Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

девушки

чтение по дороге

Ездили в Икею за светильниками, говорили по дороге о белых пОльтах. А всё потому, что у меня была с собой книжка художника Кочергина, который учился в СХШ в пятидесятых, и написал книгу о городе того времени. В основном это маленькие отчеты о жизни городского дна: инвалиды войны. Беспризорники. Проститутки. Шалманы, толкучки, тупики, переулки, вражда между Васькой и Петроградкой (современные белые пОльты, ратующие за чистоту и культурку речи, не представляют себя, до какой живости речи доходил город всего-то лет семьдесят назад). А потом случился пятьдесят четвертый год, когда всё городское дно упаковали и развезли по отдалённым русским монастырям, кого на Соловки, кого под Новгород, кого на Вологодчину. У нас же культурка, у нас же не должно быть ничего некрасивого. В общем-то, белое пальто стирают при помощи чёрной неблагодарности. Это же были не просто инвалиды, а герои войны. В общем, по дороге мы как только не склоняли это белое пальто, находя особенное удовольствие в эрративах. Приезжие, протестующие против "Васьки", "Петроградки" и "Питера", не особенно нас задевают, снобизм же классический, но есть и более местные, пытающиеся убеждать еще более местных, что, мол, в Ленинграде таких вольностей не позволялось, и тут, конечно, хочется кое-что им процитировать. К примеру, объяснить, что такое "Дунькино отродье".

Книга офигенная. Это же время детства моей мамы, разве что к 54 году она была еще слишком маленькая, чтобы запомнить этот момент. Так что мне особенно интересно. Проблема с книжкой в моём велосипединге: я же почти не езжу в городском транспорте, а всё остальное время постоянно что-то мастерю или стримлю, когда тут почитать спокойно. В результате ехать куда-то со мной - тоже проблема: я читаю, и время от времени вслух.

После всего этого мы купили не ту лампу. Заболтались. Придётся теперь менять.

Но зато у нас теперь есть очень удобная лампа для рабочего стола. Мы планировали две, для выставочной части и для работы, и с выставочной-то и дали маху. Ну, ничего, как дали, так и возьмём обратно, желанная лампа всё еще нас ждёт.
фигушки

катится вниз

По-прежнему не могу писать ни о чем актуальном, потому что тянет дальше шпарить матом, а неловко как-то. Хотя жежешечка-то за это не банит.

Интересно: в литературе довольно часто встречается сюжет, когда в мире всё очевидно идёт по пизде, а источник большой лажи где-то вовне. Трещина в мире мёртвых, как у Ле Гуин. Или Черный замок, пробравшийся в Сад, как у Егорушкиной. Потом шаман (колдун, главный герой, второстепенный герой) пробирается к источнику лажи, закрывает собой трещину, останавливает маятник, производит еще какое опасное для жизни действие, и всё налаживается. И вот сейчас у меня ощущение, что мы вляпались именно в этот сюжет. И весь милый сетевой виктимблейминг типа "а что же вы ничего не сделали для своего спасения" не имеет вообще никакого отношения к реальности, потому что истинные события происходят где-то в реалиоре, и здесь рыпаться смысла нет. Всё, что способно к движению, катится вниз, гравитация - неумолимая сука, пытаясь выпутаться из адских силков, только сильнее запутаешься; надо дождаться, пока оно перестанет валиться (потому что валиться будет уже нечему), и тогда уже искать выход. А то ведь в этой пыли и мути и не видно, где он может быть.

Хотя, не исключен тот факт, что это моя депрессия ищет оправдания моему нежеланию делать хоть что-нибудь.
Но это нормально: в шаманистическом мировоззрении не только у событий есть более одного объяснения, но и у случайных мыслей тоже.
камлать-колотить

приснилось

Когда доделываешь две работы разом, достаточно отпускает, чтобы поговорить со своим подсознанием. Ну и приснилось же мне по этому поводу! Очень давно снов не запоминала, слишком была заморочена реальностью.

Снится мне смена в Лесу, и в процессе я мучительно пытаюсь разобраться, что же это за день. Не понедельник. Пятница была вчера, суббота завтра, почему я на вахте, и что это за чертов день?! Народ в Лес постепенно набирается, и ведет себя странно. Какие-то ребята прорываются в подсобку и начинают там что-то мастерить. Я пытаюсь их оттуда выгнать, а они не выходят, и даже занавешивают дверь изнутри здоровенным куском брезента. Всякий раз, выныривая из подсобки, я обнаруживаю в Лесу всё больше народа, но им не тесно, потому что Лес растёт. Правда, у меня зарастает пространство за баром, и мне не дотянуться до чайника и бортжурнала. У Леса появляется вход прямо на фасаде, терраса, спуск к воде и обводной ров. Я дотягиваюсь до журнала и пытаюсь всё-таки как-то вести учёт народа, мы всегда это делаем, и за это время кто-то выносит из подсобки всё, делает там ремонт и раскладывает здоровенный футон, на котором уже кто-то валяется. Я в ужасе выбегаю из Леса посмотреть, как он теперь выглядит снаружи, и за эту минуту ров замыкается и Лес остаётся на острове. Лес окружён лесом, по нему плывет двадцать русалок правильной колонной, одна из них подхватывает меня и летит со мной в Лес, обещая, что на следующие сутки у нас останется. Теперь у меня в Лесу уже человек тридцать и русалка. Не знаю, как ее записывать. И тут приходит Кса и приводит с собой еще четверых, один из них какой-то гениальный поэт, в пространстве сна я с ним знакома. В конце сна я выясняю, что из-за того, что у нас появился дополнительный день, прорвало варп и нас пристегнуло к пространству сказки, вроде как "Золушки", но это не точно, потому что реальность сказки тоже постмодерническая. И русалка у нас в качестве якоря или заложницы.

Что я тут могу сказать? Благополучие Леса съело мне мозг. А еще русалки. Но мне еще нужно как-нибудь очень хорошо отдохнуть, чтобы попутешествовать во снах по пространствам, не связанным ни с тем, ни другим. А как тут отдохнуть, когда Хельсинки недоступен.
девушки

Читаем книжки, мир отвечает

Начитываю сейчас в каледонских стримах "Настоящую принцессу и снежную осень" Егорушкиной. Дошла как раз до самого интересного: до института хранительства и ритуальных действий, которые должен совершать хранитель, чтобы охранять город. В частности, герой уже прошел под городом под землей и поговорил с крысами. У меня про это есть байка: однажды я встретила на Бармалеевой улице среди ночи у помойки толпу крыс и сказала им "Тайна, долг и договор", а это и есть ритуальные слова хранителя в книжке, потому что мне нужно было пройти. А крысы остановились и все, как одна, уставились на меня. То ли авторское прозрение (или созидание) правильных слов, то ли крысы не чужды художественной литературы.

Я рассказываю эту байку на стриме, завершаю стрим, и в этот момент в Лес заходит живая крыса. И выходит, проскользнув у Кошки между лап. Кошка как-то не возражает.

Кажется, эта крыса тоже не чужда художественной литературы и не могла не прийти на зов. Страньше всего в этой истории поведение Кошки. Похоже, она завела себе не только нас, но и крысу для игр!

девушки

часы с совой и другие штуки

А это вот текст из позапредыдущего хопа игры. Предыдущий я пропустила, потому что вертолёты были в моей голове и насморк в носу. А теперь даже хватило и на текст написать, и к себе перевыложить. Потому что хочу, чтобы эти маленькие белые следы были и у меня. Кроме того, оба текста оказались приблизительно на одну и ту же тему, что, в общем, и не страшно, учитывая, что это всё фактически одна и та же книжка.

- А если повернуть эти часы лицом к стене, у нас будут часы с дятлом, - с сомнением сказал Ёксель.

- Стены-то войлочные, - покачала головой Яна, - дятел увязнет.

Часы достались в груде всякого другого. С тех пор, как Ёксель снял себе мастерскую в новом лофте на Васильевском, она немедленно начала наполняться странным: посудой в форме драконов, трехногой мебелью, пиджаками былых эпох, коробками с пуговицами, кривыми подрамниками. Лофт Ёкселю достался совсем пустой: голые бетонные стены, даже дверь пришлось навешивать самим, пыльное окно и железные балки потолка, а больше в помещении ничего и не было. Ну да ничего страшного: лофт быстро оброс благодаря добрым людям и сообществу "Страшные вещи". Например, переноской электричества в этой мастерской работала ярко-розовая свинья, вся покрытая пятачками. Стены Ёксель обнёс конструкцией из бруса, надеясь потом навесить на нее что-нибудь художественное, по мере появления материала, и тут девочек унесло в войлок, и все как безумные принялись валять из цветной шерсти абстрактной формы войлочные коврики и набивать их на стены в случайном порядке. Все мечтали о ковре, но для ковра надо было собираться всей компанией и валять его прямо на месте, а до воды в лофте надо было идти до конца коридора, да и вода там была только холодная. А потом ковёр и вовсе потерял актуальность, потому что мастерская заполнилась странными предметами. Кубометр книжек. Коллекция резиновых троллей, среди которых были раввин, католический священник и друид. Половинка ванны, отпиленная болгаркой и обёрнутая монгольским одеялом. Огромный рулон крафтовой бумаги, закатывать который пришлось втроём. И, наконец, собственно мольберт Ёкселя, ради которого всё и затевалось - затиснутый в угол и забытый, потому что Ёксель который день сидел с книжками и скотчем и заворачивал книжную лотерею.

Запланировали на выходные акцию: раздачу страшных вещей с лотереей. Потому что мастерскую надо отбивать, а от вещей избавляться. Всё случилось спонтанно: сначала Ёкселю пришлось нарисовать в темном дворе бычка, а потом оказалось, что не рисовать не получается, и всё завертелось. Из ниоткуда нарисовалась компания милых сумасшедших девушек, войлочные стены, начались акции, перфомансы и жертвоприношения. Никто не ожидал, что жертв будет так много, и что некоторые из них будут такими сложными для осознания.

Накануне девочки разложили предметы по категориям: отдельно одежду (некоторая с тремя рукавами), отдельно книжки, отдельно всякие неопознанные металлические детали, из которых при желании и при наличии болтов можно было бы собрать звездолёт, но пока никто не собрался, отдельно игрушки, из которых уже отчасти что-то собрали. Теперь Ёксель решил завернуть уже всё, что подвернётся, помечая обёртки намекающими картинками. После первой сессии с обёртыванием скотча в мастерской практически не осталось, пришлось купить эпический совершенно рулон, чтоб уж точно хватило, и целую коробку простых черных маркеров.

- Ладно, я пойду, - раздался голос Яны, и Ёксель с недоумением осознал, что Яна всё еще медитирует на часы, а его самого, кажется, унесло в бескрайнее море крафта и скотча. - Ты тут на ночь, что ли, остаёшься?

- Никакого смысла совершать ошибку и выходить из комнаты, - покачал головой Ёксель, - и вообще давно хотел тут переночевать. Тут такой лабиринт.

- Ну тогда пока.
Казалось бы, Яна последние полчаса молчала и не подавала сигналов, а без неё всё сразу изменилось. Сразу ощутилось молчаливое пустое пространство лофта, его темнота, гулкость и одиночество. Ёксель встал, поплотнее закрыл обитую войлоком дверь, обошел мастерскую по периметру, а потом всё-таки забил гвоздь в то место стены, где, как он помнил, точно была балка, и водрузил на гвоздь ходики. Оттянул чугунную шишку вниз, завёл ходики прицепленным к шишке ключиком. Ходики послушно затикали, и это немножко спасло обстановку.

Ёксель вернулся к своему занятию. Хотелось всё запаковать до того, как Марсианка принесёт картины. Да, выставка тут тоже планировалась, и Ёксель предпочитал не думать, какими будут эти картины, учитывая, что нарисовано у Марсианки на ботинках. Неважно. Главное, освободить ей место, а дальше пусть всё идёт, как идёт.

И тут оказалось, что у ходиков есть дополнительное свойство: они заставляют напряженно ждать, когда же выскочит кукушка. Полночь Ёксель уже пропустил: завёл часы в ноль десять. Была небольшая надежда на половину первого, но это не у всяких ходиков бывает, а в час будет всего одно ку-ку. А кукушку разглядеть хотелось.

Понял, что, ожидая кукуканья, никак не может сообразить, какой картинкой пометить книжку Дейла Карнеги, и сидит с ней уже десять минут. Отложил книжку и маркер, еще десять минут ходил из угла в угол, потом споткнулся о коробку с фигурками из киндер-сюрприза, еще десять минут разглядывал фигурки, а потом расставил их по подоконнику. В той же коробке нашлась пачка зубочисток и маленькие квадратные бумажки. Человек, притащивший коробку, говорил, что это заготовка для мимимитинга, но не объяснил, что это значит - Ёксель, охваченный нервозностью, теперь понял это сам. Конечно, на квадратиках следовало написать лозунги, наколоть квадратики на зубочистки и вручить персонажам мультфильмов, индейцам и медведикам для провозглашения. Мыслей особенных не было: для много буквенных лозунгов маркер оказался слишком толстым, так что Ёксель написал на бумажках всякое: "Ы!" "Это моё Я" и много раз "Ку-ку". Да когда ж она кукукнет, зараза такая, сколько ж можно ждать!

Теперь их надо было расставить как-то посимпатичнее, и вот этим неожиданно так увлёкся, что, когда раздалось уханье, как-то не сообразил, что это вообще было. Уставился на часы, но дверца уже захлопнулась.

- Эй, - сказал часам, - где куку? Почему угу?!

Подошел к часам, осторожно подковырнул ногтем дверцу. Действительно, внутри сидела маленькая сова с глазами-бусинками. Потыкал в неё пальцем. Надо же, действительно сова, не то чтобы очень реалистичная, но вполне узнаваемая!

Познакомившись с совой, Ёксель расслабился. Ну, сова, подумаешь. Не страньше свиньи в розетках или валяных зверей с человеческими зубами. Вернулся к заворачиванию книжек, назаворачивал за час целую пачку, и с рисованием намёков сложностей не возникло. В два часа сова послушно ухнула дважды.

Так и не понял, чем в удивительных ходиках достигается ухающий звук, но плюнул, потому что начало клонить в сон. Сложил себе кровать из пожертвованных кособоких пальто, завернулся в монгольское одеяло, подложил под голову мятую красную войлочную треуголку, дотянулся до лампы, повышенной из настольных в напольные, хлопнул по кнопке.

Оказалось, не так-то просто заснуть на новом месте. По балкам потолка метались световые квадраты, казалось, кто-то ходит, что-то шуршит, хотя ходить и шуршать было некому. Так и валялся до трёх часов, когда сова заухала, захохотала, вылетела из часов, сделала круг по мастерской, присела на пакет чипсов, сжевала одну чипсину, хлюпнула чаем из ёкселевой чашки, сделала еще круг по комнате и вернулась в часы.

- А, ну да, - сонно пробормотал Ёксель, - ты же сова. У тебя же сейчас самый пик активности.

И уснул - а утром до прихода Марсианки с картинами пришлось спешно оттирать пол от птичьих погадок и маленьких белых следов, похожих на руну Альгиз.
колдуем помаленьку

вечернее чтение

Начала читать в прямом эфире "Школу в Кармартене", и что-то так это зашло, что, видимо, рано или поздно начитаю ее вслух всю.

Читать пришлось, правда, с телефона Валентина, потому что мой транслировать отказался. Сегодня всё через пень-колоду: гугл вон было сломался, сломалась новая кассирша в фикс-прайсе, сломалась работа одной из наших каледонских леших; вообще-то, я ожидала и в наших краях какой-то жопы, потому что, хоть у нас затмения и не видно, а в головах-то оно почему-то всё равно происходит. Небесное тело, экранирующее солнце, как-то всё равно действует. Но, видимо, не в нашей вселенной: в Каледоне всё как раз было хорошо. Я даже о поломке гугла узнала только из новостей.

Вот, кстати, новости не надо было читать.

А телефон заглючил только после закрытия. Так что всё, что было в моей власти, то есть, время работы Каледона, я продержала нормально.

А вот читать потом новости... Вот эта вся переполненная враньём документалистика - от неё таблетки надо принимать в виде фантастики и фэнтези. Жалко, что и авторы фэнтези часто щедро сыплют в текст какие-нибудь манипуляции - для саспенса, для подогрева сюжета, жри стекло, сука, да мало ли для чего - поэтому я так гоняюсь за вторым томом "Тяжелого света Куртейна" и так люблю "Школу в Кармартене", где герои вынимают ангст и саспенс даже оттуда, где он изначально был.

Тут ведь даже дело не в фактах. Факты я и проверить-то не могу. Дело в лексике. Манипулятивная лексика силы отнимает, когда по одному строению фразы понимаешь, что тут враньё, манипулирование или отмазка вора. А хорошие писатели таких штук не делают. История может быть полностью нереалистичной, да у них там вообще Пифагор и Мерлин в одной школе преподают, а вранья и манипулирования в ней не будет.

Пойду пока глазами перечитаю. Следующий стрим у меня только через неделю назначен, разве что не выдержу и застримлю внепланово.
фигушки

хаос нарастает и в мелочах

Заказала в Лабиринте еще одну книжку в картинках в нашу коллекцию. Вроде как обещали в декабре, это был предзаказ.

Тут пишут: заказ передан на комплектацию. Ориентировочная дата доставки - 1970.
11 декабря.

Не знаю теперь, в какую сторону ждать.
девушки

книжек дают! Правда, электронных



А в электромагазине Макса Фрая "ТСК.Зеленый" появился, второй том! По идее, если тыцнуть тут в картинку, можно прямо в магазин попасть и книжку купить.
Там, кстати, Чашек Фрая аж 500 штук.

Я, правда, злюсь, что мне бумажную не дают. Ну вот что им мешает? Пока, вроде, в наших краях везде карантин-лайт: ну, комендантский час в барах и фудкорты закрыты, но всё остальное вроде как работает. Ребята печатают книжки в полночь в фудкорте торгово-развлекательного центра?! Я чертов коллекционер, осёдлый, как статуя Чингисхана, мне есть куда книжки ставить! И очень уже хочется.
ааа!

как оно

Слишком много всего происходит сразу! Собиралась вчера сделать что-то по дому, вместо этого весь день занималась админкой вконтакте и отвечала на вопросы. Как, например, ухаживать за верблюжьей шапочкой? Ну да, если я продаю шапку задорого, я должна выдать к ней полную инструкцию каждому встречному. И не сделаю ли я другую такую, но с перламутровыми пуговицами?
Два дела совпали полностью: занятия класса резьбы и музыка.
Для тайного фестиваля тайцзицюань выдали гору реквизита на оформление.
Проспала и забыла про оплату аренды Леса, только начала возиться с перестановкой кухни на зимнее расположение, как пришлось бежать в Лес с деньгами; оказалось, что моё отделение сбера закрылось по причинческим технинам, и работает один банкомат из трех, и очередь.
И тут бро пишет и предлагает почитать книгу Зоhар, и обсудить ее потом.
А почтенная шифу предлагает написать китайскую сказку в стиле Пу Сунлина для того же фестиваля.

А я в этот момент вернулась и разбираю на столе кучу притащенных мне штученек для рукоделия, на которое нет времени, и думаю "Ну всё, чуваки, дополнительные вбросы - за дополнительные деньги".

И тут приходят дети и просят оценить стиль их перевода мульта. По артикуляции там влезает еще слово, его надо оценить. Тоже дополнительный вброс, между прочим.

А кошка оценивает разобранный стол, находит на нём остатки яичной мацы и начинает ее жрать. Еще и кошка у меня еврей.

И ведь нельзя сказать, что от всей этой суеты мне не хочется какой-нибудь другой суеты! Хочется: дорисовать неделю инктобера, чтобы у меня всё-таки было тридцать акварельных открыток; сшить клетчатые штаны на зиму; сшить брезентово-кожаный рюкзак в стимповом стиле; нарезать магистров; сделать полку для вешалки в прихожей и сложить туда платки; разобрать мастерскую, извлечь из нее ширму и обить сукном для звукозаписи детей; написать овальную картину про дирижабль; хорошенько погулять. Когда-нибудь. Когда-нибудь.
девушки

(no subject)

Бывает нечего написать, когда происходящие с тобой приключения сразу засовываешь в художественную литературу. Ну и как их потом рассказывать? В литературе они всяко лучше выглядят.

Правда, иногда приходит ответочка. Чтобы не запутаться в некоторых фактах, я перечитывала тексты про городских шаманов, дошла как раз до фестиваля и триад, и тут приходит наша подруга Анька Достоевская и сообщает, что ей нужны бумага, ножницы и зелёное. А я как раз в этот момент смотрю на запрос "ящерицу, ножницы и омлет", и так мне становится хорошо. Сначала придумывать людей, а потом с ними знакомиться я уже пробовала; теперь можно сначала придумывать мемы, а потом встречать их в жизни.

А еще я рада, что всё-таки нашла в тексте место для апокалипсиса-зомби.
Ну и ктулечки всякие на меня сразу посыпались в виде мемов. Это, видимо, потому, что мы с Леечкой хорошо в паре сыграли.