kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

Жизнь в картинках/4

Заканчиваю повествование - до нынешнего момента.


Две фотографии под номером двадцать восемь

а) Спуск Штандарта на воду. Я на восьмом месяце, это дело почти прячется среди карманов рабочего фирменного комбинезона, и, чтобы живот был виден, я помечаю его огромной куфией, повязанной чуть выше живота. В таком состоянии он виден еще как! Мы стоим в живой цепи, охраняющей народ от падения в воду, над нашими головами опускается в Неву наше детище. Набережная еще не построена, всюду из бетонных блоков торчат железные штыри, на которые позже насадили гранит, на берегу сорок тысяч человек народу, сорок милиционеров - по одному на тысячу - и нас - тоже сорок. Милиция, увидев толпу, самоустранилась, и охранять народ пришлось нам. Эйфория невиданная! Позже я первый (и наверное, последний) раз в жизни выступала перед такой огромной аудиторией, но, поскольку для публики мы прошли незамеченными, отпечаталось другое: как я стояла пузом вперед, держа одной рукой, кажется, Пашу Забиякина, а другой - кого-то из девочек, и на наших спинах лежала подавшаяся вперед, к кораблю, толпа.

б) Темная ванная комната, я сижу в воде и пою индейскую песню - на каждой схватке. Рядом на полу сидит Ольга Ивановна и шепотом читает какой-то наговор (как я вспомнила этот кадр, когда читала Дяченковский "Скрут"). Больше никого и ничего - ни Базиля (ну, не судьба, хотел он быть с нами, и совершенно случайно оказался недоступен), ни электрического освещения, ни музыки. И не так уж это больно, как рассказывали - нет, ну, больно, конечно, и совсем не там, где ожидалось, но боль сглаживается радостью и отсутствием страха: я знаю, что не больна. Я знаю, что сейчас во мне происходит работа, малыш выбирается наружу, ему тесно, конечно, но скоро все закончится и мы посмотрим друг на друга. С детства я ковыряла пальцем черную выбоинку посредине ванной, она казалась мне какой-то особенной, только я не знала почему. Наверное, это был взгляд вперед: именно на этой точке появилась на свет моя дочка. Ее положили мне на живот, она внимательно на меня посмотрела - говорите, у младенцев взгляд несфокусированный? Редко кто до того и после того смотрел на меня так ясно и изучающе.
"Аська", - сказала я. Возражений не последовало.

Фотография двадцать девятая
Англия, Портсмут, полоса отлива. На камушке сижу я, рядом играет с камушками девятимесячная Аська, тут же - рюкзак, гитара, треуголка. Мы приехали в Англию, надеясь попасть на Штандарт в его первом плавании, и опоздали - корабль ушел. Я присела на бережок, выпустила Аську поползать - и вдруг поняла, что мне хорошо! С грудным ребенком, в чужой стране, с тяжелым рюкзаком, в жаркой треуголке, с невключившимся еще английским и с зачаточным количеством денег - я была на своем месте. Коренной житель этой планеты, путешественник на дороге, странник и счастье в одном флаконе. Естественно, с таким настроением можно продать не только слона, и судьба моя решилась в пять минут.

Фотография тридцатая
Некому было сфотографировать выражение моего лица, когда на папиной Даяцу долго-долго мы поднимались от голубого с золотом Мертвого моря - вверх по горной дорожке - по тягомотному серпантину - по жаркой пустыне - выше и выше - и обнаружили табличку "Уровень моря". Мертвое море вообще вызывает ощущение другого мира. Это вода? Ну нет. В мире, который я написала, чтобы иногда в нем жить, есть такое глубинное озеро, очень холодное, с вязкой не-водной водой - а тут то же самое, но теплое, горячее. И почему никто не рассказывал мне, где это - золото на голубом? Это оно - голубое и золотое, вязкое, горячее, нереальное. А ведь я еще не видела знаменитых соляных столбов...
Кстати, там же, недалеко от этой таблички, на вершине недоступной горы, мы обнаружили белый жигуль-копейку - в качестве финального удара.

Фотография тридцать первая
Крым, Лисья бухта, мы только что взбирались на самую высокую гору, которую можно было увидеть от нашей стоянки. Добрались на вершины, Ник повалялся там, как морская звезда, Яр, не отрываясь от рассказываемой телеги, то исчезал за очередным камнем, то возникал с сообщением, где лучшая тропинка - по праву старожила - и вот я лечу на пятках по указанной Яром тропинке, это такая осыпь, спуск с горы, тормозить нечем, зацепиться не за что, у-у-у-страшно-весело, ущелье сужается, торможу на повороте собственной задницей (прощайте, шорты), и надо мной нависают мелкие и коренастые, торчащие прямо из скалы, сосенки. Стоп-кадр.


Фотография тридцать вторая
Веду корабль - совсем недавно пришлось стать штурманом. Всей вахты у меня - пять человек, включая меня, но Митьки мои - молодцы, верю в них больше, чем в себя. Впереди рыбацкий сейнер, прикидываю, что мы как раз пройдем у него по корме - мы идем под парусом, и маневрировать не очень хочется. "Кэти, - почти шепотом говорит остроглазый Митька, - по-моему, у него сети. Глянь в бинокль". Гляжу. Ахтеркницу ему в поясницу! Он тащит за собой сети - и какие там два треугольничка на мачте? Как же, дождешься от них. "Право на борт! - ору истошно, - приводимся!" И мы приводимся - вчетвером, один из нас за штурвалом, Димка - вовремя на палубе появляется Сержант со своей вахтой, ввосьмером кое-как подбираем паруса, совершаем рывок, обходим этого гада, уваливаемся... разошлись. Первый мой собственный маневр на этом дубовом ящике, черт его дери, моего любимого деревянного парня. Дрожу от пережитого ужаса - и ужасно горда собой и моей вахтой.

Две фотографии под номером тридцать три
а) Темно. Ничего на этой фотографии не видно, кроме россыпи невнятных огоньков.
Это мы с Совой ведем корабль по реке Шельда, в Антверпен.
И ведем разговор приблизительно такой:

- Ты следующий буй видишь?
- Вон тот? Это наш?
- Нет, этот не наш, наш вон тот.
- Ага, держу на него.
- На карте вон там склад использованных буев.
- А...
- А это что за хреновина?
- Не знаю, подойдем - узнаем.
- По-моему, у нее брови.
- По-моему, у нее краник. Это не она, это он. У нее есть краник, значит, он мальчик...

Вокруг темнота, глаз коли, фарватер невероятно извилистый, буи друг с другом перепутать - раз плюнуть. Да еще такие странные штуки по ходу дела обнаруживаются. Еще минут пятнадцать после конца вахты капитан не отпускал меня с мостика - не в обиду Максу, но любому нужно время, чтобы разобраться в этой ночной путанице буев.

б) Мы с Аськой под священным дубом, где-то в Дании. До сих пор не знаю, где мы тогда остановились, тем сказочнее. Можно было ехать дальше - после того, как в восемь вечера веселый немецкий барабанщик с полной барабанной установкой в стареньком Вольво высадил нас на заправке - но нам так понравился близлежащий холм, что обе решили на нем ночевать. А там - дольмен пятитысячелетней давности и священный дуб. И вот - под дубом наша палатка, на дубе, где-то в самой вышине - Аська, и трасса с заправкой с нашей стоянки совсем не видна. Одного не хватает для привычной картины - костра, но я не решилась разводить костер в чужой стране и в таком историческом месте, а купила себе на заправке горячего кофе. Время у нас еще есть, пока корабль с регатой обходит всю Данию, мы пересекаем ее по суше - автостопом. И наслаждаемся.

Фотография тридцать четвертая
Фотография сегодняшняя: захожу в антикварную лавку, привлеченная стоящим там футляром для скрипки. Внутри оказывается скрипка 1977 года, мастер Петров, Ярославль. Настраиваю, пробую - звучит. Продавец с удовольствием слушает, как я пиликаю и даже продолжает мелодию - мама, я что, научилась играть по-человечески? И вижу себя в зеркале: кривая ковбойская шляпа, самодельная куртка с лапшой, безумные глаза и дурацкая улыбка, под подбородком слишком большая - похоже, 5/4 - скрипка с подбородником не с той стороны.

Вот, собственно, и все картинки, о которых я хотела вам рассказать.

Subscribe

  • даосские практики

    Так перегрузилась всей этой фигнёй, что заболела. Кости ломит, температура 37,2 и вообще всё как-то непонятно. А по субботам мы все собираемся в…

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • про войлок

    Дорвалась сегодня до войлочной лавки и набрала себе всякого на бешеные тыщи. На этот раз в основном ярких питерских цветов: черный и коричневый. Уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • даосские практики

    Так перегрузилась всей этой фигнёй, что заболела. Кости ломит, температура 37,2 и вообще всё как-то непонятно. А по субботам мы все собираемся в…

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • про войлок

    Дорвалась сегодня до войлочной лавки и набрала себе всякого на бешеные тыщи. На этот раз в основном ярких питерских цветов: черный и коричневый. Уже…