kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

долгий путь до чашки кофе

Жизнь межпланетного фрилансера непредсказуема. Скажем, мы совершенно не предполагали провести несколько лет на том астероиде. Или вот например теперь мы смертельно хотели спать из-за проклятых яиц рааули. Думали - легкая работка забросить младенцев на Рауту, в инкубаторе, никаких хлопот. Но яйца начали шевелиться, и рааули немедленно посоветовали создать им некомфортные условия, то есть, трясти и ругать, а не то пришлось бы нам взять на себя заботу о десяти юных рааулятах на всю оставшуюся жизнь. Мартышка, правда, заикнулась о том, чтобы одного оставить себе, они милые, пушистые и могут, если надо, заменить собой компьютер, но мы показали ребенку цифру возможной неустойки, и дитя тут же принялось ругать яйцо.

Мы сдали детенышей приемным родителям, отшвартовались от орбитальной станции, и я развалилась в кресле, мечтая, как славно сейчас Тенга сдаст корабль автопилоту и я пойду спать часов на двадцать. Но что-то пошло не так.

- У нас блок времени сломался, - мертвым голосом сообщил Тенга.

Мы мигом проснулись.

- Это что же, я никогда не увижу Миола? - Мартышка изготовилась зареветь.

- Погоди, а починить?

- Думаешь, у нас где-нибудь тархины завалялись? Я, кажется, прошлый раз последний вставил.

Я задумалась.

- Можно долететь своим ходом, купить новый блок и вернуться в свое время, - предложила я. Я у нас специалист по дурацким идеям.

Тенга внимательно на меня посмотрел.

- Какой идиот пытается двигаться во времени, не двигаясь в пространстве?

- Ну, не знаю, отлететь в сторонку - и с разбега...

- Что-то ты не блещешь гениальностью, - оценил меня брат.

- Ну что делать, не блещу. Очень спать хочется. Вот кофе бы... Я не помню, ты пробовал кофе? У них там на Терре полным-полно тонизирующих растений.

- Кофе, говорят, горчит, - вздохнул Тенга, - А еще говорят, он испортился за последние века. Климат изменился.

- Ничего, я его пробовала еще до того. Очень! Кстати, и Ольга моя тогда же.

- Без блока времени то твое тогда представляется мне чисто умозрительным, - отрезал брат и хлопнул по краю экрана, - значок у меня, так? Раз блестящих идей нет, слушай мою команду: ставим на курс к дому и идем спать. За год выспимся как следует.

- Год тут - это сколько там? - дрожащим голосом спросила Мартышка.

- Лет триста, не меньше, - буркнула я. Мартышка всхлипнула и забралась ко мне на колени.

- Нет-нет, - пробормотала я, перетаскивая ее себе на спину, - поехали-ка спать. Год годом, а начинать стоит прямо сейчас.

Проснулась я, как ни странно, не через год, а всего часов через десять от дружного вопля моих ближних из рубки.

- Помоечка! - разобрала я, - настоящая помоечка! Швартуемся!

Астероид, явно видимый на экране, был покрыт всевозможным разноплеменным мусором. А может быть, и астероида-то никакого не было, а просто брошенный в пространство мусор сам собой сбился в кучу. В основном состоял он из металла с небольшой примесью органики. Как правило, бытовой мусор на кораблях перерабатывается, но вот с металлом справляются только большие пассажирские транспортники, а не маленькие челноки вроде нашего. Так что, скорей всего, наблюдали мы следы наших коллег из разных миров. Были там битые катера, обломки оружия, куски отражателей, фрагменты скафандров, какая-то посуда, неопределенные обрывки, неопрятные осколки. По дизайну иногда можно было опознать ту или другую культуру, скажем, ящеричные вещи всегда покрыты их фирменным рельефом, какой бы малый кусок этой вещи нам бы ни достался. Но некоторые детали не поддавались идентификации. Сложность была в том, что нам-то нужна была определенная вещь. Да еще и целая.

Мы разбрелись по поверхности. Виртский корабль мы нашли довольно быстро, благо он был больше любого другого куска мусора.

- У них наверняка есть, - уверенно воздел руку Тенга, - войдем? Шлюз сломан.

- Знаешь что, иди один, я буду на связи. - возразила я, - вдруг там труп. Чего он тут валяется такой целый. Незачем Мартышке смотреть на всякие трупы.

- Подумаешь, труп, - хмыкнула Мартышка, - я не боюсь всяких дохлых жаб.

- Вирты не жабы, - осадила ее я, - они почти гуманоиды. Мы с тобой лучше тут еще покопаемся.

- А если я деревяшку найду - оживилась Мартышка, - можно взять?

- Да зачем тебе?

- Деревяшка - это круто! - разъяснило дитя, - вот сколько у нас деревянных предметов?

- Твоя роласса, - сомкнула я большие пальцы, - эта штука с Элейи, лустийский орех и коробочка для денег с Пнепта. Четыре.

- Ну вот, у тебя еще мизинцы свободны! Значит, возьмем, - удовлетворенно кивнула Мартышка.

Мы разошлись в разные стороны. Ничего столь же крупного, как виртский корабль, вокруг нас не было, и яркий скафандр Мартышки был виден мне из любой точки, как и ей - мой. Я увидела торчащий из груды обломков пластиковый край подрамника. Картина! Благодаря знакомству с пейзажистом Ванситом Стир Шети я серьезно относилась к живописи. Я раскидала обломки и вытащила картину.

Нет, определенно, это был не Вансит. Из узорчатой рамки стремился вырваться какой-то шестилапый зверь, которого мрачно убивала пара непропорциональных ящериков. Свет на картине был багровый, жуткий, и зеленоватая кожа ящериков выглядела грязной, да еще и подсвечивала я ее холодным налобным фонарем. Так что в целом картина вызывала скорее отвращение, чем что-либо еще.

Я обернулась к Мартышке и оторопела. Она вертела в руках зонтик! Немудреное складное устройство для защиты от дождя, переносной маленький тент на растяжках-спицах. Оставив картину, я одним прыжком перелетела к ребенку.

- Дитя мое, ты хоть знаешь, что это такое?

Мартышка повертела зонт в руках и, найдя рычажок, раскрыла его.

- Это закрываться от чего-то, что падает сверху? Например, если я стою тут, а кто-то прилетел выкинуть мусор?

- Практически да, - хихикнула я, - это от дождя. Зонтик называется. Ты хоть что такое дождь - знаешь?

- Ну да, - кивнула Мартышка, - испаренная из океана вода конденсируется в холодных слоях атмосферы и выпадает над материками. Я это по суэлографии сдавала. Это, значит, от дождя прятаться? А зачем от него прятаться? Он же просто вода.

- Дождь - это мокро и холодно. Особенно в начале зимы, когда он со снегом, - объяснила я.

- Да? Ну тогда хорошо, что мы живем в космосе, - пожала плечами Мартышка. - А зонтик-то можно я возьму? У него ручка деревянная! И вообще.

- Еще бы! - согласилась я, - это будет лучшая наша история! Зонтик, найденный на мусорном астероиде. Небывалое бывает.

Тут мусорный астероид качнулся, и мы обе машинально присели. Кто-то еще прилетел покопаться в помойке. Надо же, какое популярное место!

Тут из виртского корабля вышел Тенга с коробочкой в руках.

- Ну что, блок времени я вывинтил, - сообщил он, - а ты, сестренка, была права! Парень, судя по всему, разорился. А кто это к нам прилетел?

- Ящерики, - кивнула я в сторону выходящего из-за близкого горизонта Сурамандиатара-Экхаравиама в сопровождении двух молодых ящериков. - Привет тебе, Сурамандиатар-Экхаравиам!

- И вам привет, Эна-Матуа, Тенгиар-Матуа, Марта-Матуа, - церемонно поклонился ящерик, - меня преследует ощущение, что вселенная довольно тесное место. Вы здесь давно?

- Где-то среднечас.

- Не попадалась ли вам картина? Прошел слух, что где-то в этом секторе потерялась картина Ихириора-Сурундо, за нее неплохие кредиты обещают.

Мы с Мартышкой потрясенно переглянулись.

- Ты будешь поражен, - сообщила я ящерику, - картина у тебя за спиной. Неужели за такое в самом деле хорошо платят?

- Великое яйцо! Это она, это она! - Ящерик с непривычной поспешностью метнулся к нелепому полотну и обхватил его когтями, - Так вы говорите, вам она не понравилась? Вы нашли ее первыми, но я готов предложить вам поединок за право обладания.

- Нет-нет, спасибо, я отдам ее без боя, - поспешно взмахнула руками я, - нам она совершенно не понравилась.

- Да? Странно, - ящерик пожирал картину глазами, и даже двое его вышколенных матросов пытались подлезть под локти, чтобы разглядеть полотно. - Вы ничего не понимаете в живописи. Видимо, все излишки вашего разума уходят на удержание равновесия на двух конечностях. Картина несравненна! Но я должен предложить вам что-то взамен, если вы отказываетесь от поединка, иначе я не смогу почувствовать себя обладающим.

- Да, пожалуйста, - оживился Тенга, - нам подошел бы новый блок времени или хотя бы парочка запасных тархинов.

- Блока времени у меня нет, но тархины есть. - старый ящерик легонько толкнул молодого, и тот прыжками удалился в сторону их корабля и вернулся с характерной коробочкой. В таких обычно продавались запчасти.

- Шесть свеженьких тархинов, - сообщил Сурамандиатар-Экхаравиам, и мы закрепили сделку тринадцатиэтапным церемониальным поклоном.


- Я пока поставил виртский блок, для скорости, - сообщил Тенга чуть позже.

- Может быть, все-таки использовать ящеричные тархины и починить наш?

- Починю, конечно, а пока воспользуемся этим.

- Виртский же, - вздохнула я, - ничему тебя жизнь не учит. Вот у нас однажды на Оранжевой их катер так сломался, что я потом лет пять ходила оранжевая, так прожарилась.

- Но ты же его починила?

- Ну да, но как! Скрутила переходник из того, что завалялось в карманах. Нельзя так работать.

- Ну и что, что нельзя? Зато возможно. Починим, если что. Зато готовый блок. Все, сели-поехали.

И мы сели и поехали.

После сингулярности выяснилось, что права была я. Окружение было суэланским, да, наш край галактики, и впереди маячит наше родное солнце, а вот время не то.

- Ну почему ты всегда права? - уныло дернул себя за бороду Тенга, - держи значок, ты выиграла.

- Ну и когда мы теперь? - хмуро спросила Мартышка.

- Приблизительно четырнадцатый новой эры, - перевела я галактическое время на местное, - это как раз правление Тина Релланди, домой лучше не соваться. А на Терре как раз начало двадцать первого века, довольно удачное время в смысле кофе.

- Ты на что намекаешь?

- Раз я нынче капитан, давайте-ка слетаем на Терру кофе попить. Я по Ольге соскучилась.

Тенга мрачно на меня посмотрел:

- Так это все потому, что тебе хотелось кофе?!

- Я сломала блок времени, нашла виртский корабль и вставила нам их блок?! - поразилась я, - ну ничего себе у тебя представление о моих способностях!

- Я просто знаю, - совсем приуныл Тенга, - что с самого рождения, если ты чего-то хочешь, ты всегда добиваешься. А моя задача потом тебя спасать.

- Ну да. Так у нас все и устроено.

- Ну, не ругайтесь, - Мартышка погладила по рукам нас обоих, - Терра так Терра. И вообще это нечестно, меня даже зовут по-террански, а я там не была. Поехали! Хоть я кофе и не хочу.

- А для тебя там есть мёд, - мечтательно вздохнула я, - тебе понравится.


Подходящая площадка для нас была возле ольгиного загородного дома. В это время у Терры нет еще отношений с галактикой, и нам приходится таиться. Эту возможность нам и предоставила Ольга - еще в детстве, когда я впервые попала на эту планету в результате такой вот поломки. Судя по всему, меня здесь ждали всю жизнь, потому что на фоне остальных клочков земли, засаженных ровными рядами растений, Ольгин поражал пустотой. Здесь мы и приземлились. В темноте домики вокруг светились теплым желтым светом, нас окружили запахи - теплой земли, древесной хвои, дыма, каких-то растений, болотной воды.

- Я знала, что рано или поздно я тебя дождусь, - объявила Ольга, выходя из домика. Я сразу ее узнала. Не то чтобы она совсем не изменилась с четырнадцати лет, но главное - рыжие волосы, тонкие кисти - осталось.

- Мы к тебе кофе попить, - объявила я, - у тебя ведь есть кофе?

- Кофе, мёд и пряники, - рассмеялась Ольга, - все, что ты любишь. А это что, твой знаменитый брат? А я думала, это психологическая компенсация была.

- Ничего себе, - обиделся Тенга, - я весьма вещественен. И это недоразумение, - он обнял меня за плечо, - обычно тоже я отовсюду вытаскиваю.

- Ну хорошо же, кофе так кофе. Заходите скорей. А... корабль ваш, его так и будет видно?

- Ой, прости, - Тенга метнулся назад, и корабль медленно слился с пейзажем.

- Маскировка, - объяснила я, следуя за Ольгой по тропинке, выложенной бетонными квадратами. - А это Марта. Мартышка.

- Мартышка?! А ты знаешь, почему тебя так назвали? - Ольга удивленно уставилась на ребенка, смущенно прячущегося у меня за спиной.

- Мама говорит, это ваше терранское имя?

- Марта - да. А вот мартышка, строго говоря, не имя. Я покажу.

В домике, на стеклянной веранде, было уютно. В стеклянном пузыре лампочки светилась раскаленная металлическая нить, на круглом столе стоял маленький переносной экран, на котором, видимо, Ольга набивала перед нашим приходом текст. Текст прочесть мы не могли, и Мартышка разочарованно забилась в угол дивана.

- Только тихо, - предупредила Ольга, - дети спят уже. Я поставила чайник, кофе скоро будет.

- А посмотреть можно, как его готовят? - спросила я.

- Конечно! Даже можно прямо здесь. - Ольга достала маленькую горелку, снабженную баллоном, сосуд с длинной ручкой, жестяную баночку, покрытую изображениями каких-то зданий, ложку, похожую на каплю, еще одну баночку, со схематичным изображением летающей ящерицы, маленькую медную мельницу. Мартышка и Тенга смотрели на все это круглыми глазами исследователей, впервые присутствующих на ритуале тайной секты. А я просто предвкушала. Ольга высыпала из маленькой коробочки несколько зеленых зерен, принялась извлекать из них маленькие черные зернышки и скармливать мельнице.

- Это кардамон, - объяснила она, - пряность такая. По хорошему надо и кофейные зерна молоть прямо перед варкой, но на даче я ленюсь. Но кофе у меня неплохой, финский.

- Финляндия, кажется, в северной полосе, я не ошибаюсь? - спросила я. - кофе там расти не должен.

- Ну да, они его только жарят и упаковывают. Но жарят хорошо. Такой вот земной парадокс. У нас все таскают туда-сюда.

- Земной? - наклонила голову Мартышка.

- Земля - это то же что Терра, - учительским тоном объяснила ей Ольга. - Названий много, планета одна.

- Все-таки нам с тобой повезло, - улыбнулась я ей. - кто еще из местных жителей совершенно не удивится, обнаружив в своем саду пришельцев, сварит им кофе, да еще и все объяснит?

- А я до сих пор не уверена, что ты не плод моего воображения, - спокойно объяснила Ольга, - но это совершенно неважно. А вот чайник вскипел, и кофе скоро будет готов. А для девочки я, пожалуй, предложу сбитень. Мёд и тот же кардамон, должно понравиться.

- А что такое мёд? - шепотом спросила меня Мартышка.

- Замечательная штука, - пообещала я, - его делают местные насекомые. Ничего лучше в жизни не пробовала.

- Насекомые?! - Мартышка, кажется, была шокирована. Но сосредоточиться ей не дали: началось священнодействие. Горелка была зажжена, на нее водрузили сосуд с длинной ручкой, насыпали четыре ложки коричневого порошка, щепоть молотого кардамона из мельнички, медленной струйкой залили горячей водой и оставили томиться, один раз размешав деревянной палочкой. Закипеть продукту Ольга не дала: сняла, как только шапка пены начала подниматься, постучала сосудом по столу и разлила по трем разным чашечкам. В свою она добавила из коробки небольшое количество белой жидкости. Молоко, вспомнила я, здесь у них производят молоко не только женщины в определенный период, но и животные. Я решила не посвящать рафинированного межпланетного ребенка в такие интимные подробности кулинарии.

Сбитень Мартышке понравился, как мы и ожидали. Я, исполнясь ностальгии, маленькими глоточками прихлебывала горячую ароматную горьковатую жидкость. А вот Тенга только пригубил - и поставил чашку на стол.

- Это же ужасная гадость, - мрачно сказал он, - как вы это пьете?

- А вы точно брат и сестра? - оценивающе вскинула на нас зеленые глаза Ольга.

- Вот и я думаю, - укоризненно глянула я на брата, - это же кофе!

- Ну да, - печально вздохнул брат, - кофе. Видимо, я не создан для кофе. Извини. Ты перевернула вселенную, сломала блок времени, нашла виртский корабль, вставила их блок, заставила свою подругу всю жизнь держать для нас посадочную площадку на случай, если нам захочется кофе, а я не оценил.

- Тогда давай сюда чашку, - я допила и его кофе.


Мы решили улететь сразу, чтобы не смущать ольгиных детей своим присутствием, и на прощание обменялись подарками. Мартышка всучила свое главное на нынешний момент сокровище: зонтик, найденный на астероиде. Ольга веселилась, обещая, что непременно расскажет детям, откуда она его взяла, а дети решат, что это ее очередная сказка, и все будет в порядке. Взамен мы получили стеклянную банку мёда и твердую бумажную упаковку с молотым кофе. Мартышка на прощание провела для Ольги экскурсию по кораблю, показав даже, как действует ее роласса (мы предусмотрительно остались на поляне), а показать ребенку, в честь какого животного я ее назвала, Ольга так и позабыла, видимо, обезоруженная звуками ролассы.

Некоторое время спустя, когда все уже было налажено: настоящий блок времени, визит домой, следующий контракт, и мы летели на Пнепт с действительно легкой работой, ящиком книг, Тенга смущенно подошел ко мне.

- Знаешь, - признался он, - я бы хотел попробовать еще раз. Ну, этот твой кофе. Что-то в нем есть такое... Боюсь, с первого раза я не распробовал.

- Ага! - вскричала я и отправилась на камбуз, вспоминая по дороге ольгину премудрость, - ты погоди, я вот на Пнепте тебя с сорайским вином познакомлю, узнаешь тогда смысл жизни!

- Вино? - Тенга содрогнулся, - ну уж нет, я еще от хеладорского вина в себя не пришел. Пока остановимся на кофе. - Он вернулся в рубку и оттуда прокричал, - а значок я у тебя еще отыграю!
Tags: игра, тексты
Subscribe

  • посчитали

    В общем, за год получилось семнадцать рассказов, если я верно расставила теги. Кажется, я в основном литературой и занималась. Музыкой тоже, а еще…

  • йольское дерево

    На этот раз ёлку мы поставили на самое первое Рождество, обычно ставим позже. Но так вышло, что подарки под ёлкой появились гораздо раньше, чем сама…

  • как было

    Встретили Новый год в Каледоне, на полу на ковре, и вышло гораздо лучше, чем в прошлом году, когда мы пытались более официально, со столом. Накрыть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment