kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

от Иерусалима дальше в пустыню



"Обло пожаровать!" - сказал нам Старый Иерусалим.
Накануне поездки мы бесцельно бродили кругами по Старому городу, подбирали бусинки, покупали бусинки, собирали надписи на стенах. У храма Гроба Господня, к которому мы тоже вышли дважды с разных сторон, например, написано русскими буквами на одном из камней "ГЛО", и стрелочка в сторону эфиопской церкви.
На следующий день Печкин повез нас в пустыню.



Начали мы с Кумрана. Сходили в музей, посмотрели кино. Забавно, что в кино рассказчик - а кино, конечно, полухудожественное, то есть, рассказывает как бы один из членов общины кумранской секты, один из авторов тех рукописей - пишет на замшевой стороне пергамента, как сейчас и принято писать, скажем, Тору, нам в аськиной школе рассказывали. А выставленный в музее фрагмент рукописи написан на кожаной стороне. Может, это и неважно совсем, но как бы иллюстрирует достоверность реконструкции в этом ролике. Ну, ничего страшного, зато начинается ролик с потрясающего полета на параплане над каньонами.

Я фанатка пустынь. Все эти вади вызывают у меня душевный трепет и такую же жадность, что я чувствую, скажем, видя большое количество подходящих материалов для работы. С самого первого раза в Израиле я мечтала спуститься на дно какой-нибудь вади, словно ожидают меня там невиданные чудеса.

Вот, например, Вади Дарга.
Мы ехали туда по жуткой грунтовке, и это уже было замечательное приключение. Печкин и зеленая машинка - оба герои и молодцы, потому что середину этой грунтовки пересекала расщелина, которую удалось преодолеть два раза легко, хоть и не без душевного трепета, но ни разу не забуксовав.

На подъезде к началу тропы огромными буквами методом рисунков пустыни Наска на холме крупными буквами написано HELL.

В начале тропы стоит щит, на котором подробно расписано, как эту тропу следует проходить. Иметь с собой 30 метров веревки. Иметь по 5 литров воды на человека. Не брать с собой детей. Дальше мы читать не стали, потому что веревки у нас не было, ребенок был, и воды было 10 литров, а не 20. Но ребенок был прекрасен и органичен и не пищал ни разу, веревка не понадобилась, и воды хватило даже на полив головы на выходе с маршрута.



Чем ниже, тем светлее становятся камни. А дно - совсем белое и гладкое, вылизанное зимними потоками. Камни тоже загорают на солнце, как и мы. И говорят, как и мы. Ветер в камнях поет, как вода; всю дорогу я пыталась прислушаться, чтобы определить направление к журчащей воде, а "вода" была повсюду, и была движением воздуха в камнях. Там очень тихо. Пустынные ласточки посвистывают, шершни жужжат, ветер журчит в камнях; вот и все звуки.



На повороте сухой реки вода проточила себе в этом белом камне ямы и желоба, и кажется, что это что-то мягкое, вроде глины - или бывшее мягким, как цемент, например. А камень наоборот твердый очень, гладкий, кремнистый какой-то.



Передохнули по дороге в такой полупещерке, вроде навеса. Тень в горах - это счастье. Не хотелось вылезать, жалко было идти назад, и мы просидели там довольно долго, и к нам прилетали ласточки и шершни на нас посмотреть. Нечасто у них, видимо, такой аттракцион. Хотя тропа там нахоженная, на спусках и поворотах камни отполированы руками и ногами.



Растут там, Печкин сказал, каперсы. Эта вот голубая марсианская травка. Колючая, как сто чертей. Почти везде мы ее обходили, но, чтобы долезть до дна, пришлось таки пролезать через куст. Правда, после купания в Мертвом море все мелкие царапинки моментально зажили.



И вот мы героически добрались туда, куда хотели - на самое дно каньона. Ну, практически дно. Ниже Аська не полезла, потому что там только вот такое:



Все, что осталось от вешних вод: какая-то зеленая жижа. Вот так идешь, идешь к воде... Ад, правильно написал на холме тот неведомый коллега перехожий. Но самый прекрасный на свете и удивительный ад.

Там, на дне, такие же особенные звуки, как, скажем, в Каменной реке на острове Гогланд. На первый взгляд безжизненность и тишина, но, стукнув камнем о гладкое ложе сухой реки, слышишь, как звенит скала и вибрирует каменный окатыш у тебя в руке. Это жизнь, настоящая, не хуже нашей, но слишком медленная, чтобы мы могли признать ее таковой. Чтобы говорить с камнями, надо очень сильно замедлиться и не отвлекаться на глупости.

И мы пошли обратно. Тропа, промаркированная черно-белым маркером, продолжалась и дальше, но ведь и обратно нам пришлось бы пройти столько же, а Аська уже начала уставать. Да еще и "скала кубиками" дала ей по голове. Рядом, в пределах человеческого роста, камни выглаженные и округлые - и камни угловатые и острые.



А еще там везде живут какие-то мелкие существа.



Наша планета не хуже мира звездных войн: у нас всюду жизнь. Там, где никто не бегает и не занимается фотосинтезом, камни живут и ведут себя активно. В самом безжизненном месте планеты, Долине Смерти, они вообще ползают. Вот и Мертвое море пока совершенно напрасно называется мертвым. Это тоже жизнь, но минеральная такая.

Мы поспешили искупаться в Мертвом море, пока оно не высохло совсем. Как же теперь к нему долго спускаться! Аська согласилась на это впервые, и, конечно, ей понравилось. Инициация своего рода: совершить горный поход, поплавать в Мертвом море. А мы подумали, что, возможно, и воды Всемирного потопа уходили так же медленно, и, может быть, и тогдашним людям в некоторых местах было обидно смотреть, как уходит море. Хотя, что мы можем о них знать? Разве что сами следы большой волны отпечатались в камнях мира, да и то половина человечества их не признает.

На прощание Печкин сорвал для Аськи содомское яблоко, с ядовитым млечным соком, легкое, словно набитое ватой, похожее формой на мозг. Мы, видимо, повезем в Россию огромное количество шишек и сушеных плодов.



Вот на таком дереве оно и растет. Печкин говорит: до Содома оно было съедобным, но после содомских событий в наказание стало ядовитым. Печкин говорит: вообще-то, это не дерево, а трава, но просто с одеревеневшим стволом. Еще Печкин говорит, что за рассказывание экскурсий без лицензии здесь сажают, что неудивительно, потому что... и следует очередной маленький рассказ, обросший недостоверными, но прекрасными завитушками. Без завитушек, честно говоря, не вижу смысла вообще рассказывать и слушать истории. Официальные экскурсии пролетают сквозь меня, не задерживаясь.

Отличная вышла поездка и совершенно неповторимая.
Правда, где-то по дороге я умудрилась подхватить насморк.
Но, надеюсь, к субботе пройдет.
Tags: обетованная, путешествия
Subscribe

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • подарите город

    Оказались свободны к 8 марта два городка. Красный - падук и сердолик (колесико крутится), половинчатый - палисандр и гранат. Каждый продаётся в…

  • Еще осьминожка

    Сделала повтор ожерелья с осьминогом. Падук, кораллы, обсидиановые бусины, латунная проволока. 2000 р.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments