kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

Эйлат как способ познания

В Эйлат мы, можно сказать, пробились, как в какой-то квест. Когда препятствия на каждом шагу, потому что квест. Но в здешних священных краях многие проблемы решаются чудесным образом.

Например, на автовокзале мы узнали, для чего нужен раввин. На первый автобус в Эйлат мы не успели - билетов уже не было, хотя автобусов этих на линии три. Сели ждать следующего. Я пошла в туалет, платный, с шекелевым турникетом. Перед турникетом очередь: какой-то старик раз за разом кидает шекель, а шекель к нему возвращается. Что-то не срабатывает. Подходит раввин-не раввин, в общем, цадик какой-то в длинном лапсердаке, шляпе и бородище. Говорит что-то в смысле "ну кидай уже", тыкает в автомат пальцем, и автомат чудесным образом исправляется, принимает монетку, открывает турникет. Вот так-то.

В автобусе мы узнали, как здесь взрывают автобусы. Для этого не нужно взрывного устройства, нужна только группа израильских подростков с плэйером и кто-нибудь нервный. Всю дорогу они очень громко выбирали музыку, подпевали, подхлопывали - но выбрать не могли; ни одну композицию не прослушали до конца. Это безумно раздражает! Если бы я не ехала в рай своей мечты - так взорвалась бы, что костей не соберешь.

Приехав, мы узнали, что градусы как таковые ничего не выражают. Там было +39 - и это было ни капельки не жарко. А на берегу так и вовсе холодно, и мне наконец пригодилось мое индейское одеяльце. Мало того, в жарком-жарком Эйлате пригодилось оно мне дважды, на берегу и потом, ночью, когда оказалось, что эйлатский кондиционер - это страшная сила, а я не знаю, где он регулируется.

Красное море - наше любимое. По сравнению со всеми другими знакомыми морями оно очень человекоориентированное, особенно в северной своей части, не знаю, как там дальше. И то, что оно вот так лежит практически в обнимку с городом, очень настраивает этот город на дружественный лад. Райское местечко.

В первый день мы два часа из моря не вылезали, несмотря на то, что это был городской пляж, без кораллов, но со спасателями. Даже странно, когда вот так вот плещешься тут в прохладном море, а в двух шагах - базар, всякая городская жизнь, торговый центр там и все такое.

Переночевали мы, как оказалось, в доме с черепичной крышей. Ну, это не тот, конечно, милый игрушечный домик, на которые я тут засматриваюсь; это похоже, скажем так, на хрущевку. Но с черепичной крышей. Меня тут переклинило на черепичных крышах. Лена, мама Веры slonopotamchik, очень милая и общительная. Но из чтения мы в доме нашли только русскоязычную Тору; а без чтения вслух перед сном мы и заснуть-то не можем.

В общем, мы читали начало истории Моше, и спасибо, что рав Шломо никогда не услышит моих комментариев.

При внимательном прочтении оказалось, что большая часть сказки о Моше известна нам, вероятно, из Талмуда. Потому что в Торе как таковой подробностей мало, и все они повторяются многократно. История написания этой книги представляется нам так: сидит старик, предположительно Моше, с папирусом и кисточкой. Причем, кусочки папируса маленькие, потому что со всего народа собирали. И ищет наилучшую формулировку. Листки, признанные неудачными, он отбрасывает; а из-за угла выглядывает Аарон, который все это аккуратно подбирает и подшивает в свой свиток. По крайней мере, текст так выглядит. В общем, благодаря многочисленным повторам, как снотворное сработало. Несмотря на мои комментарии.

На следующий день мы, как нам посоветовали, поехали на пляж "Принцесса", чтобы плавать над кораллами.

И так мы наплавались над кораллами, что у меня обгорела вся филейная часть. Аська пострадала меньше, потому что больше прыгала в воду с мостков, да и кремом я ее обмазала неплохо. А я люблю смотреть; так что я пять часов кряду плавала с маской и трубкой, разглядывая всю эту красотищу. Я видела осьминожку, который дал по морде рыбке, потянувшейся к его убежищу. Я видела рыбу в клеточку, рыбу в полосочку и рыбу в веснушках. Я плавала в стае полосатых рыбок, совершенно моим присутствием не обеспокоенных. Мы выходили ненадолго и снова лезли в воду. Я сразилась с бычком. Аська советует убрать из этой фразы уменьшительный суффикс, чтобы сильнее впечатляло; но правда состоит в том, что бычок был размером с мой указательный палец, и отомстил он мне совершенно по-человечески: я на него чуть не наступила рукой, взбираясь по лестнице на мостки, и он, дождавшись там ноги, меня в эту ногу укусил. До крови, между прочим. Опасный хищник в восемь сантиметров длиной :) Потом на эту ранку сбежались другие, те, кого Аська назвала "психоделическими рыбками": такие в полосочку - нежно-салатовый с истошно-лиловым. Но эти как раз зубами не кусали, а нежно ощупывали. Я поплавала там по кругу с рыбой-иглой, которая зачем-то забралась на мой этаж воды; обычно-то они плавают по дну на глубине метров трех-четырех. Сбоку видны ее зубы. Зубищи такие! И эта рыба тоже цветная, синеватая, с неоновыми полосками. Хотела показать Аське зеленую рыбу, в полосочку сзади и в веснушках спереди, но не успела. Рыба в отличие от нас не ограничена буйками. Я видела белоснежного угря; угорь - крутой. Или это была мурена, в общем, что-то из этих, змеевьющихся. Видели одну из этих шипастых рыб, что лежат на дне, и на которых нельзя наступать. Странное дело, вот как надо прятаться: ее не заметишь, пока не наткнешься на нее, а, когда наткнешься, выясняется, что она очень-очень яркая, контрастная, заметная. У нее стоит поучиться.

Если мы еще когда соберемся, на что я очень надеюсь, надо будет озаботиться боксом для фотоаппарата. А то я обзавидовалась. Какой-то хмырь противный с брюхом и снулыми глазами снимать под водой может, а мы - нет! Это обидно.

В общем, неудивительно, что с такими красотами я вся обгорела. Вода отлично пропускает солнце, недаром целая толпа рыб прячется в тени под мостками.

Когда находишь заново точку внутреннего равновесия, все начинает получаться очень спокойно. Мир подсовывает под руку ровно то, что нужно. Так, отчаявшись дождаться, когда Аська вернет мне ласты, я наткнулась на торчащие из мусорного бачка точно такие же, помыла их и воспользовалась. Кажется, что этот бачок даже подлез мне под руку, чтобы обратить на себя внимание. Да и потом на автобус до центра и автобус до Тель-Авива мы пришли вовремя, не торопясь и не ожидая особенно. В правильный ритм вошли. У автовокзала нашли содомское яблоко, ту самую траву, от которой Аська везла плод из пустыни. Убедились, что это действительно не дерево, а трава, а то до сих пор не верили, та, у Мертвого моря, выглядела очень древообразной. Посмотрели через дырочку, какие эти яблоки внутри, когда они еще висят на ветке. Там внутри не то вата, не то паутина. Наше яблоко вскоре раскрылось, внутри обнаружилась гармоничных очертаний шишечка, упакованная в семена; по мере высыхания семена начали разлетаться, и я увязала их в пакет, может быть, попробую прорастить. В процессе высыхания я его фотографировала, а показать не могу: выглядит неприлично. Ну, содомская же, в конце концов, ей положено. В общем, это тоже был чудесный подгон, с кустом содомской яблони, потому что я очень хотела убедиться, что это действительно трава.

На обратном пути, не успели мы обрадоваться, что ночь в пустыне и тихо, снова начались израильские подростки. Эти, правда, дослушивали музыку до конца, но тоже подпевали, причем, голоса у них были, особенно у одного, а вот слух - не очень-то. И так раздухарились, что уже на входе на автовокзал в Тель-Авиве все еще продолжали петь. Четыре часа без остановки.

На прощание я наснимала для Аськи кучу гор на закате. Не знаю, пригодится ли, но дитя очень просило. Еще бы и рыжую луну, но луну сфотографировать мыльницей из автобуса совершенно нереально. В сумерках видно, что это не настоящие горы. То есть, субъективные, а не объективные. Объективно они ниже плоского Питера; я слышала, что в горах становится темно очень быстро, но здесь, вокруг Мертвого моря, не так. Солнце давно уже село, но сумерки тянутся, и тянутся, и горы на иорданской стороне переползают из розового в лиловый, из лилового в синий, а потом вдруг откуда-то озаряются оранжевым, хотя солнца давно уже не видно, и небо уже совершенно темное. Потрясающие световые эффекты. Но, когда мы доехали до самого красивого места, горного перевала, было уже окончательно темно.

А автобус приехал раньше на сорок минут. Ну, это типичное "раввин помолился, и настал сплошной четверг". Очень хотелось приехать пораньше, потому что папа устроился на работу с ранним подъемом, а встречать нас надо было в пол-первого. Когда ты в равновесии - все удается как и когда надо :)

К сожалению, чувство равновесия на дороге не валяется.
Но мы над этим работаем.
Tags: обетованная, путешествия
Subscribe

  • 10.10.2020: типа отдых

    Поскольку погулять не было времени буквально всю осень (урывала себе разве что небольшую паузу у заброшки под мостом перед классом резьбы), решила,…

  • на диком западе

    Это был дикий запад Карельского перешейка. И это был мой четвертый опен-эйр в этом месяце. Как только стало можно хотя бы опен-эйры, все с цепи…

  • скатались на озеро

    А потом, после отпуска, мне понадобится еще один, чтобы отдохнуть от отпуска. И это мы еще не всё сделали, что хотели! А если бы всё? Зато съездили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments