kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

Музыка и ее слушатели

На Нерасте случилось страшное: Мартышке подарили ролассу.

Я уже сталкивалась с этим музыкальным инструментом, когда мы с Ванситом и Кверти пробирались пешком из мира в мир. На Даре, пока мы ожидали конца дождя и открытия колодца, Кверти играл на своей ролассе, пока дарийский мальчик, наш проводник, не попросил его прекратить. В руках умелого музыканта роласса действительно тревожит и выворачивает душу, хочется смеяться и плакать, музыка напоминает о чем-то прекрасном и несбыточном.

В руках ученика - нет звуков страшнее.



Пока мы неспешно летели к следующей точке сингулярности, двигаясь к дому за новым заданием, нам пришлось разойтись по разным углам. Тенге подарили сборник развивающих задачек для пилота, он азартно решал их в рубке, подскакивал, вскрикивал, и требовал, чтобы я непременно тоже попробовала. Марта терзала свой инструмент. А мне Вансит подарил новую книгу со своими иллюстрациями, и я увязла в ней целиком. Во-первых, я плохо читаю по-нестиански. Во-вторых, их писатели вообще страшно медленные и обстоятельные, да и книжку надо не перелистывать, а перематывать. Зато закладка не нужна.

В общем, мы с ребенком разошлись по своим каютам, в рубке был только Тенга, по уши погрязший в задачках, так что на сигнал тревоги сначала никто не обратил внимания. Честно говоря, после умиротворяющей перламутровой Нерасты сама возможность сигнала тревоги в голове не возникает.

Наконец, я услышала, что, кажется, нас вызывают.

- Элейя, представляешь? - Тенга повернул ко мне обросшее бородкой лицо, - ну кто может оттуда сигналить?

- Никто, - удивилась я.

- А что такое Элейя? Планета такая? - встряла Мартышка, - ну и что тут удивительного?

- Все удивительно, - хором сказали мы. - Там джунгли, - объяснила я, - а в джунглях живут элеаты. У них никакой технологии, висят себе на деревьях и поют.

- Погоди, мам, я же видела элеату там, на станции! Они же путешествуют? - Марта влезла на спину Тенги и посмотрела через его плечо на разворачивающуюся на экране панораму Элейи. - она же еще мне мою музыку предсказала.

- Да уж, музыку, - скривилась я. - Предсказывать - это они могут. Мне одна такая предсказала белый камень. Я уж думала, это Великое пространство знает что, а оказалось, это пульт управления одного из колодцев. Колодец-то мы запустили, а вот белый пульт на белом снегу потеряли. Никто не знает, Мартышка, как они путешествуют. К ним как-то уже привыкли все.

- Дядька, тебе надо бы побриться, - Марта подергала Тенгу за бороду, - а то прямо как дикий человек из джунглей.

- А что? По-моему, мне идет, - Тенга вывесил зеркало в одном из окон экрана, полюбовался на себя и огладил подбородок, - я прямо настоящий герой звездных дорог, суровый мужчина, звездный волк. Ну-ка, скажите мне, женщины, правда ведь мы не оставим без помощи взывающего о?..

- Тебя, братишка, кажется, больше загадка привлекает, - с ходу раскусила его я, - интересно ведь узнать, кто вообще может оттуда сигналить.

- Хха, можно подумать, тебя не привлекает. Или тебя, ребенок?

- Еще как! - вскричали хором мы с Мартой.

***

Посадочную площадку в джунглях мы нашли с трудом. Все, что не было водой, покрывала бушующая зелень. Но, к счастью для нас, неподалеку от зовущего маячка нашлась торчащая из зеленой массы плоская скала. Судя по следам, на нее уже садились. И маяк, видимо, поставили рядом не просто так.

В этом мире полный скафандр не был нужен, хватило тонкого комбинезона-лиора с антибактериальной маской. Детский был истошных флуоресцентных цветов, чтобы не потерять ее ни в какой местности. Наши поспокойнее, мой - красный, тенгин синий.

- Сейчас, сейчас, - пробормотал Тенга, не глядя тыкая в кнопки шлюза. Другой рукой он крутил колесико какого-то прибора, - пока вы там в игрушки играли, я тут затарился. Вот, - штучка включилась как раз когда мы вышли на гладкую обожженную скалу. - пеленгатор. Вот так, - он показал, как, - мы видим маяк. А вот так - элеат. Они, кстати, поблизости. А вот так... а вот так вы видите, что вы ничего не видите, а почему вы ничего не видите, вы сейчас увидите... А, вот, заработало. О, да тут вулкан!

- Ты это только по прибору заметил? - рассмеялась я, - да вот же он, прямо перед носом, дымится.

- Ой, действительно. Извините, отвлекся. Слушай, а с ним все в порядке? Почва подрагивает.

- Так это про вулкан нас позвали? - озабоченно спросила Мартышка, уже выискивающая способ спуститься со скалы, - да тут лестница!

- Молодец. Ну, идем?

Маяк обнаружился у подножия скалы, в тщательно выдолбленной нише. Маяк был характерного дизайна, мы такие приборы в огромном количестве встречали на астероиде. И он, кроме пространственного сигнала, еще и пиликал.

- Мам, это же ящеричная штучка! - воскликнула Марта, - у них всегда такие украшения по краям. Так это, значит, ящерики его поставили?

- Так, - сказал Тенга, - этот сигнал мне пеленгатор глушит. Ничего, если я маяк отключу? Мы-то уже здесь.

- Вообще-то, нас всего трое, - напомнила я, - и один из нас ребенок. А вдруг не справимся?

- Обратно включим, - пожал плечами Тенга, - проблем-то.

В четыре руки мои родичи быстро оприходовали маяк, раздражающее пиликание прекратилось.

- Я, кажется, знаю этот знак, - сообщила Мартышка, ткнув в пиктограмму в черном секторе шкалы приборчика, - это значит "спящий". Выходит так, что тревога включается, когда спящий. Кто тут спит?

- Кто б ни спал, ему не позавидуешь. Только заснешь, как сразу пиликать начинает.

- Может, он так спит, что из пушки не разбудишь, - усмехнулся Тенга. - Пошли, посмотрим на этих ваших элеат.

- Почему это они наши, - возмутилась я.

- Ну, это вам же, девочки мои, они всякие предсказания выдают.

Здесь все было таким большим, что двигаться сквозь лес нам было не слишком трудно. Под поваленными стволами мы просто проходили, цветы огибали, под грибами подныривали. Вблизи джунгли совсем не выглядели зелеными. Во-первых, свет, проходя сквозь листья, становился золотистым. Во-вторых, вокруг всё цвело, сияло красками, отвлекало. К счастью, неистовые цвета мартышкиного лиора и здесь бросались в глаза. А я вот вполне могла бы спрятаться на фоне трехметрового то ли цветка, то ли гриба. Я начала понимать яркую коралловую окраску знакомых элеат, здесь она должна выглядеть гармонично. Боюсь, без тенгиного пеленгатора мы бы их не нашли.

Прибор вывел нас к ним с точностью. Мы оказались на поляне, затянутой сверху чем-то вроде паутины, и с каждого дерева свисала элеата, похожая на оранжево-розовое желе. Глаза у всех были закрыты.

- Так вот кто спит, - прошептала Мартышка.

- Они точно спят? - озабоченно приблизился Тенга к ближайшему существу. - То есть, я хочу сказать, с ними все в порядке?

Я потрогала одну из них. Теплая, чуть теплее меня, какая и должна быть. Элеата, не открывая глаз, просвистела несколько бессвязных нот, отмахнулась щупальцем и снова застыла.

Поверхность планеты снова тряхнуло, раздался грохот, словно покатились какие-то камни, но элеаты не пошевелились.

- Ну-ка погоди-ка, я вот сейчас на них настроюсь, - Тенга снова углубился в свой приборчик, - ага. Теперь он регистрирует излучение их мозга... Ну или что там у них вместо мозга. Мыслительная активность, так или иначе, присутствует. Им снится что-то! Больше, к сожалению, пока сказать ничего не могу. Пойдем домой? Я на экране посмотрю.

- Ну вот, - нахмурилась Мартышка, - а погулять?

- Вот, пока будем домой идти, и погуляем.

Когда мы взобрались на скалу, мне показалось, что корабль как-то покосился на своих опорах. Шлюз, однако, открылся. Мартышка, ворча, что после дезинфекции эта штука гнется как-то не так, сворачивала себе какую-то игрушку из подобранного в лесу куска лианы. Тенга принялся возиться с экраном.

- Не могу сказать, что им снится, - наконец объявил он. - ну, неважно. Оказывается, тут по всему материку полно элеат, и, что характерно, все они спят! Мозговая деятельность одинаковая. А, между прочим, летний день на дворе.

- Да тут зимы и не бывает, - сообщила я, - мягкий климат, райские места.

- Что ж им не живется-то? - Тенга задумчиво дернул себя за бороду. - не оставить ли бороду навсегда? С ней хорошо думается...

Почву опять тряхнуло, корабль накренился сильнее.

- Ох, не нравится мне это, - пробормотал Тенга.

- А давайте позвоним ящерикам? - предложила Марта, и глаза ее загорелись. - Если они поставили маяк, значит, они знают, зачем.

- Что, так и будем их по любому поводу дергать? Они же вроде бы наши соперники.

- Ну вот! - обрадовалась Марта и полезла на колени к Тенге, - мы с ними уже играли, так что ничего страшного, если мы спросим.

Нам оставалось только смотреть, как деловитый ребенок набирает на экране код корабля Сурамандиатара-Экхаравиама. Нас трясло, на обзорной части экрана было видно, как дымит вулкан и вздрагивают деревья. Вокруг вулкана небо было полно каких-то летающих существ.

На экране появилась морда смутно знакомого молодого ящерика, но Марта, судя по всему, знала его хорошо.

- А, Тараомин-Хараямон, привет! Ты мог бы позвать Сурамандиатара-Экхаравиама?
- Привет тебе, Марта-Матуа, играющая. Управляющий в оранжерее, наслаждающийся растениями, но я способный его позвать.
- Только срочно, будь таким добрым, - Марта моментально переняла неловкую манеру разговора младшего ящерика.

Нас снова тряхнуло. Горизонт наклонился.

- Вы озабочены, - оценил нас Сурамандиатар-Экхаравиам. За нашими спинами ему, видимо, ясно виднелся окружающий ландшафт на обзорном экране. - Это что же у вас, Элейя? Сработал мой маяк?

- Да, - Тенга перехватил инициативу, - мы, собственно, звоним спросить, для какой цели он был поставлен.

- Элеаты увлеклись путешествиями, - деловито объяснил ящерик, - и попросили меня установить сигнал на тот случай, если все они заснут, и некому будет удерживать планету. Они спят?! Будите их немедленно.

- Ничего не понял, - нахмурился Тенга. - путешествуют, спят, удерживают... Как их будить-то?

- Как хотите, только поторопитесь.

Снова тряхнуло.

- Пристегнись! - Крикнул Тенга и защелкнул ремень прямо поверх Мартышки. Я последовала его примеру, и вовремя, потому что скала под нами треснула и развалилась, и корабль покатился вниз, в джунгли. Тенга зашарил руками по значкам экрана, включил силовое поле, и на нем мы мягко съехали в толстый мох.

Связь с ящериками, как оказалось, не прервалась.

- Судя по всему, вы упали, - мрачно прокомментировал Сурамандиатар-Экхаравиам и раздраженно поднял гребень, - вы на редкость неторопливые. Сначала разбудите, во имя Великого яйца, объяснения потом.

Тенга открыл окошко с данными о состоянии элеат.

- У нас тут все грохочет и трясет, а они и ухом не ведут. Чем еще их можно разбудить, если их даже вулкан не берет?

Я вспомнила, какой самый ужасный, резкий, раздражающий звук слышала за последнее время.

- Мартышка, - обреченно сказала я, - тащи свою ролассу.

Мартышка засветилась.

- Что, можно поиграть, правда?! Айоо!!! - она выкрутилась из-под ремня, убежала в свою каюту, к счастью, Тенге удалось развернуть корабль так, чтобы пол оказался внизу. Опоры, правда, скорей всего, безнадежно сломались. Мы лежали на брюхе под зеленой кровлей древесных ветвей.

- Ох, у меня там все попадало, - сокрушенно покачала головой Марта, возвратясь в рубку. - А роласса цела!

- Тенга, внешний динамик! А я, с вашего позволения, уши заткну.

Тенга нажал несколько кнопок, выдвинул из пульта микрофон и наклонил его к Мартышке.

- Погоди-погоди, я тоже, - мы заткнули уши, но резкий вой струн пробился и сквозь пальцы. Из внутреннего динамика донесся сдавленный рёв, звякнул сигнал оборванной связи. Нет, все-таки, пальцы - плохие беруши.

Через некоторое время я узнала мелодию. Марта пыталась сыграть соло из одиннадцатого концерта Маята Торуа, последние пять нот которого приводили меня в экстаз. О, нет, в этот раз экстаза не будет, хотя я узнала мелодию, а это уже хороший знак. Вот она наконец вырулила к последним нотам, и три вышли совершенно чистыми, особенно последняя. Марта обрадованно протянула ее до конца смычкового колесика и оборвала классической завитушкой, совершенно чистой и точной.

Я осторожно отняла пальцы от ушей.

- Ребенок, ты, кажется, наконец нашла свой звук.

- А можно я теперь буду играть в рубке?

- Нет! - Хором рявкнули мы с братом.

***

Планету больше не трясло, даже вулкан перестал дымить, и все мы чувствовали, что кульминация пройдена. После мартиной музыки ничего существенного произойти уже не могло. Элеаты проснулись, мы лежали на брюхе, ящерики на связь не выходили. Я, расслабившись, свернулась в кресле, Тенга пошел проверить, как дела со шлюзом.

- Заклинило, - сообщил он, но даже и это известие никого не расстроило. На экране я видела, как по лесу перемещаются пятна кораллового цвета, видимо, к кораблю приближались разбуженные нами элеаты. Из внешних микрофонов доносилась какая-то музыка, посвистывание, звон.

Одна из элеат, перетекая по ветвям, приблизилась к самой обшивке корабля и повисла перед одной из камер.

- Очень хорошо, что вы нас разбудили, - прозвенела элеата прямо в микрофон, - мы никогда не слышали такой странной музыки. Мы совершили ошибку, вы ее исправили. Если вам нужна наша помощь, она будет предоставлена. - Голос элеат всегда звучал словно бы в огромном резонирующем зале, и потому казался загадочным и величественным. Неудивительно, что их пророчества пользуются в Великом пространстве таким вниманием. Хотя сейчас она ничего особенного не сообщила, действительно, они уснули, мы им помогли, резонно было бы попросить ответной помощи. Без которой мы, похоже, не можем ни взлететь, ни выйти.

Корабль приподнялся и улегся повыше и поровнее. Тенга повертел обзорным датчиком.

- Они нас на бревна поставили. Как они это делают?

- Видимо, так же, как удерживают землетрясения, - пожала я плечами.

- Мы хотели бы попросить вас сыграть нам еще раз, - подали голос элеаты снаружи, - если вас не затруднит. Мы освободили вам выход.

- Марта, настал твой звездный час. Заодно и погуляешь.

Счастливая девица, прижав к груди ролассу, облачившись в комбинезон, выскочила наружу, в джунгли, и подняла инструмент. Элеаты свисали с деревьев и готовились внимать, мы на всякий случай прикрутили звук во внутренних динамиках. И вызвали Сурамандиатара-Экхаравиама.

- У нас все в порядке, Сурамандиатар-Экхаравиам, но объясни теперь, прошу тебя, что это было!

- Хорошо-хорошо, информация в обмен на информацию. - буркнул ящерик. Судя по гребню, он все еще злился. - Это было три элеатских таланта. Телепатия, телепортация, телекинез. Телепатия - это как они говорят. Вы не могли не заметить, что говорят они все разом. Телепортация у них проявляется довольно странным образом. Они путешествуют во сне. Каждая из них, что когда-нибудь предсказывала вам будущее на станциях или планетах, спящая на дереве у себя дома. А телекинез для того, чтобы не допускать неприятных опасных землетрясений или, скажем, помочь незадачливым вечноиграющим суэланцам взлететь с планеты. Все понятно? А теперь вы скажите, что это такое у вас звучало громкое отвратительное скрипучее режущее уши?

- Это роласса! - хором ответили мы.

- Роласса?! Это знаменитая нестианская колесная арфа? Хыррр. Теперь я уверен, что на концерт Ансора Стир Варена на Лустиарки я не полечу. - ящерик со щелчком захлопнул гребень и отключился, не прощаясь.

- М-даа, - наконец, протянул Тенга, - надеюсь, он не совсем на нас обиделся. А то ребенок нам этого не простит.

- Все будет хорошо, ящерик к нам уже привык, не обращай внимания. - заверила я и кивнула в сторону обзорного экрана. Там Марта самозабвенно крутила колесико ролассы, а элеаты покачивались в такт музыке. - и Марта не будет обижаться, она счастлива.

Видимо, любая музыка может найти своего слушателя.
Tags: игра, тексты
Subscribe

  • опять не еду

    Ну что, что бы мне там ни говорили большевики, Израиль начал выпускать своих к нам, но так и не начал пускать нас к себе. Чего-то я вот вообще больше…

  • облом

    Консульство ответило, что не может меня пока в Израиль впустить. Мол, подайте заявку, когда ситуация с пандемией улучшится, еще раз. То есть, это не…

  • трудный день

    Смотрели затмение через очень удачные сварочные стёкла. Впервые, кажется, на моей памяти затмение в Питере было при совершенно ясном небе. Впрочем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments

  • опять не еду

    Ну что, что бы мне там ни говорили большевики, Израиль начал выпускать своих к нам, но так и не начал пускать нас к себе. Чего-то я вот вообще больше…

  • облом

    Консульство ответило, что не может меня пока в Израиль впустить. Мол, подайте заявку, когда ситуация с пандемией улучшится, еще раз. То есть, это не…

  • трудный день

    Смотрели затмение через очень удачные сварочные стёкла. Впервые, кажется, на моей памяти затмение в Питере было при совершенно ясном небе. Впрочем,…