник с трехмачтовым кораблём в глазури. Тут-то Ари и ухватила его обеими руками. А девушка поразглядывала печати на пряниках, поулыбалась и вышла, и пряник остался у Ари в руках, а рядом с ним снова возник и бедный кувшин, этим ответив ей на вопрос, трансформируются ли вещи, или просто музей становится другим на время визита одинокого гостя.

Так или иначе, Ари съела пол-пряника и припрятала вторую половину для Олега, который наверняка придёт помочь с уборкой.

- Сменим вывеску на "Музей чего попало?" - предложил Олег.

- Да ну, "Подпольный музей" круче, - отмахнулась Ари, - метка эпохи, все дела. Но до сих пор жалею, что не ухватила тогда один из замков. Там такие были...

- Ну, может, ухватим еще, - пожал плечами Олег, - вот если зайдёт к нам любитель золотых цепей или там чемоданов с баксами, тут-то и надо будет хватать. А так-то что. То пряники, то непарные носки, фигня всякая.

Надо сказать, желание воскликнуть "цоп-попался" возникало не так часто. Люди всё-таки очень разные. Кто-то думает о деревянных птичках, кто-то об ужасах всяких, и ужасы, надо сказать, тоже появлялись - да вот взять хотя бы этих кукол с жуткими глазами и кровавыми бинтами, или вот музей живых пауков тоже Ари не очень порадовал - но чаще люди думают о нормальном, иногда о слишком нормальном, и хватать тут нечего, посмотрели - и ладно. Но приятная добыча всё-таки была. Олег ухватил себе рубаночек для скрипичных дек, Ари - вышитую вепсскую рубашку, а случившаяся при очередном визите Медвед, которую музей, видимо, считал местной, поскольку у нее в музее была своя экспозиция, обрела потрясающего медведя с янтарными глазками.

Однажды в музее спокойно сидели Ари, она как раз чинила один из найденных Лисицей башмаков на пуговицах, Сильф, расписывавшая маркером древний брезентовый рюкзак, и еще одна девочка, зачастившая в последнее время, но так пока и не представившаяся. Ари не ждала никаких перемен, поскольку, ну, три человека в музее, и одна вот совсем недавняя, точно гость. И тут дверь распахнулась, и в нее вошел совершенно обыкновенный мужик, разве что несколько простоватый с виду для посещения подпольных музеев. Лет сорока, коротко стриженый, худощавый, в черной куртке, таких по острову сотни. Уверенно прошел в самый центр подвала, и тут только Ари поняла, что мужик пьян до изумления, а подвал заполнен каким-то невнятным туманом, и только фигура мужика видна отчетливо. Кажется, все силы мужика ушли на поддержание вертикального положения. Даже и не скажешь сразу, что настолько пьян: прямой, идёт ровно, только вот в голове у него вот это. Интересно, а меня он видит вообще? - подумала Ари, но тут же увидела, к чему тянется мужик: чей-то телефон на стуле, кажется, этой новой девочки. Воткнула на зарядку и отвлеклась, а у мужика всё в тумане, даже я, а вот телефон он видит отчетливо. Но тут же телефон плотность потерял, а Ари, наоборот, обрела: вскочила с табурета, показала мужику шило, которое держало в руке, сообщила ему "дверь - там" и принялась мягко подталкивать к двери. Прямо рукой с зажатым в ней шилом. А другой нащупывала в кармане пустой пузырёк. Потому что интересно же попробовать вот этому сделать "цоп-попался", лучший же может получиться экспонат: "Невнятица из головы пьяного мужика". Одной рукой выковырнула из пузырька пробку, на ходу зачерпнула из воздуха чего-то, заткнула. Как раз и подвал кончился, дверь за гостем захлопнулась. Еще три минуты все три девушки напряженно слушали, как мужик копошится на лестнице. Кажется, поднимается по ней на четвереньках. Опрокинул горшок с плющом. Врезался головой в козырёк, но вместо матюгов раздалось только нечленораздельное бормотание. Послышались удаляющиеся неуверенные шаги, ну вот, ушел. Ари обернулась. Всё в музее было на месте, только девочки, случайные свидетели этого не пойми чего, таращились на Ари.

- Местная магия, - пожала плечами Ари, - не берите в голову. У нас случается.

- И часто?

- Такая вот магия всё-таки редко. Вообще-то, вы не должны были этого видеть. Не знаю, как так вышло. Похоже, чувак настолько упорот, что не заметил, что он тут не единственный. Ну-ка... - Ари достала из кармана пузырёк и поднесла его к свету. Но пузырёк выглядел совершенно пустым.

Пузырёк поставили пока на стойку с посудой. Там он и простоял до прихода Олега.

- Ну что я могу сказать, - выдал вердикт Олег, рассмотрев пузырёк, - это самое настоящее ничего. Такой этикеткой его и снабдим. У некоторых в голове не то что тараканов нет, сплошное ничего, вот ты его и наловила.

- Но телефон-то он хотел, - неуверенно возразила Ари.

- Да ну, разве ж это желание. Так, рудимент автопилота. До настоящих желаний еще дорасти надо.
у реки

внутри и снаружи

Неожиданно удачно выбрались четыре рассказа для вечернего чтения.
У меня закончились все лонгриды, а новый запланированный еще не пришел, и я решила почитать что-нибудь на один раз, например, из сборника "Так не бывает", почти наугад, и так удачно выбралось, что я очень к концу разволновалась. В рассказе Лоры Белоиван герой осваивает наследство и общается с духами предков. В моем тексте героиня обретает спокойствие, заглянув в артефакт. В рассказе Стрейнджера герой получает таки письмо с того света. А в рассказе Чингизида народ затаптывает депрессию в танце, как тарантула. Депрессия и впрямь похожа на укус ядовитого паука. Кажется, я читала в этот раз себе, хоть и вслух на камеру.

А в Каледоне между тем началась внезапная зима: включили отопление, мы вставили рамы, теперь у нас тепло, сухо и медведь. Медведя вот постирали. Кажется, чем хуже мне внутри, тем легче налаживать быт. Может быть, потому, что, когда я озабочена мыслями о себе, я не особенно парюсь о быте, и он происходит как бы сам собой. Нужные рассказы вот подворачиваются, тепло нам включают впервые за всю историю Леса, нужные вещи находятся вовремя, всё как-то движется.

Даже кошки у нас понимают человеческую речь и иногда даже отвечают осмысленным мяу.
у реки

праздник не праздник

parents

Сегодня пятьдесят первая годовщина свадьбы моих родителей, а золотую свадьбу они так и не отпраздновали из-за всей этой ковидной истерии. Мы планировали посиделки со всеми друзьями в Питере, в ресторане на крыше Толстого центра, с отличным видом на город, и практически договорились с рестораном, и тут началось. Конечно, родители не приехали, всё сорвалось, решили - ну, когда закончится, устроим вечеринку просто так - и не вышло, и уже не выйдет. Ассоциации у меня исключительно блокадные: как та история из книжки про трех подружек в коммуналке, когда девочки расшевелили самого нелюдимого соседа, и он на новый год приготовил на всю квартиру узвар, но перепутал сахар и соль, неловко вышло; пообещал, что уж на будущий-то новый год точно реабилитируется - а встречали как раз сорок первый, и на будущий год ничего уже не было, и до конца войны сосед не дожил. Воистину, ковидло это - война для миллениалов.

Но всё-таки пятьдесят лет мои предки вместе прожили. Так редко бывает.
девушки

собирательство

Рассказывают тут, что в часы душевного томления мальчики водку пьют, а девочки шоппингом развлекаются. Но я лично деньги трачу на зубы и бытовое жизнеобеспечение. Краны вот поменяла в Каледоне и дома. Поэтому шоппинг у меня бесплатный: охота-собирательство по местным файлообменникам.

Ехала с уже найденным белым плюшевым медведем (когда-то я написала песню о преследующих героя белых зверях, и, кажется, я тоже умею в самосбывающиеся песни: количество у меня белых зверей растёт), и тут меня приманили, как того хиппи на бисер и "хип-хип-хип": мужик у помойки тряс связкой "куриных богов", привлекая моё внимание. Внимание привлеклось, и тут мужик его окончательно приковал, сказав "Это подойдёт для магазинчика сувениров, при входе повесить", и купил этим меня всю, потому что у меня же он и есть, кажется, ему камни открыли третий глаз, ну или просто он видел наше заведение и меня в нём. А там уже можно было мне показать и на цветочный горшок, а горшок был весь в грибах и глазури, вообще наш лесной стиль, сами бы слепили, но горшки такого размера нам не в чем обжигать, очень уж печка маленькая. В общем, в Каледон я пришла с медведем, связкой камней и горшком. "Ты кто?" "Смерть". "А почему такая нелепая?!"

Всё-таки, человек создан для собирательства. И ходим мы по синусоиде, чтобы охватить большую площадь, и радуемся каждый раз, что-нибудь найдя. Не реальные грибы, так хоть керамические.
девушки

закрой глаза, открой глаза

Один рассказ из четырех в этом блице я к себе не переложила, и зря. Вот, пусть тут тоже будет.

В Петербурге не так много залихватских топонимов, поменьше, чем в более древних городах. Но бывают случайные радости вроде "Второго луча", "Третьей улицы второй половины" или "улицы Нижняя Колония". Или вот Бармалеева и ее дивное соседство с Плуталовой, Подрезовой и улицей Подковырова тоже радует. Встречаются вполне самодеятельные таблички: улица Лунных Кошек, улица Медных Монеток, как правило, в малозаметных местах, читатели книжек развлекаются. Но вот площадь Большого Восклицательного знака - это было что-то новенькое.

Ёксель вбил ее в гуглокарту, и гуглокарта послушно проложила маршрут, очень знакомый маршрут - до площади Восстания. Решил, что продавец монитора, видимо, выпендрился, заполняя бланк на Авито, но выпендр оказался мемным, общепринятым, и гугл о нём уже, в отличие от Ёкселя, знал. А что, гугл обычно не тормозит, вот знает же он про улицу Лунных Кошек. Про улицу Медных Монеток, впрочем, еще нет, но это же вопрос времени, да и табличку ребята повесили совсем незаметно.

Прокатиться по городу на велосипеде было даже приятно. Дождь к двум часам закончился, стало свежо и прохладно, даже солнце выглянуло, и город выглядел очень даже ничего, мытый, летний. Поехал через Троицкий мост, чтобы не по Невскому. Карта, конечно, проложила ему маршрут через стрелку, да ну нафиг, зачем ехать по проложенному маршруту, если знаешь город хорошо. Да и один мост лучше двух мостов. Прокатился по мокрому Марсову полю, матерясь, полавировал по Садовой и с облегчением свернул у Апраксина двора. Дальше бешеного траффика не бывает. И впрямь: доехал спокойно до Лиговки, вдоль Галереи доехал до вокзала и площади с восклицательным знаком, то есть, с гранитной советской стелой, и только тут посмотрел на карту. Где эта улица, то есть, где этот дом.

А карта уверенно показывала на середину проезжей части: здесь, мол, ваш дом номер пять.
Collapse )
ящерка на границе

мелочи

Внезапно обрела альт-саксгорн, который Вовка Белов когда-то выменял впридачу к Клавитроллю, а потом, видимо, бросил у Бобра, а потом Бобёр тоже умер, а наследник, Вэл, позволил мне инструмент забрать. В племени вещи циркулируют удивительными путями. Но мундштук по дороге где-то потерялся, хотя в вовкины времена еще был, есть фотодокумент. В магазине на Среднем мундштуков нет, говорят, спрос невелик, да, судя по Авито, меня бы и жаба задушила его покупать. Я и без мундштука могу извлечь пару нот, но с ним было бы лучше.

Меня и Валентина опять свалил ротавирус, что-то его в городе, кажись, побольше, чем ковидла. Впрочем, Аська не заболела, но мы и ковидлом болели по отдельности, с большими промежутками. Неожиданное последствие: когда болит брюхо, приятнее всего сидеть на табуреточке и точить деревяшки. Этим я и занялась, за день сделала заказ, за другой день - подструнник для будущей семиструнки. Мы ведь умеем любое дерьмо обратить в ясность пути и сущее чудо.

На нашем проспекте, по другую сторону площади, открылся филиал московского магазина Красный Карандаш. Ну и цены там московские. Когда на том же проспекте, но в другую сторону, есть Арт-квартал и Лавка художника, ходить к москвичам можно только ради несравненной дубовой лестницы на второй этаж. Просто ходить по ней и слушать скрип. По поводу всего остального жаба не просто душит, а пляшет на моей шее. Впрочем, я купила там пигмент для Красок Апокалипсиса, это уже моя обязательная дань. Потому что там был и пигмент в шесть раз дороже, и на его фоне показалось как бы и не страшно.

Рисовать по-прежнему не получается. Кажется, сейчас я могу мыслить только в объёме. Неважно, лепка или резьба: складывать и умножать, равно как и отнимать и делить, способствует уравновешиванию, а плоская графика - наоборот. Размышляю, достаточно ли объёмным произведением может быть, например, платье. Или штаны. Опять набрала прикольных тканюшек, сшить бы что-нибудь. Пока думала, настала внезапная осень и актуальнее стал свитер, а их у меня полно. Впрочем, и платьев тоже.
мордожидовское

опять не еду

Ну что, что бы мне там ни говорили большевики, Израиль начал выпускать своих к нам, но так и не начал пускать нас к себе. Чего-то я вот вообще больше не хочу целовать израильский флаг, как на этом юзерпике. "Г", лоГГика. В чем она?!

Сначала я ждала ответа от мида. Потом я ждала обещанных изменений. Теперь мне вовсе нечего ждать, кроме разве что падения астероида, который покончит уже с этой идиотской цивилизацией (вроде как пропаганда астероидов не запрещена еще?) Но всё равно я хотела бы до того, как он упадёт, увидеться с папой. Моего "мненада" не хватило, чтобы пробить эту стенку, но мне по-прежнему нада.
пиастры

новая реальность

Папа, чтобы как-то скрасить экзистенциальный ужас, подарил мне компьютер.
Кажется, в этом доме впервые появился новый комп, купленный натурально в магазине. Ну, монитор, правда, я только что купила на Авито, так что эксперимент не чистый. Но монитор тоже новый и огромный, им почти не пользовались.

Теперь мне аааааа как просторно! И теперь, настраивая десятку, я сообразила, что у меня появилась реально ценная вещь. До вчерашнего дня любой вор, попав в наш дом, немедленно рехнулся бы от обилия впечатлений, но вряд ли нашел бы что полезное. А теперь да, теперь найдёт. Так вот ты какая, взрослая жизнь.

Этот чувак оказался сексистом :( Я битых полчаса перетыкала hdmi-кабель в разных положениях, а воткнуть его правильно удалось только Валентину, хотя это положение я тоже пробовала. Переключила гаду свет на голубой. У него на морде светящаяся полосочка и специальная кнопка для переключения режимов свечения, кажется, мы купили мне крайне дорогую новогоднюю ёлочку.

Самое смешное - это инструкция. "Современные устройства чтения компакт-дисков имеют высокую скорость вращения привода. Это предъявляет высокие требования к механической прочности компакт-дисков, используемых в них." Очень мило. Сидирома в нём нет вовсе, носители исчерпали себя, зато usb-портов восемь штук. "Перед транспортировкой извлеките гибкие диски (дискеты)..." Извлечь что?! "На лицевой панели ПЭВМ расположены основные элементы управления компьютером: приемные устройства носителей сменных дисков, разъёмы для подключения внешних устройств и индикаторов активности". Ха. На лицевой панели у этого чувака - светящаяся полосочка, о приемных устройствах он не слыхал вовсе. Короче, запоздала ваша инструкция лет на сто.

Ситилинк еще и вымутил мне страховку квартиры, где комп будет стоять. Ну, как же, они дают гарантию на три года, а если на квартиру упадёт метеорит, может неловко выйти. Вымутили так: пробили скидку по карте постоянного покупателя, а на разницу сделали страховку. Не знаю, нормально ли это, вот так без спросу наносить добро и причинять пользу. Никогда не покупала ничего нового и дорогого. Кстати, метеорит реально входит.

Теперь еще хорошо бы спасти свой архив, я этим займусь. Хорошо, что соцсеточки хотя бы синхронизируются.

Ох, надеюсь, на этом тег "война с компом" утратит актуальность. Хотелось бы хотя бы в ближайшие годы без войны.

Папе спасибище ваще. Но я, в принципе, понимаю, почему он это сделал. Дарить подарки духоподъёмнее, чем получать, а ему сейчас любая духоподъёмная вещь в кассу.
девушки

Странный день

Просыпаюсь днём, а сообщество моей музыкальной группы взломали. Странным образом в админах оставили Лёху Достоевского, он на острове, но с интернетом, так что он дело спас.

Сложный способ пополнить баланс телефона мелочью: дойти до ближайшего кофейного автомата, закинуть в него 80 рублей, обнаружить, что стаканов нет, позвонить в обслуживание, получить себе 80 рублей на телефон.

Бесконечно уважаю строителей ДК Ленсовета: там столько народу может спрятаться от дождя! Эти люди знали, что такое Питер.

Внезапно отличные овощи оказались в магазине "Шок". Мы на нем уже поставили крест, а он к нам ближайший, а мы ходим в "Перекресток" у Каледона, и там все приметы кризиса. Кто бы ожидал, что тут всё окажется так хорошо.

Обратно шла через садик, залезла в куст, чтобы в тени проверить, не произошло ли в наших сетях еще какой странности; и тут на площади у памятника мужики врубают на телефоне "Тум-балалайку" и начинают ее хором петь.

Покупаю в аптеке цитрамон в лесные запасы, оказывается 60 рублей. Это совершенно непредсказуемо: цена день ото дня меняется, а цитрамон у нас многие жрут, ну, информационный перегруз, головы трещат. На коробочке написано 76 р. И впрямь каждый день цена меняется.

Меня спрашивали, как мы тут в Питере живём, если вечером не знаешь, кем проснёшься утром. Ну, вот так как-то и живём.