kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

прибор для призраков

- И что там есть в смысле подзаработать? - спросила я Тенгу, когда мы с Мартышкой покончили с математикой.

- А вот как раз и ищу, - с солидной задержкой отозвался Тенга. Мы тихим ходом летели от Ваэрты в сторону дома, но вирты заплатили нам за перевозку шелка негусто, пытались даже предложить натурой, то есть, какой-нибудь техникой, но на это мы не пошли бы даже в самой критической ситуации. - А вот смотри: есть доставка почты на Пнепт, но оттуда мы далеко. Есть пассажирский рейс с Лустиарки домой, пять человек у нас даже поместятся, но платят мало. А, вот странное: поисковая экспедиция на Варр-Дунн, платят отлично, прилагается карта и софт для сканера. А что искать - не пишут, это, видимо, скажут, если подпишемся. Подпишемся?

- Странное задание, - усомнилась я, - а кто платит-то?

- Суврайя как представители адунна в представительстве галактики. Адунна - это, видимо, люди тамошние. Странно, что они не сами, а через суврайцев действуют. Что-то с ними не так, что ли? Ну-ка... Э, да там много букв и цифр. Очень странная у них система, не понимаю, как там вообще что-то живет. Смотри: планетка наполовину водная, с нестабильной орбитой, и они там еще и вращаются в разных плоскостях. То есть, периодически там случаются большие проблемы... - Тенга надолго замолчал, и я отказалась от мечты выпить свой тиэр, не глядя на экран, сдалась, забралась в свое кресло вместе с чашкой, хотя часто ругала за это брата и дитя, и уставилась на справочный листок.

- Натуральные призраки, - пробормотала я. Жизнь, произвольно переходящая в волновую форму при малейшем намеке на опасность. Забавно. Странно, что я о них еще в детстве не слышала, с моей-то любовью ко всяким странностям. - Подписываемся! Ужасно интересно.

Пальцы Тенги затанцевали над экраном, а из каюты вырвалась Мартышка.

- Я все закончила! - завопила она, запрыгивая ко мне на колени. Ого, увесистая уже девица, - а куда это мы летим?

- На планету Вар-Дунн, - загробным устрашающим голосом провыла я, - где живут только призраки.

- Ух ты! - восхитилось дитя, - вот здорово!

Звезда на вид выглядела довольно обычно. А вот планеты, судя по всему, вели себя кто во что горазд. Неподалеку от нужной нам планеты Варр-Дунн обнаружилась другая, красная, в опасной близости, но уже удаляющаяся. Я сверилась с каталогом. Варр-Хен. Звезда, согласно каталогу, называлась Варр, и эту фамилию несли все планеты, хотя по крайней мере наполовину были пришлыми.

- А давай не будем там садиться, - печально предложил Тенга, обозрев поверхность двух материков, - увязнем. Ложусь на орбиту.

Твердый грунт не выглядел твердым. Всюду явственно виднелись отблескивающие в свете звезды потоки грязи. Из плоской грязевой равнины местами торчали вершины невысоких гор. Но северный материк сморщился посередине обширным горным хребтом.

- А вон горки, - сообщила Мартышка, - может, сядем все-таки? Я смогу хвастаться, что была на планете призраков. Нельзя упускать такой шанс!

- Ну, можно и сесть, - покачал головой Тенга, - кто-нибудь видит плато? Желательно пообширнее.

- Да ладно, - вытянула губы Мартышка, - зачем тебе обширнее? На Элейю ты куда попало нас посадил. Ты же мастер.

- Не подлизывайся, - строго возразил Тенга, - на Элейе мы в результате упали, а на новые ноги у нас кредитов нет.

- Ну вот же, - прервала их я, глядя на снимок гор. Мы уже оставили их далеко позади, - вот прекрасное плато. Вот... вот координаты. У них тут, значит, то трясет, то затапливает. На этот раз потоп, а в прошлый раз трясло. Ну, ничего, на ближайшие несколько дней вроде катаклизмов не намечено.

Мы сели на это плато, проанализировали воздух и приготовили скафандры.

- Ну, и где наши милые волновые друзья?

Друзья, очевидно, присматривались. Потому что мы успели плотно поужинать, поиграть на троих в шасс и почти окончательно соскучились, но тут на экране возникла безносая глазастая морда.

- Тиаурр дин топ хаурсста? - прозвучало в динамике.

- Идиотка, - оценила я себя шепотом и подключила переводчика. "Это вы прибыли нам помочь?" - послушно перевела программка.

- Вот именно, - сообщил Тенга, - а что, собственно, надо искать?

- Прибор, - лаконично сообщил местный житель, - программа выявит его присутствие под селевыми массами. Оплата будет достойной.

- А ты совсем не похож на призрака, - выпалила непосредственная Мартышка.

- Я не есть призрак, - ответил местный житель, - я есть волновая форма, взаимодействующая с вашим прибором.

- А, так прибор - это компьютер? Ваш экран? и его затопило?

- Прибор это прибор, - важно возразил адунна, - мы нуждаемся в нем. Он потерян на северном материке, но его могло смыть в Океан. Надлежит просканировать материк и прибрежные области.

- Понятно, - кивнул Тенга, - чего уж тут не понять? С тавронием похуже было.
- Ну, погоди, - усомнилась я, - мы же еще не нашли.
- Да ладно, - махнул рукой Тенга, - куда денемся.
- Если не найдем, капитанский значок мой.
- Ну и зачем тебе значок, если мы не найдем? Ну-ка, грузимся в катер.

На катере у нас установлено два штатных сканера. Но тут взвыла Мартышка: как это, нечестно, она тоже член экипажа. Пришлось подключать тенгин сканер к большому экрану и закачивать софт и на него.

Вблизи грязная равнина оказалась не такой уж и мокрой. Поверхность влажного песка была усыпана мелкими камушками, которые уже совершенно подсохли. Мартышка уселась на корме со своим карманным сканером, а мы лупили лучами по бортам.

- Не звенит, - потерянно констатировал Тенга часа через четыре непрерывной работы. Мы успели облететь пол-материка, но следов неведомого прибора не было. - А ну-ка, прибавим мощности. А то не вышло бы как с тавронием.

- Тавроний сканером не обнаруживался. Искать этот прибор вручную я не соглашусь. Даже за новый двигатель белой сборки.

- Ой, - воскликнуло дитя из-за спины, - а если мощности прибавить, им рисовать можно!

Мы обернулись. Пока мы там на носу печалились и бурчали, Мартышка успела оставить за кормой веер линий разной ширины. Луч сканера разбрасывал мелкие камешки, обнажая желтый песок.

- А, неважно, - махнул рукой Тенга, - этим бедолагам терять нечего, ну, располосуем им землю, никто и не заметит.

И мы принялись смело чертить направо и налево. Оказалось, на предельной мощности сканеры оставляют внизу неплохую широкую дорогу, обрывающуюся там, где заканчивалась дальнобойность. Однако все равно не звенело.

- Смотри, ма! - услышала я голос из-за спины. Мы как раз зависли на одном месте, потому что Тенге показалось, что индикатор сканера дрогнул. Он еще раз прочесал подозрительный квадрат, расчертив его на мелкие треугольнички, но нет - не зазвенело. А Мартышка тем временем успела нарисовать лучом забавную обезьянку.

- Что-то мне это все напоминает, - нахмурилась я, - ну ладно. Между прочим, мы тут уже восемь часов болтаемся. Не пора ли на борт возвращаться?

Мы так устали от этой серо-желтой равнины, что и снилась мне серо-желтая равнина. И следующий день до отказа был наполнен ею же. Мы пролетели над краем материка, на всякий случай прочесав его, так, для очистки совести - здесь прибор, чем бы он ни был, задержаться не мог, сполз бы вниз, на шельф, а то и в провал океанского желоба. Океан мы оставили на сладкое, на случай, если будет совсем невмоготу.

Несколько дней мы расчерчивали материк - безуспешно. Слетали на соседний, порисовали там - нет ответа. Посветили наконец в желоб океана, но и оттуда отвечало только глухое молчание. Несколько раз на нашем экране появлялись адунна, и мы уже точно знали, где стоял прибор, когда его смыло, в каком направлении шла волна, какой она была высоты. Направление, впрочем, и так ясно было видно, все мелкие камушки уложились вдоль него.

На пятый день мне начало казаться, что весь остаток жизни суждено мне кружиться над бессмысленной землёй, и несомненно, в конце мы все спятим.

- Эй, не двигайтесь, - обиженно заорала Мартышка вдруг, - ну вот, все испортили. Теперь у сууба клешня втрое длиннее, чем надо.

Я обернулась и вернула катер на три корпуса назад. Там и правда виднелась на песке половинка нарисованного сууба, маленького зверька, живущего у нас дома в прибрежной полосе экваториального пояса. Даже было бы похоже, если бы не клешня.

- Ну кто так рисует! - воскликнул Тенга, - смотри, как надо! - и он ловко начертил прямо под катером портрет Сурамандиатара-Экхаравиама в боевой позиции.

- Ну уж, - скуксилась Мартышка, - ты взрослый, тебе легко.

- Зато у меня сканер стационарный. Попробовала бы.

Попробовала я. Нарисовала на песке большекрылую терранскую птицу, никак не могу выучить, как называется, такая большая, с загнутым клювом. На Терре птиц много.

Больше мы в тот день не работали. Мы, приближаясь к горам, наперегонки чертили на песке диковинный бестиарий, собранный из всех встреченных в разных мирах животных, плюс несколько выдуманных. Под конец Тенга закрепил сканер в вертикальном положении и начал вычерчивать ритуальный знак древней религии тунорра, двигая непосредственно всем корпусом катера. И когда наш гениальный пилот приближался к центральному завитку, наконец зазвенело.

- Прибор!!! - заорали мы хором, Тенга метнулся вниз так быстро, что у нас с Мартышкой засосало под ложечкой, сделал над последней точкой ритуального знака круг и воткнул в нее раздвижной флажок.

Вечером мы устроили праздничный ужин и соорудили восьмислойный ягодный эолеш. Но, как оказалось, рано. Прибор надо было еще достать, в волновой форме адунна сделать этого не могли, а переводиться в материальную момент был неподходящий, на всей планете не осталось подобающей еды. Тенга трагически посмотрел на скафандр, порядком надоевший за эти дни, но тут лицо его озарилось и он вывел на экран характеристики нашего робота.

- Эна, мы идиоты! - провозгласил он, - софтинка-то эта нашему гонцу подходит! Мы могли зарядить его и отправить, а сами сидели бы дома, тиэр попивали и играли бы в какие-нибудь шархи. Ну, ладно, пускай хоть теперь выкопает.

Робот был отправлен копать шурф, мы доели эолеш и завалились спать, и снились мне на этот раз приятные вещи: милые зеленые планеты, почти лишенные морей, высокие крепкие скалы, надежные сухие пещеры.

Утром мы наконец увидели прибор.

- Это вообще что? - Тенга обошел вокруг прибора и сделал шлем скафандра максимально прозрачным, - это и есть прибор?

Больше всего прибор походил на яйцо. Белый, пористый на вид, лишенный каких бы то ни было выступов, кнопок, экранов. И они хотят нам сказать, что это вот работает?

Тренькнул сигнал Тенгиного нарукавного экранчика, за ним - и мой. Одновременно на обоих экранах появилось заостренное личико адунна - то ли того же самого, то ли другого такого же. Глаза его светились. Надо же, а мы уж было решили, что они не догадываются о существовании эмоций.

- Замечательно! - воскликнуло существо на экранчике, - прибор работает! Мы уже видим все так, как надо. Мы надеялись, что у вас получится.

- Простите, вероятно, это не наше дело, но не могли бы вы сказать, что он, собственно, делает? - вежливо осведомился Тенга.

- Это излучатель тума-поля. Мне трудно вам объяснить, но я могу показать. В архиве программы, которую вы скачали, есть файл "тума". Его добавили по нашей просьбе, мы посчитали это неплохой добавкой к вознаграждению за эту работу.

- Заинтриговали, - покачала я головой, - идем смотреть.

Тенга запустил таинственную "Туму", она вывесила маленький экранчик с пасторальным пейзажем. За скалами расстилалась зеленая равнина, поросшая деревьями удивительной формы, между деревьев паслись длинноногие зверьки, под деревьями прогуливались адунна. Они оказались небольшого роста, но с крупными головами, одежда их состояла из летящих полупрозрачных лоскутков и полностью скрывала очертания тел.

- Это что, воспоминания об утерянном рае? - предположила я.

- А тебе вот эта скала справа ничего не напоминает? - он указал на обзорный экран, - вот же она. Смотри, - пробежавшись пальцами по экрану, он вывел изображение из маленького экранчика на весь лобовой экран рубки, - вот, точно.

Несколько раз перещелкнул он с зеленого пейзажа на влажную песчаную равнину.

- У них тут все волновое, - до меня наконец дошло, - деревья, зверюшки.

- Даже трава, - подтвердил Тенга, - Мартышка! Смотри, чего тут!

Мартышка выскочила из каюты с ролассой в руках и уставилась на обзорный экран.

- Это что, такое тут все на самом деле? А это яйцо помогает ребятам видеть все вот так? Понятно. Ну вот, - расстроилась она, - и так они тоже совсем не похожи на призраков. И что я ребятам скажу?

- Сказать-то можно что угодно, - напомнила я.

- И то верно, - развеселилась Мартышка и убежала писать письма своим.

***

Мы думали, что история эта закончилась, когда на наш счет перечислили приятную сумму. Ан нет - некоторое время спустя, когда мы уже летели со следующим заданием, нас вызвал Сурамандиатар-Экхаравиам.

- Привет вам, играющие - сказал он, но выглядел он совсем неприветливо. Аж гребень поднял.

- Что случилось?

- Во имя Великого Яйца, это вы рисуете где попало мои изображения? - прорычал ящерик.

- Будем биться? - обреченно предложил Тенга.

- Не будем, - отрезал ящерик, - я уже отомстил. Я нарисовал там вас троих. Мы квиты.

- Надо было написать там наши координаты в сети, - запоздало подумала я вслух, когда ящерик немного успокоился и отключился, - лишние заказы нам не помешают.

- Да ладно, - махнул рукой Тенга - а кто еще стал бы так развлекаться? И так понятно, что это мы.

Тем более, что мы там теперь нарисованы.
Tags: игра, тексты
Subscribe

  • 10.10.2020: типа отдых

    Поскольку погулять не было времени буквально всю осень (урывала себе разве что небольшую паузу у заброшки под мостом перед классом резьбы), решила,…

  • на диком западе

    Это был дикий запад Карельского перешейка. И это был мой четвертый опен-эйр в этом месяце. Как только стало можно хотя бы опен-эйры, все с цепи…

  • скатались на озеро

    А потом, после отпуска, мне понадобится еще один, чтобы отдохнуть от отпуска. И это мы еще не всё сделали, что хотели! А если бы всё? Зато съездили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • 10.10.2020: типа отдых

    Поскольку погулять не было времени буквально всю осень (урывала себе разве что небольшую паузу у заброшки под мостом перед классом резьбы), решила,…

  • на диком западе

    Это был дикий запад Карельского перешейка. И это был мой четвертый опен-эйр в этом месяце. Как только стало можно хотя бы опен-эйры, все с цепи…

  • скатались на озеро

    А потом, после отпуска, мне понадобится еще один, чтобы отдохнуть от отпуска. И это мы еще не всё сделали, что хотели! А если бы всё? Зато съездили…