kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

Почтмейстер (девятое из "Морской птицы")

Мы получаем очень много почты. Говорят, в Тихом океане есть остров размером чуть ли не с Австралию, собранный из пустых пластиковых бутылок. Если бы нам пришлось проходить сквозь бутылочный остров, наверняка, в каждой бутылке оказалось бы послание, адресованное кому-то из команды.



Мне пишет Ясичка с другой стороны земного шара. Джонсону пишет жена. Сандре – брат и бабушка. Практически каждый матрос хотя бы бутылку в неделю да получает, а капитанская почта уже не поддается подсчету. В последнее время в приморской Европе появились в лавочках стильные плоские бутылочки-конверты, специально для морских посланий. Вообще-то, их принято посылать по почте, но наши корреспонденты смело доверяют их Океану. Конечно, такая бутылка дойдет, но как сложно будет ее выловить!

В районе Бермудского треугольника нас догнали все бутылки, которые по каким-то причинам не сделали этого раньше. На ужин в кают-компании опоздали почти все матросы: пришлось организовать настоящую охоту, чтобы ни одно из писем не потерялось. Сандра оправдала нарушение режима атакой бутылок, и капитан немедленно потребовал нанять в Нью-Йорке почтмейстера, а если нет еще на примете подходящего человека, то разыскать его как можно быстрее.

Интернет-сообщество мы завели совсем недавно, и оно уже успело стать привычным. Как только появлялась связь, Сандра усаживалась на широкой скамье юта с ноутбуком и телефоном и набивала планы корабля на ближайший месяц, отвечала на письма, принимала заявки. Заявок было довольно много, к нам часто просились то помощником библиотекаря, то офис-менеджером, и нужно было только выбрать.

Стоянка в Нью-Йорке в этом году была совсем недолгой. В этом мегаполисе хватает библиотек и книжных магазинов, так что найм нового сотрудника оказался чуть ли не единственной задачей в городе. Мы уже выяснили, что основного кандидата зовут Робин Игл, он ходил матросом на двухмачтовой яхте и знает как минимум четыре языка. Сандра, сюрреалистично выглядящая в своем камзоле с серебристым компьютером на коленях, лихорадочно шелестела кнопками, и, когда мы уже подключали к водяной трубе наши танки, к борту подошла высокая девушка с короткой стрижкой и трагическим выражением лица.

- Я Робин Игл, - представилась она, - собираюсь устроиться к вам на работу.

Сандра, кажется, ничуть не удивилась; возможно, я был единственным дураком на корабле, который ожидал увидеть мужчину. Между ними завязался оживленный разговор, Сандра пригласила претендентку на борт и увела на длинную экскурсию по всему кораблю. Был ясный и яркий день, а разговоры с капитаном происходили, как правило, вечером, и гостью надо было чем-то занять.

Но ближе к вечеру капитан объявил отход, так что формальный найм сотрудницы так и не состоялся. Сандра определила девушке каюту, объяснила будущие обязанности, приписала ее к своей вахте. И махнула, видимо, рукой на формальности: в конце концов, никто из других претендентов так на борт явиться и не успел, можно усмотреть в появлении Робин руку судьбы, вообще принимающей много участия в наших делах, и больше не беспокоиться.

Работа ей немедленно нашлась: первую бутылку мы встретили в миле от берега. И понеслось. За несколько первых вахт Робин выучила всю дневную часть команды в лицо, да и вообще оказалась молодцом и вися за бортом на шторм-трапе, и доставляя улов адресатам. Я получил письмо из дома: родители пространно рассказывали, до какой степени все у них в порядке, и даже сестра нарисовала мне благополучнейшую из картинок: домик с садом на фоне слоистых гор и себя саму на качелях. И ни одной кошки. На языке сестры кошки означают беспокойство, в самые тяжелые времена она изрисовывала километры бумаги совершенно одинаковыми встревоженными кошками. Видимо, тяжелые времена прошли.

Корабль втягивался в спокойную океанскую жизнь. Морские переходы куда лучше стоянок. Пока мы не дошли до Бермуд, писем ночной части команды не приходило, а с дневной почтой новая сотрудница справлялась блестяще. Но по каким-то причинам уже целую неделю капитан не мог выкроить полчаса, чтобы принять ее на работу как положено.

Как-то на моей вахте, как раз, когда Сандра поднялась ко мне на мостик поболтать, на верхнюю палубу вышла и Робин. Рассеянно и печально достала из кармана сигарету без фильтра, закурила.

- Робин, - укоризненно привлекла ее внимание Сандра, - я же тебе говорила, курить у нас можно только на баке.

- Странный запрет, - меланхолично пожала плечами девушка, - пароход ведь железный.

Я непонимающе уставился на нее, она – на Сандру. Сандра слегка побледнела и подняла бровь. Робин пожала плечами и выкинула сигарету за борт. Весьма деревянный, на мой взгляд, борт.

Молчание начало становиться тягостным, но тут и Робин это заметила, тяжело вздохнула, извинилась и отправилась на бак, доставая по дороге следующую сигарету.

- Сандра, - спросил я осторожно, - а ты уверена, что…

Сандра стремительно покраснела.

- Что она готова? Знаешь, по ее повести мне показалось, что да. Ну, это так было написано, словно она все это сама пережила. Мне было как-то неловко спрашивать в лоб.

- Сандра, - медленно сказал я, - боюсь, у нас будут неприятности.

- Да ну, не может быть, - отрезала Сандра, - может быть, девочка просто любит железные пароходы. Избирательность восприятия. Не могла я так ошибиться.

Но неприятности последовали уже на вахте Джонсона, последней перед вахтой капитана. Пришла первая бутылка для ночной команды.

Сандру мучила то ли бессонница, то ли дурные предчувствия. Я утащил на бак книгу Эшли, но так ее и не раскрыл, догадавшись наконец спросить, что за повесть у Робин. Сандра вкратце пересказала мне фабулу, щедро сбагривая ее восхищенными эпитетами, но мне показалось, что восхищение ее вызвано скорее личностным резонансом, чем литературными достоинствами текста. Впрочем, как знать – я его не читал. Я еще только начал формулировать ответ, как на бак поднялась озабоченная Робин с бутылкой в руке и спросила, кто такой Грэхем Фогерти. И не промахнулась ли бутылка мимо корабля.

- Это из ночной вахты, рыжий такой парень, - объяснила Сандра, - подожди полчасика, скоро смена вахт, тогда ему и отдашь.

Робин присела рядом с нами, а нам пришлось сменить тему. Сандра внезапно заинтересовалась книгой Эшли, нащупала на корешке маленькую закладочку, которой отметила особенно залихватский декоративный узел, и принялась допрашивать меня, понял ли я пояснения к картинке – с такой настойчивостью, словно ей это и впрямь было интересно. Я достал из кармана кусок шкимушгара и попытался воспроизвести узел, вполне безуспешно. Робин некоторое время следила за моими и затем сандриными манипуляциями, пожала плечами и мрачно заметила:

- Вряд ли в современном флоте хоть что-то из этого может пригодиться. Скажите, Сандра, вот ваш костюм – вы занимаетесь реконструкторством?

- Нет, - холодно ответила Сандра, - это костюм времен расцвета парусного флота, а я как раз и служу на паруснике. Костюм придумали не дураки. Удобно, попробуйте.

- На паруснике? – Робин подняла глаза вверх и словно впервые заметила полотнище фока у себя над головой. – как-то это все несерьёзно… - пробормотала она себе под нос.

- Несерьезно? – Сандра расслышала, и явно не собиралась эту реплику упустить. Кажется, в отличие от меня с моими узлами, Робин затронула интересную тему.

- Нет, это я так.

- Нет уж, мне интересно!

- Нну… Парусники, камзолы, романтика… Я читала, вы просто плавучая библиотека. А у меня складывается ощущение, что вы тут в пиратов играете. Я хочу сказать, ну, когда переживешь что-то серьёзное, все это начинает казаться детскими играми. Треуголка эта ваша… Я-то уже взрослая.

- А, - покивала Сандра, - конечно. Кстати, вот капитан идет. Сейчас склянки пробьют.

На палубе появился капитан, как всегда блестящий и подтянутый, и, судя по ритмичному и азартному бою рынды, склянки отбивал вездесущий Том Лири. Наступила полночь.

- Где? – спросила Робин.

Сандра помрачнела. Робин во все глаза смотрела на верхнюю палубу, Сандра – на Робин.

- Кому Джонсон сдает вахту? – наконец, спросила Робин обморочным голосом.

- Робин, - мягко спросила Сандра, - скажи пожалуйста, повесть твоя о погибшем ребенке – это твоя фантазия или ты писала с натуры?

- При чем тут это? – взвилась Робин, словно ее задели за живое, - я же не об этом спрашивала!

- Нет, отчего же? – в Сандре словно проснулся спящий до тех пор психотерапевт: никогда ранее не слышал я в ее голосе такой бездны терпения, - мы как раз подходим к теме, кому сдает вахту Джонсон.

- Как это может быть связано? – истерическим шепотом воскликнула Робин, - моя история и весь этот бред, который происходит на корабле?

- Самым прямым образом. Скажи, когда ты написала мне о трагических событиях, которые ты пережила, и прислала ссылку на текст – что ты имела в виду?

- Да меня просто уничтожили! – прорвало Робин, - я три года писала роман – буквально кровью сердца… - я поморщился, - отнесла его в издательство к Мартину, а он… он такое мне написал… такую грёбаную рецензию… конечно, после этого все между нами было кончено. А роман – он для меня был как ребенок! Как лучшее детище! Тогда я и написала эту повесть. А если бы не написала – точно бы умерла от горя… Мы были такой красивой парой – Робин и Мартин. А он меня просто растоптал. Вам этого не понять. Судя по тому, как вы тут играете, ничего с вами серьёзного в жизни не случалось. Да вы не врубаетесь, как это – потерять самое дорогое, на котором столько надежд сошлось, столько планов…

- Да, я поняла, - кивнула Сандра с совершенно спокойным лицом, - бедная девочка.

Я переводил взгляд с девушки на мою коллегу и обратно. В присутствии Сандры девичьи откровения выглядели кощунственно, я-то знал историю нашего старпома, а на лице Сандры абсолютно ничего не отразилось.

- Робин Игл, - громом прозвучала корабельная связь – вас вызывает капитан. Поднимитесь, пожалуйста, на мостик.

Робин убежала, бросив бутылку для Фогерти у моих ног, а Сандра с размаху ткнулась лицом в колени.

- Дура, бессмысленная дура! – взвыла она шепотом.

- Кто, Робин?

- Да нет же, я! Купилась на девичий трагизм.

- Ты бы не купилась, если бы… - я замолчал. Язык не поворачивался.

- Ну да, если бы сама не потеряла ребенка, - жестко продолжила Сандра, - личные переживания подвели. Я могла бы быть и поумнее. Ну, все, капитан меня на берег спишет, если не вовсе за борт.

- Старшему помощнику подняться на мостик, - снова проскрипели динамики, - повторяю…

В отличие от Робин, Сандра тронулась с места с неспешностю идущего на эшафот, и бутылку взять с собой не забыла. На мостик она поднялась с гордо выпрямленной спиной, на ходу сунула бутылку набивающему шкот грота Фогерти прямо в карман и скрылась в штурманской рубке.

Меня снедало любопытство. Совершенно очевидно, что Робин не способна увидеть капитана и его вахту, слишком она занята собой, слишком себя жалеет. У меня сосало под ложечкой от желания увидеть краем глаза идиотскую сцену, которая сейчас должна бы происходить в рубке. От волнения я докурил трубку до конца, вычистил ее, забил и снова раскурил. Тут ко мне присоединился Джонсон.

- Что это с нашей Сандрой? – сразу спросил он.

- Промашка вышла, - объяснил я, - Робин-то… того.

- В самом деле? – удивился Джонсон, - а текст-то у нее вполне. Написано со знанием дела. Не Хэмингуэй, конечно, но вполне качественно. Даже местами пронзительно, - пожал он плечами, доставая свой аккуратный кисет. – Можно было подумать, что она совершенно подходит. Я бы Сандру не винил.

Тут уже я уставился на него с изумлением. Восторги Сандры показались мне вполне женственными, девочка девочку всегда поймет, особенно если принимает ее за сестру по пережитому горю, но от Джонсона не ожидал.

- Надо же, - сказал я, - почитать, что ли.

Мы напряженно помолчали, пытаясь расслышать хоть какие-то звуки с кормы. Тщетно: слышимость на верхних палубах совсем не так хороша, как на нижних.

Наконец, из каюты показалась задумчивая Робин со свернутой бумажкой офисного формата и удалилась вниз, на жилую палубу. Сандра появилась много позже, когда мы оба совершенно уже извелись. Поднялась на бак, присела на планширь, молча закусила свою изящную трубочку, но ни прикуривать не стала, ни нарушать молчание.

- Ну? – не выдержал я, - что капитан?

- О, капитан в порядке, - невпопад отвечала Сандра.

- А Робин что?

- Капитан ей показался, договор подписал, все хорошо, - похоже, в эту минуту наш старший помощник частично отсутствовал. Мне захотелось потрясти ее за плечи, но это, несомненно, было бы нарушением субординации.

- А ты-то как? – заботливо спросил Джонсон.

- Я? Я спать пойду. Мальчики, я вам завтра все расскажу, ладно? – устало сказала Сандра, сунула в карман так и не раскуренную трубку и исчезла в темноте.

***
Наутро Сандра была бледна, и капитан заменил ее мной. «Лучшее лекарство – сон во время вахты. Вы плохо выглядите, леди» - сообщил он, и мне пришлось отстоять две вахты подряд. Не самое страшное для летнего океана, знай, веди себе корабль одним и тем же галсом. Я, поглядывая то на компьютер, то на книгу Эшли, изучил все-таки вчерашний заковыристый узел и от скуки навязал таких с десяток. А еще велел выкатить на палубу пустую бочку, чтобы Робин складывала в нее почту для ночной команды. Бутылок уже пришло много.

Робин старалась не попадаться никому на глаза.

На вторую свою вахту Сандра, однако вышла – видимо, лекарство помогло. На обед кок порадовал нас свежей макрелью, которую мы наловили на снасть-дорожку прямо на ходу. Ела Сандра с аппетитом, и я перестал за нее беспокоиться.

После полуночи мы привычно собрались на баке.

- Надо решить, как поступить с ночной почтой, - резво начала Сандра, - я не буду бегать с бутылками, а Робин не может.

- Ты же говоришь, она увидела капитана? – не понял я.

- Эх. Так то капитана. Нет, по-моему, случай безнадежный.

- Так что капитан решил?

- В любом случае, до Дакара она идет с нами. Жалование ей капитан определил пока половинное, потому что вторую половину работы будет делать кто-то другой. Интересно, кто.

- Бутылки, что ли, раздать? – раздался снизу веселый голос Тома Лири, застрявшего под рындой. Из всех любителей слушать чужие разговоры Том-Ушки-Топориком был самым вездесущим. – Так это я могу, что ж вы сразу не сказали, мэм. Мне это раз плюнуть: я грамотный.

- Том, солнце ты мое, - умилилась Сандра, - так займись этим поскорей, бочка на главной палубе!

Мы проследили, чтобы Том удалился на достаточное расстояние, и в две пары глаз со значением посмотрели на Сандру.

- Ну ладно вам, ладно, - нахмурилась она, - я расскажу. Да и рассказывать нечего. Кэп просто открыл ей глаза кое на что.

- Каким образом? – поднял бровь Джонсон.

- Письмо написал. В общем… захожу в штурманскую, там Робин сидит с потерянным видом. Капитан сидит в своем кресле, а она его в упор не видит. Нервничает. Капитан смотрит на меня – вот как вы сейчас смотрели, чувствую, что сейчас он меня испепелит. «Что же вы, говорит, так оплошали?» Я понимаю, что вслух отвечать неудобно, молчу. Капитан берет лист бумаги, что-то там быстро пишет и сует через щелочку в ящик стола. «Возьмите, - говорит, - из стола эту бумагу и дайте ее девушке». Делаю, что велено, Робин читает, меняется в лице и хватается за голову. Краснеет, как капитанский камзол, едва не волосы на себе рвет. Я потом заглянула в эту бумажку… Ну, понимаете, капитан ей обо мне рассказал, и она, видимо, вспомнила, какой ерунды тут наболтала. Стыдно стало дурочке впервые в жизни. Ну, она утыкается мордой в колени, потом голову поднимает – а капитан уже перед ней стоит. А дальше был обычный прием на работу, вопросы, договор. Капитан, конечно, и на нее надавил слегка, так что она, слава Богу, не теряла нити до конца беседы. Потом ее отпустили, а со мной еще поговорили немножко.

- В смысле?

- Чтобы я не надеялась на благотворное воздействие стыда.

- А почему ты такая пришибленная была? Я еще вахту за тебя отстоял.

- Спасибо, Йоз, мне и правда как-то нехорошо стало. Сама не знаю. Вроде бы я и в курсе, что капитан наш Дарем бывает иногда… страшен нечеловечески, а тут как-то проняло. Я больше не буду.

- Нет, ты уж будь, - усмехнулся Джонсон, - мы уже как-то к тебе привыкли.

На баке возникла ухмыляющаяся физиономия Лири.

- Все отдал, господа! – козырнул он нам троим, - а вас зовет капитан.

- Упс, - прошептала Сандра, поднялась и повлекла нас за собой. Морской шик – засовывать в карман горящую трубку.


- Вас, должно быть, интересует, почему я вообще принял ее на работу, - капитан начал с места в карьер, безо всякого вступления, - я решил не томить вас ожиданием. А то вы вот даже болеете от этого, - он легонько поклонился Сандре. – Так вот спешу сообщить вам, что ее текст сыграл в этом не последнюю роль.

- Но, сэр, - нерешительно возразила Сандра, - мне кажется, вы повторяете мою ошибку…

- Нет-нет, - улыбнулся капитан, - разница все же есть. Дело не в пережитых ужасах. Я уже заметил, что вы приняли повесть за документальную, но я-то – нет. Вы наверняка думаете, что обязательное условие приёма на корабль состоит в опыте потери близкого человека?

- Нну… - замялась Сандра, - вообще-то, я так и думала.

- Чушь, - отрезал капитан. – Это только один из вероятных путей, самый короткий. Девушка, хоть и не теряла никого безвозвратно, могла бы видеть ночную команду. В те моменты, когда не жалеет себя. Обычно её «я» такого размера, что просто не позволяет заметить что-то еще. Текст убедил меня в ее частичной пригодности.

- Каким образом? – скорбно вставила Сандра.

- Для автора, создающего текст такой достоверности, что в него погружаются вполне уже взрослые люди, - капитан доверительно наклонился к Сандре, - нет разницы, пережил ли он события самолично либо прожил их вместе со своим героем. Когда она писала свою повесть, жалость к себе временно сменилась любовью к ее героине. Если бы она смогла оставаться в этом положении, она могла бы стать неплохим членом нашей команды. Но жалость к себе, к сожалению, перевесила. Знаете, вам троим, как и многим другим в нашей команде, очень повезло в жизни. Вы все еще очень молодые люди, но события вашей жизни вывели каждого из вас из этого опасного периода разбухшего «я». Без этого вам пришлось бы пройти долгий, долгий путь, едва ли не более длинный, чем мой.

- А что делать с Робин? – уныло спросила Сандра.

- За борт выкинуть? – предположил капитан, - а что, она попадет в ночную команду, а я мигом поставлю ее на ноги. У меня, знаете ли, неплохо получается.

- Ваши ребята, сэр, и без того неплохо стоят на ногах, - проворчал не терявший присутствия духа Джонсон, - им уже жалеть себя поздновато.

- Или так, действительно, само получится. Хороший выход, - кивнул капитан. Я посмотрел на него с ужасом. Как бы я ни относился к Робин, решение выглядело слишком экстремальным.

- Ну нет, - вскинула нос Сандра, - так, при всем моем уважении, нельзя. Если она не жалеет себя, когда пишет, значит, надо заставить ее писать. Или нет, не заставить – увлечь. Правильно?

- Отличная идея! Приступайте.

- У нас не получится, - мрачно пробурчала Сандра, когда мы вернулись на бак, освещенный зеленым и красным фонарем, докуривать трубки. – Кажется, прошло время доверительных разговоров с Робин.

- Надо на нее библиотекаря напустить! – нашелся я. – пускай даст ей почитать что-нибудь, подкинет какую-нибудь идею… Ну, он же может.

- Действительно. Лишь бы согласился. Сходи ты к нему! Он вроде бы к тебе хорошо относится.

Библиотекарь согласился не слишком охотно, но мы и не охоты от него хотели, а помощи. Через некоторое время Робин можно было уже заметить в промежутках между бутылками с высокохудожественным блокнотом в руках, видимо, этой канцелярской принадлежностью Хорхе ее и соблазнил. Как взаправдашний Хэмингуэй, она самозабвенно строчила в блокноте карандашиком, и глаза ее горели. Через некоторое время Том Лири снова начал являться в любом неподобающем матросу месте, потому что ночную работу взяла на себя Робин.

- Все получилось, - сказал я капитану, когда он застал меня в штурманской после полуночи с очередным заковыристым узелком Эшли. – не знаю, о чем она пишет, но, кажется, помогло.

- Я заглянул, - сообщил капитан, - что-то на морскую тему. У девочки хороший слог.

- А почему это так действует, сэр? – задал я, подумав, беспокоящий меня вопрос. – все-таки это всего-навсего литература…

- А девушка считает, что мы всего-навсего реконструкторы, - усмехнулся капитан. – но это у нее, кажется, проходит. Волшебная сила литературы! Невозможно пред нею устоять.
Tags: Морская птица, тексты
Subscribe

  • вечернее чтение

    Начала читать в прямом эфире "Школу в Кармартене", и что-то так это зашло, что, видимо, рано или поздно начитаю ее вслух всю. Читать пришлось,…

  • книжек дают! Правда, электронных

    А в электромагазине Макса Фрая "ТСК.Зеленый" появился, второй том! По идее, если тыцнуть тут в картинку, можно прямо в магазин попасть и книжку…

  • черный человек

    У всякого автора, живущего в стиле персонажа, должен быть свой чёрный человек, чтобы загадочно и внезапно вторгнуться в жизнь и поставить там либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • вечернее чтение

    Начала читать в прямом эфире "Школу в Кармартене", и что-то так это зашло, что, видимо, рано или поздно начитаю ее вслух всю. Читать пришлось,…

  • книжек дают! Правда, электронных

    А в электромагазине Макса Фрая "ТСК.Зеленый" появился, второй том! По идее, если тыцнуть тут в картинку, можно прямо в магазин попасть и книжку…

  • черный человек

    У всякого автора, живущего в стиле персонажа, должен быть свой чёрный человек, чтобы загадочно и внезапно вторгнуться в жизнь и поставить там либо…