kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

оплаченный отдых

Мы сидели на берегу пруда, и было нас четверо.

Я бы бросала в пруд мелкие камешки, но тут, как назло, не было ни одного мелкого камешка, один песок. Потом - незамкнутое кольцо кустов, потом деревья парка. Ничего удивительного, что мы сидели именно здесь. Это единственный бесплатный парк на планете Лустиарки. То есть, если ты не хочешь веселиться по расписанию, другого и выхода нет, кроме как сесть на песок и пересыпать его между пальцев. А мы как-то не хотели уже.

- Что же нам теперь делать? - грустно спросила Мартышка.

- Эна, а как ты отсюда убежала в прошлый раз? - повернулся ко мне Тенга.

- Тебе-то я рассказывала, - нахмурилась я, - по сети дариуллей.

- Расскажи, расскажи! - обсели меня дети. Они бы и окружили, но было их всего двое, Мартышка и ее новообретенный друг Миол Тиори. Собственно, друг-то и послужил катализатором наших неприятностей.

***

Тенга с Мартой отправились кататься на оплаченных аттракционах, а я гуляла по сувенирным лавочкам. Город копировал наш Релландиртен, хотя и неудачно. Суэланский сектор выглядел поддельным, потому что мои свободолюбивые соотечественники довольно быстро выпали из местной гонки увеселений. Впрочем, деваться было некуда: в пнептийский сектор лучше не соваться, там все так благообразно и налажено, что любому гостю надлежит преисполниться благодарности и благоговения, на что я, конечно, не способна. Терранский и виртский сектора, напротив, не слишком безопасны. Ближе к вечеру, когда пора уже было лететь забирать ребят, я почувствовала, что где-то там, в парке аттракционов, Тенга очень встревожен. На планете Лустиарки нельзя торопиться, это нарушает оплаченный отдых, и по дороге к парку успела встревожиться и я. Не зря: Мартышка пропала, и у ворот парка ждал меня один встрепанный брат.

- Подружилась тут с каким-то нашим парнишкой, а потом исчезли оба, - торопливо объяснил он. - Кого-то мне, кстати, мальчик напоминает.

- Как это исчезли? - удивилась я, - отсюда поди выйди до конца оплаченного времени.

- Дети, - развел руками Тенга, - куда могли податься двое суэланских десятилетних детей, как ты думаешь?

- А позвонить?

- Связь не берет.

- О. Тогда я знаю, куда. Шар Сарохта помнишь? Гравитационная аномалия и связь не берет. Мы же его очень любили в детстве, я и Мартышке рассказывала. Ну-ка, полезай.

У входа в шар, огромный, белый, стояли двое местных охранников. За годы существования искусственной планеты Лустиарки тут успел сложиться собственный народ, потомки колонистов из Конфедерации шести планет. Цвет кожи у них был неприятно-сероватый, нрав замкнутый, души бюрократические. Оказалось, наши оплаченные сертификаты Шар Сарохта в себя не включают, пришлось покупать билеты. И, хотя мы делали это при них, в круглой кассе рядом, охранники придирчиво эти карточки изучили.

В шлюзе нам выдали нарукавные движки, и довольно быстро мы разыскали Мартышку и ее друга. Они кружились в центре шара, в невесомости, и выглядели довольными.

- Тенга, - хмыкнула я, глянув на мальчика, - тебе никого не напоминает эта линия носа?

- Шеола! - воскликнул брат, присмотревшись к ребенку, - точно, это шеолин отпрыск! Ну ничего себе.

- А вы что тут делаете?! - вскричала Мартышка.

- Хороший вопрос, - кивнула я, - могу я его тебе вернуть?

- Ну уж нет, - буркнула девица, - подарки не отдарки, это я тебя спрашиваю. Как ты догадалась?

- Ты же моя дочь. Пошли домой?

- Тоже мне дом, гостиница какая-то. Я без Миола никуда не пойду.

- Ну так пойдем с Миолом. Ты ведь Миол Тиори? - ребенок хмуро кивнул.

Но из шара нас так просто не выпустили. Не закончилось оплаченное время. Мы уныло зависли где-то неподалеку от соко-бара. Сок здесь раздавали в виде жидких шаров, и специальный инструктор показывал, как это употреблять, чтобы не разбрызгать. Даже питьё на этой планете - не личное дело.

И то еще повезло, что совершенно случайно наше оплаченное время заканчивалось одновременно, а то мы могли бы потерять детей еще раз.

***

Шеоле мы звонили из гостиницы. За прошедшие годы она совсем не изменилась, только выкрасила волосы в успокаивающий пациентов голубой цвет.

- Мио! - вскинулась она, - что случилось?

- Да вот надоело. А тут Марта. Ну мы и убежали. А тут эти. Ну и все. Дурацкая планета. Можно домой?

Объяснял Миол, как истинный мальчишка.

- Эна, Тенга, правда ведь вы его мне привезете? А то у меня тут такой интересный случай, а я ни о ком, кроме Мио, думать не смогу.

- Привезем, работай спокойно, - заверила я, - как только отсюда вообще выберемся.

Когда-то мы учились вместе, потом Шеола перешла на медицинский, но продолжала гонять на буерах с нами и Феоном. Потом мы отправились работать, а она осталась на поверхности, посчитав, что работа бортового врача не так интересна. А Миол, как мы поняли, выбрался в Лустиарки с его школой, но быстро потерял к массовому веселью интерес.

Довольно быстро мы выяснили, что к нашему кораблю нас не пропустят, пока не закончится оплаченное время. Каждый гость планеты имеет право на веселье, и сохранение активов гостя - обязанность принимающих сторон. Еще девять дней, великое небо!

Это счастье, лустийские сертификаты, мы получили в качестве платы за семена томатлей, прихваченные по дороге на Пнепт. В жизни больше томатля в рот не возьму. Будь капитанское право на этот момент у меня, я бы наложила вето, мне ведь уже приходилось однажды убегать с Лустиарки, не дожидаясь конца оплаченного времени. Но капитаном был Тенга, выиграв у меня право в шархи. Мы никогда не могли определиться с капитанством, и решили время от времени его разыгрывать, по крайней мере, это обеспечивает хоть какую-то определенность на каждый отрезок времени. А тут вот нам не повезло.

Решив, что с горем нужно переночевать, мы отправились спать. После завтрака в гостиничном ресторане, где в виртском секторе кто-то чавкал, в суврайском - всасывал, мы и решили совершить единственно возможное в нашей ситуации: отправиться в Бесплатный парк к последнему убежищу, Пруду Печали. Это Вансит и Кверти так его назвали, подобрав меня тут в прошлый заход, вряд ли это было официальное название пруда, но за пятнадцать лет оно уже успело устояться, о чем и сообщала табличка на берегу.

***

- Так что там с сетью дариуллей?

- Она существует! - пожала я плечами, - я, правда, уже плохо помню, что там было после Дары, но по крайней мере где выход в сторону Дары, я знаю.

- Это что, нульт такой? - сообразила Мартышка.

- Ну да, что-то вроде. Собственно, тогда Конфедерация состояла из семи планет, дариулли успели построить здесь два своих Колодца, а потом расторгли отношения с Конфедерацией и куда-то подевались. Нынешние дарийцы говорят, что "лучшие из предков Отправились Дальше", и пальцем еще делают вот так - мол, не спрашивай, куда дальше. Так вот Колодец между Лусти и Дарой - как раз за нынешним космопортом, в старом здании. А второй ведет на оранжевую планету, только где выход из него сюда, я не знаю, да и не место детям на оранжевой планете.

- А ты там была? - заинтересовались дети, - а что там такое страшное?

- Ничего там страшного, песок, камни, солнце. Но через некоторое время начинаешь... ну, всякие недетские ощущения испытывать. Состав воздуха несколько другой. Хотя дарийский нульт и снабжает некоторым иммунитетом. Короче, на оранжевую планету мы не пойдем.

- Так, - сказал Тенга, - ты у меня еще значок не отыграла, а уже все решила?

- А разве мы не решили отсюда уходить? - удивилась я. - Что, будем тут сидеть девять дней дураками-увеселенцами?

- Домой хочу, - сообщил Миол.

- А я-то! - воскликнула Мартышка.

- Со мной все понятно, - присоединилась я, - Тенга?

- Если есть варианты, я хочу на свой корабль.

- Ну вот, - развела руками я, - осталось только проложить курсик.

Мартышка хихикнула.

- Идеальный?

- За неимением идеального и простой сойдет, - заверила ее я.

Я вынула из сумки экран и полезла в сеть. Для того, что я собиралась скачать, карманный экранчик не годился.

- А знаете, ребята, - сказала я задумчиво, зайдя в свой лустийский кошелек, - они ведь мне предыдущие десять оплаченных дней припомнили и приплюсовали. То есть, у меня не девять дней, а девятнадцать. Ну все, нечего мне делать на этой планете злопамятных серомордых буквоедов.

- Сестренка, - виновато опустил голову Тенга, - ты прости меня, идиота. В следующий раз возьму деньгами, честное слово.

- Этого мало! - я выпрямилась и протянула руку, - ну-ка, давай сюда значок, считай, ты проиграл.

Тенга отцепил от плеча золотую звездочку, обвитую следом корабля, и прицепил ее на меня.

- Ну и ладно, - ухмыльнулся он, - в дариулльских сетях у тебя и опыту больше.

- О! - обрадовалась я, - я подключилась к Даре. Ну вот нам сейчас и карта будет, и курсик. Шанс-арра! Вы только посмотрите, где у них колодец!

Все уставились на мой экран. В синем море-океане, посреди круглого острова, в тысяче километров от Суэланского сектора.

- Развей мою тоску, кэп, - меланхолично склонил голову Тенга, - эти их прокатные катера над водой летают?

- Вроде бы летают, - пожала плечами я, - в крайнем случае, по воде плывут.

- Смотри-ка ты, развеяла! Давай ты будешь капитаном постоянно, ты такой утешительный капитан.

- Ну уж нет. Не будем отступать от традиций. Будем вещи собирать, вот чего.

Гостиницу мы покидали, как в настоящем детективе - через окно. Дети были на седьмом небе от счастья. Они с удовольствием таскали из комнат наши неудобные пожитки, потом перелезли в катер сами. Медленно и спокойно, как и подобает беглецам, мы двинулись по улицам Суэланского сектора, обогнули Пнептийский, чуть ускорились в Суврайском, а там материк кончился, и началось море.

Море никто и не подумал заселять чем-то, кроме фитопланктона, необходимого для свежести воздуха. Но какая-то живность, видимо, занесенная случайно, там была. Над водой катер автоматически снизился, но на воду все же не сел, и дети свесились с двух сторон, разглядывая каких-то круглых зверюшек, качающихся на поверхности воды.

Остров производил отвратительное впечатление. Никто не позаботился придать ему мало-мальски природный вид, это была вершина круглой гладкой бетонной горы, увенчанная кольцом колодца. Колодец, судя по всему, действовал: у меня засвербило по диафрагмой, как всегда в присутствии действующего нульта.

- Минус в том, - сообщила я, посмотрев на экран, - что выйдем мы в очень холодном месте. Так что надевайте-ка на себя все, что есть, - было у нас с собой немного. Лустиарки - теплая планета. Лучше всего сгодились бы наши лиоры, но они, как назло, были на корабле, до которого еще предстояло добраться. Пришлось завернуться в пледы.

Катер в колодец пролез.

- А тут вообще что-нибудь есть? - спросила Мартышка, проморгавшись и стуча зубами. Вокруг все было белое. Небо, земля, стенки колодца. Никаких ориентиров, небо и снег.

- Только два колодца и все, - помотала головой я, - зато второй настраивается. Это такой мир-шлюз. Можно настроить обратно на Лусти.

- П-полезно, - пробормотал Тенга, разобрался наконец, где поднимается крыша и включается отопление, - уф. Так мы, конечно, питание разрядим очень быстро, зато не умрем. Ну, где там твой настраиваемый?

- Во-он там, видишь, пупырышек? Держи на него.

- Надеюсь, что вижу, - неуверенно отозвался брат.

- Вот это приключение... - прошептал за спиной Миол, - это у вас всегда так?

- Еще как! - зашептала Мартышка в ответ, - вот знаешь, мы как-то на астероиде с ящериками... - и дальше совсем неразборчиво.

В этом мире торопиться никто не запрещал. От одного колодца до другого пролетели мы пулей, но пришлось задержаться. Пульт управления второго колодца замерз.

- Н-не работает, - проскрипела я из сугроба, - опять та же история!

- Это тут, что ли, надо было не забыть про белый камень? - восхитилась Мартышка, - а где он?

- Ищи его здесь, как же. Что будем делать?

- Я, кажется, придумал, - Тенга спрыгнул в снег, - не, дети, вы оставайтесь. Ну-ка, откренивайте правый борт.

Марта и Миол послушно уселись на борт катера, и катер опрокинулся вертикально.

- Молодцы! Теперь крышу приоткройте, а отопление на полную.

- Есть! - молодцевато отозвалась Мартышка.

Тенга вручную подтащил катер щелью в крыше прямо к замерзшей панели на стенке колодца.

- Ну вот, - он закутался в свой плед поплотнее, - подождем.

- Засветилась! - хором вскричали дети в тот как раз момент, когда мы снаружи уже начали отчаиваться.

Я просунула в щель свой экран.

- Мартышка, набери на панели вот это слово, вот отсюда.

- Это что, слово?! - усомнилась Мартышка. - На гусеницу похоже. Ну ладно, набрала.

- Умница. Теперь нажми желтый треугольник вниз - и пустите нас в катер скорее, пока мы тут не околели.

Кажется, катер уже начал разряжаться, или выстудился через щель. Не так уж было в нем и тепло. Медленно и печально он перевалился через бортик колодца и соскользнул в разрыв пространства.

Нас окружала пышная, душная, жаркая зелень, ничего, кроме зелени, целое зеленое море с зелеными берегами.

- Это Дара? - удивился Тенга.

- Да нет же, это Лусти! - засмеялась я. - Я здесь уже была. Миол, стой! На эту не лезь, она, возможно, плотоядная!

Но Миол мигом доказал мне обратное, найдя и сожрав какой-то плод с забракованной мною лианы где-то там, в вышине.

- Вообще-то, - задумчиво сказала я, - это все здесь посадили для того, чтобы отпугнуть отдыхающих от колодца. А не приманить малолетних оболтусов.

- Но вкусно же, ма! - Мартышкино лицо на миг показалось из-под широких листьев и вновь пропало.

- А здесь еще светло, - Тенга вернулся откуда-то из-за деревьев, - интересная тут у них оранжерея.

- Это вовсе не оранжерея, - просветила его я, - это старое здание космопорта. Его запретили, засекретили и засеяли. Ну что, ждем до темноты и движемся к кораблю.

- Надеюсь, эти сорви-головы головы себе за это время не сорвут, - озабоченно заметил Тенга, разваливаясь на наклонном стволе неведомого древесного гиганта. - тебе не кажется, что во вселенной всего человек двенадцать? Что мы ни делаем, выбраться за границы нашей компании нам не дано. Это же надо же, в целой вселенной, на произвольной планете ребенок безошибочно выбрала ребенка нашей лучшей подруги.

- Судьба, - пожала я плечами. - Где они там?

Дети с восхищенными воплями нарвали разных плодов, спустились к нам, разлеглись в переплетении лиан и щедро поделились с нами добычей. И мы провели прекрасный вечер, дополнительное очарование которому придавало то, что находиться здесь нам точно было запрещено.

Вечером, когда пришла пора двигаться, оказалось, что катер наш двигаться не может. Мы его разрядили. Пришлось тащить свои сумки на себе через поле, заросшее высокой травой, до бетонной взлетной площадки. Корабль наш призывно и округло маячил на фоне темного неба, но бежать с сумками не получалось. Ни у кого из нас четверых нет привычки к переноске тяжестей вручную.

Мартышка кометой ворвалась в корабль, стоило только открыть шлюз.

- Дом!!! - вопила она, - айо, дом! Каюточка моя, ванночка моя, как же я по вам соскучилась.

Миол нерешительно топал за ней. А дальше уже мы. Тенга бросил сумку ровно в центре рубки, повалился в кресло и обхватил его подлокотники.

- Клянусь, - выдохнул он, - больше никаких оплаченных удовольствий! Только бесплатные. А лучше запрещенные.

- А что - замечательное вышло приключение, - я присела в кресло, и от родного ощущения его обивки поняла, что в ближайшие часы не встану ни за что. - слушай, а может быть, они на это и рассчитывают? Ну, я имею в виду, так зажимают бедных отдыхающих, что они начинают выбирать развлечения сами и получают-таки удовольствие, а?

- Как знать, - пожал плечами Тенга, - как знать.
Tags: игра, тексты
Subscribe

  • Гром

    А мы, кстати, на майора Грома сходили. Отличное кино! Идеальный кинокомикс. Правда, и у меня, и у Зяблы нашлось к чему придраться, но все наши…

  • аниме в нашей жизни

    В честь дня рождения Базиля без Базиля смотрим "Ковбоя Бибопа", его любимую анимешку. Ох, там мууузыка! И любимый базилёвый юзерпик. Зябла в Аске…

  • С днем рож, Зябла!

    Пробую написать из приложения, ну и ничего страшного, можно жить. Приложенька ничего себе, буквы принимает. Моей Аське исполнился 21 год -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments