kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

а теперь про Прагу



Пока картинка только эта, потому что уже два часа ночи, а завтра вставать. А это пока наибольшая для меня из пражских загадок.
Кому посвящен этот памятник на набережной недалеко от монастыря на Слованех? Этот двухголовый крылатый парень - только его часть. Возглавляет композицию мрачный и спокойный пожилой каменный дядька, похожий на писателя - но имени нет. А вокруг дядьки происходит какой-то кромешный бронзовый ужас, которого я без перевода не поняла.



Впрочем, и сам монастырь за памятником ошеломляет. Из вполне готической базилики вырастают две перекрещивающиеся взлетающие ракеты, совершенно современные, напоминающие памятник возле ВДНХ.

А мне вообще нравится эклектика, и потому я в Прагу влюблена. Эти вот многовековые наслоения, из-под-пятницы суббота, из-под строгого кашемира - кусочек брабантского кружева, здесь расчистили штукатурку - а под ней не кирпичи, а романский каменный портал, там сняли кусок барочной лепнины - и выглядывает старое сграффито. Все напоказ, для туристов - смотрите, вот это у нас было, а перед этим - это, а раньше - вот то. Сама старопражская манера выставлять картины снаружи дома чего стоит.

Туристов так много, что даже радуешься нелепости какой-нибудь вроде того монастыря с ракетами. Понимаю, почему, кроме фотографических акварелей, распечатками которых полны все уличные стенды, популярны и еще совершенно лубочные картинки "про Прагу", в преувеличенно ярких красках детских игрушек. Я ведь и сама всю дорогу рисовала разноцветным карандашом. Прага такая старая, что ей не жалко дать в себя поиграть.

На еврейском кладбище, конечно, я побывала. И тут балаган - ну невозможно настроить себя на положенный трагический лад, когда они тут так толпятся. Эти камушки выражают вообще всё: ну да, толпимся, наступаем друг на друга, ссоримся, сбиваем друг друга с ног - но все-таки подтаскиваем наверх тех, кто оказался в самом низу, чтобы и о них как-то помнили. Да кладбище и не так волнует, как какая-нибудь случайная еврейская вещь, всплывающая где-нибудь в витрине или на базаре. Везде вон продаются поддельные указочки для Торы, а я на базаре трогала настоящую, серебряную, 1889 года. Когда не стало в Праге евреев, остались вещички, сначала их свалили в Испанской синагоге, похожей на мавританскую шкатулку, а после они расползлись по городу и до сих пор бродят, как потерянные звери.

Очень модно там показывать, как делаются разные штуки. На Вацлавской площади каждый день стоят кузнецы, продают колокольцы, штопора, ножики - тут же и куют между делом что-нибудь простенькое. Если выйти из Вышеграда через большие каменные ворота, повернуть направо, и пойти, никуда не сворачивая, вниз по той улочке, что спускается с холма, то по левую руку будет гончарная лавочка. Там ребята делают глиняную посуду прямо в том зале, где ее потом и продают. У нас оттуда чашечка. А недалеко от Староместской площади есть помпезный на первый взгляд магазин "натуральных вещей", там на втором этаже стоит чан с бумажной массой - тоже прямо в торговом зале - и хмурый парень льет эту бумагу прямо на глазах у покупателей.

Если посмотреть на Прагу сверху, видно красные крыши и чёрные. Так вот черные - это не черепица, потемневшая от времени, а шифер природный, сланец. Из него там горы сложены. Когда-то и Питер крыли чем-то подобным, но в нашем климате не покатило, перешли на медяшку, а потом на жесть - а у них ничего, стоят. Он мягкий совсем, легко пластается на пластинки, а потом его можно класть, как черепицу.

Вот в Питере у нас в каждом дворе детская площадка, утром для детей, вечером - для алконавтов. В Праге не так. Детские площадки можно по пальцам пересчитать, зато это уж никаких алконавтов там не будет никогда. Привратник, бесплатный туалет, кран с водой - обязательный набор.

Кстати, о воде. Меня вот поражает, что прямо в большом городе везде торчат водяные колонки, в которых в самом деле есть вода.

А еще я видела мостовые, вымощенные торцами. Правда, все-таки, на всякий случай - в крытых переходах, куда не попадает дождь.

И вот еще, кстати, обилие крытых переходов завораживает. Чем-то Прага похожа на сыр: в нее положили много дырок! Но это очень старый сыр, твердый, вроде пармезана, хотя в пармезан дырки и не добавляют. К вечеру ноги можно класть на сковородку, не отбивая: уже, считай, готовы.

Мы вот и по воде покатались, хотя и жалели потом, что на велосипеде, а не на нормальной гребной лодке. Лебедем соблазнились. Он там один между двумя плотинами, на три лодочных базы - на вывеске его базы так и написаны: лодочки (лодички), катамараны, лебедь. Эта белая тварь оказалось страшно неповоротливой, и ноги устали еще сильнее, чем от ходьбы по острым камням. Тем более, что Аська достает до педалей только лежа. Но все равно хорошо, лучше отметиться, чем потом думать о нем всю жизнь.

Погода нам досталась ненормальная на редкость. В это время, говорят, в Чехии жарко - а мне даже довелось один раз вусмерть замерзнуть. Это мы в Карлштейн ездили, промокли до нитки, особенно я, у Аськи-то был зонтик. А я вообще враг всяческим зонтикам, вон и вчера угробила один.

На прощание Прага показала нам, какой бывает теплой, но насладиться теплом не дала, потому что детские площадки закрываются в семь, и нам пришлось три часа жить на вокзале. А кофе в ларьках там даже хуже, чем в автоматах. Вообще, до и после поездки я читала много путевых отчетов, и все они касаются так или иначе еды - где-были-что-ели, ну, в крайнем случае, пили. Видимо, это правило такое - ну, если задуматься, то жареный сыр - это интересная идея, а у Флеку варят вкусное пиво и называют его пивочком. Все, насчет еды я отметилась ;)

Скрипки мне попадались на каждом шагу. На блошином рынке злобный старикашка не дал мне потрогать завалящую на вид скрипку, сообщив, что нефиг лапать дорогое, но зато дал полапать настоящую кремневую пистоль, на вид куда дороже той скрипки. А другие ребята дали поиграть офигенный альт, правда, был он без кофра и смычка, да и пяти тысяч крон у меня не было, ну и сколько можно коллекционировать инструменты. Даже и без звука от скрипок в Праге некуда деваться. Ими украшают стены, их расписывают городскими пейзажами, на них играют марионетки, ангелы и статуи, их продают в любой антикварке и на каждом столике на блошином рынке. "Скрипки тебя преследуют," - говорит Аська.

Пока мы ходили с мамой, то от антикварных лавочек оттаскивала меня мама, а Аська утешала и говорила, что, когда бабушка уедет, мы оторвемся и облазаем их все. Стоило бабушке уехать, как Аська взяла на себя ее роль и, завидев очередную лавочку, начинала тащить меня в другую сторону, приговаривая "Тебе нельзя туда ходить, ты антикварный маньяк, пойдем лучше в игрушечный".

Все, четвертый час ночи, все остальное я как-нибудь потом расскажу, под картинки, которые тоже как-нибудь обработаю. Их там где-то семьсот, надо бы из них выложить хотя бы десяток.
Subscribe

  • как мы концерт играли

    Ради этого концерта я не давала себе толком заболеть, вот и единственную попытку температуры подняться сбила даосскими техниками. В общем, я такой…

  • концерт с трансляцией

    Сыграли вчера концерт, хоть и без барабанов, но довольно драйвово. И застримили его заодно. Народу в зале было довольно мало, но на нас вообще мало…

  • на диком западе

    Это был дикий запад Карельского перешейка. И это был мой четвертый опен-эйр в этом месяце. Как только стало можно хотя бы опен-эйры, все с цепи…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments

  • как мы концерт играли

    Ради этого концерта я не давала себе толком заболеть, вот и единственную попытку температуры подняться сбила даосскими техниками. В общем, я такой…

  • концерт с трансляцией

    Сыграли вчера концерт, хоть и без барабанов, но довольно драйвово. И застримили его заодно. Народу в зале было довольно мало, но на нас вообще мало…

  • на диком западе

    Это был дикий запад Карельского перешейка. И это был мой четвертый опен-эйр в этом месяце. Как только стало можно хотя бы опен-эйры, все с цепи…