kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

несостоявшийся вулкан

Курс нашего корабля был - ноль.
Нас это забавляло чрезвычайно. Несколько суток подряд вахтенные начальники выглядывали из штурманской рубке и переспрашивали: "На румбе?" - и рулевой гордо отвечал "Ноль!" Мы шли строго на магнитный север.

С тех пор, как мы перевалили через полярный круг, ночи фактически не было. Так, мягкие вечера, освещенные красноватым солнцем, катящимся по кругу. Капитан вообще не выходил на мостик, и мы временно разбили корабельное время на человеческие вахты. Дневная и ночная команда совершенно перемешались, и некоторая прозрачность ночных матросов абсолютно не мешала им управляться со снастями и днем. Но, когда однажды за какой-то надобностью заглянул я в капитанскую каюту, обнаружилось, что и там у капитана завелся компьютер, экран радара, джипиэс.

- Видите? - развел руками Дарем, - я уже привык к вашему веку.

На севере нам было спокойно и свободно, словно полярный день освобождал нашу команду от обычных условностей. В моей вахте теперь было не шесть матросов, а двенадцать: половина - ночных. Вскоре я обнаружил, что и дневная моя шестерка увлеченно заплетает какие-то шкертики в удивительные морские сувениры. Немудрено: матросы прошлых времен сызмальства учились ручным ремеслам, за время владычества железных кораблей многое забылось, и сейчас ребята пользовались случаем и учились у старших товарищей. Почти у каждого на рукоятке свайки красовался уже многорядный узел "турецкая голова", парусиновые мешки с вещами обросли брелоками, такелажными излишествами и плетеными украшениями. Погода развлечениям способствовала: дул ровный хороший зюйд-ост, и мы шли одним галсом, практически не прикасаясь к парусам. Так что те из стариков, на кого не успели еще насесть дети моего века с просьбой показать, как вяжется или плетется то или это, задумчиво вязали безразмерные шарфы из шерсти, вывезенной нами с острова Джерси.

Путь наш лежал к острову Ян-Майен - уж не знаю, кому мы там понадобились; там и народу-то всего человек двадцать пять. Но, поскольку там есть настоящий действующий вулкан Бееренберг, я не стал интересоваться, что мы там забыли. Я, если можно так сказать, вулканозависим. Скалы моей родины - мягкие, осадочные; холмы сверху округлые, и выступающие зубцы серого камня только кажутся прочными и острыми, на самом деле этот сланец ломается руками. Я много читал о вулканах, видел их в кино, и теперь меня воодушевляла предстоящая на севере всамделишная огненная гора.

В туман мы вошли на вахте Джонсона. Я курил на баке, вместе с впередсмотрящим мучительно вглядываясь в белое молоко. Еще худо-бедно было видно клюв нашей носовой фигуры; кончик утлегаря уже не различался. Ну, тут я ничего не мог поделать: власть моей фантазии кончалась там, где Сандре хотелось поставить два стакселя и летучий кливер, моя бы воля - бушприт был бы куда короче.

- Это ты так надымил? - услышал я с трапа странно гулкий голос Сандры.

- Ты разбогатеешь, - сообщил я ей в ответ.

- Да ну? Скоро? Оно бы мне не помешало, в Лондоне продается полный Патрик О'Брайен в твердых обложках, я бы прикупила... - Сандра присела как раз на таком расстоянии, чтобы можно было уже рассмотреть ее заспанные глаза и принялась любовно прочищать и набивать свою маленькую трубочку, - так ты, значит, думал обо мне? Приятно, черт побери! На румбе ноль, вокруг тоже ничего не видно, так хоть кто-то обо мне думает...

Я не слишком много внимания уделил ее болтовне. В окружающем молоке краем глаза чудилось мне какое-то шевеление, мелькание, и я старательно пытался поймать его прямым взглядом - тщетно. На самом деле, видимо, ничего там не мелькало. Просто глаз, привыкший к шевелению волн, томился бездействием. Никого из ночных я теперь на палубе не различал - растворились, что ли, в тумане.

- Йоз! - вывела меня из раздумий Сандра, - скажи мне, как мифовед и романтик, зачем мы идем на Ян-Майен.

- Вулкан смотреть, - предположил я.

- Ну, это только ты можешь забраться в самую ультима-туле, чтобы смотреть там вулкан. Должна же быть более внятная причина. Забытая рукопись древности или бедные метеорологи, умирающие от недостатка чтения... А?

- То есть, ты ведешь корабль на север - и не знаешь, зачем?!

- Это только кажется, что я веду, - усмехнулась Сандра, - ведет, конечно, кэп. Подумаешь, на палубу не выходит. Мы его глаза и руки, а голова-то он. Вот я и пытаюсь понять, что там, в этой голове. И, сколько ни думаю - нет ответа!

- А спросить?

- Ну... спросить. Во-первых, задавать глупые вопросы капитану - это нарушение субординации. Он, конечно, простит, но мне будет неудобно. Во-вторых, он может и не ответить. И посмотрит так, что захочется вымыть палубу собственной шляпой. Знаешь, есть в нем что-то от учителя истории. Был у меня такой в школе. Мы боялись его, как огня, а ведь он ни разу и голоса не повысил. Черт, трубка не курится совсем в этой сырости. Дай-ка мне свою чудесную зажигалку, мне, похоже, без нее не справиться.

Зажигалку я купил в Дании, в городе Хорсенсе, где как раз производится табак моей любимой марки. Штучка была действительно чудесная, и очень дорогая, литой бронзы, изогнутая под трубку, с турбонаддувом. Я протянул ее Сандре - и тут в окружающем мире что-то изменилось. Туман не рассеялся, но в нем забрезжило какое-то тревожное пятно, и мы уставились на него во все глаза, пытаясь рассмотреть, что это такое.

Оглушительно хлопнула дверь квартердека, и на палубе возник капитан во плоти, и был он страшен. Мне он с перепугу показался сгустком тумана с горящими глазами, и я, кажется, понял, почему Сандра боялась его о чем-то спрашивать.

- Йоз, быстро вниз за библиотекарем, - голос капитана разнесся по всему кораблю, и клочья тумана разлетелись по бортам, оказавшись матросами его вахты, - Джонсон, держи прямо на эту тень, Сандра, командуй боцману свистать всех наверх к парусному маневру... - дальше я слушать не стал, а летел уже вниз по трапу на нижнюю, библиотечную, палубу.

Само по себе то, что что-то произошло, было неплохо. Хуже было то, что я совершенно не понял, что же произошло. Найти библиотекаря было отдельной задачей, он властвовал на нижней палубе, и с его любовью к Борхесу меня не удивляла некоторая шестиугольность конструкции нашей библиотеки. Наконец я отыскал в этих сотах вход в его каюту, постучался - и услышал изнутри переполох: падали какие-то книжки, шуршали какие-то тряпки, доносилось приглушенное чертыхание. Впрочем, недолго. Уже через полторы минуты библиотекарь возник на пороге, безукоризненно одетый, но встрепанный и с перекошенными очками.

- Что, уже? - хрипло спросил он, - все готово, - он показал мне какой-то кожаный сверток и понесся впереди меня к трапу, ведущему наверх.

Наверху обнаружилось, что мы ложимся в дрейф; а темная тень вычленилась из тумана и оказалась большой лодкой с драконьей головой на форштевне. На мачте маячило какое-то красное пятно. Я было собрался проверить, как обстоят дела с моей бизанью - ее надлежало подобрать, но капитан подозвал меня уже совершенно человеческим голосом.

- Йозеф, вам с вашей любовью к морским легендам это будет интересно, - мягко сказал он, - постойте здесь.

Мы стояли на баке, у вант левого борта, и приближающийся дракар становился все отчетливее. И теперь я ясно видел скелетообразную фигуру в красном плаще, сидящую на рее. Кажется, что-то такое я читал...

- Ну-ка, Йозеф, - обратился ко мне Дарем голосом учителя истории, - скажите мне, кто это?

- Это Стёте, - выдавил из себя я, - Он украл кольцо у богов.

- Точно! Мы с вами находимся у самого истока легенд о морских скитальцах, из зафиксированных эта - самая ранняя. Вам действительно повезло.

Рядом с нами возникла закончившая маневр Сандра.

- Ну надо же, - шепотом сказала она, - не думала, что мне так повезёт.

- Нам, - вкрадчиво поправил ее Дарем, - нам повезёт. Вы думаете, мне так часто приходилось с ним встречаться? Только раз до сих пор. Вы принесли?.. - он поискал глазами библиотекаря, нашел, удовлетворенно кивнул и забрал у того сверток. Дракар между тем поравнялся с нашим бортом, оттуда взметнулся разлохмаченный пеньковый конец, и кто-то из ночной команды резво заложил его на нагель.

Скелет с рея подождал, пока ритм качания дракара совпадет с движениями нашего корабля, и перебежал по нему прямо к нам на бак. Вблизи оказалось, что он вовсе и не скелет. То есть, я видел его как бы вдвойне - и призраком, и просто худым рыжеволосым бородачом. Капитан протянул ему сверток библиотекаря, викинг осклабился и вручил капитану маленький кожаный мешочек, чуть наклонил голову (или череп) - и побежал по рею обратно, бережно прижимая полученный пакет к груди. Дракар отшвартовался и исчез в тумане.

- Все, - сказал капитан, - идем на юг, здесь дела закончены. Идём туда, где хотя бы бывает ночь. А то что-то вы расслабились, рында-булини плетете целыми днями. Кстати, Йозеф, ваша вахта.

И правда, в ту же минуту матрос Джонсона отбил склянки, словно прощаясь с викингом Стёте колокольным звоном.

- Йоз, - виновато сказала Сандра, когда я уже принял вахту и один из моих ребят принес мне кофе, - извини, я зажигалку твою утопила.

- Ну вот, - уныло отозвался я. - Почему?

- Кэп-то еще страшнее, чем я думала, - объяснила Сандра, - даже этот рыжий викинг с ним не сравнится.

Мы помолчали. Курс был теперь неинтересный - сто шестьдесят или около того, корабль рыскал, словно искал выход из тумана. А меня мучал вопрос, что же было в этом кожаном свертке.

- Сандра, - сказал я, - ты спать не идешь. Отпусти меня с мостика на пять минут.

- Ага! - вскричала она, - ну, иди, но с тебя рассказ! Я же тебя знаю, ты библиотекаря расспрашивать идешь, скажешь, нет?

- С тебя зажигалка, - отпарировал я. По сути дела возразить мне было нечего.

Когда я вернулся, корабль уже не рыскал - Сандра с ее чувством паруса быстро всё настроила, как надо.

- Ну? Что говорит наш слепой хорхе?

- Угадай, - ответил я. Ответ оказался таким простым, что мы могли бы и сами догадаться.

- Книжка почитать? - догадалась Сандра.

- И не просто книжка, а стихи. Или даже песни.

- А у нас откуда?

- Библиотекарь говорит - нарыл. В прошлый раз Стёте пожаловался, что скучно ему. Полторы тыщи лет в море, ни поработать, ни повоевать. Ну вот и достали ему стихов.

- А он за это что капитану дал?

- Библиотекарь не знает. Мало ли.

Мы снова замолчали. Сандра все не уходила с мостика - переживала, видимо, встречу.

- Ты чего смурной такой? - спросила наконец она, - все из-за зажигалки дуешься? Ну, зажигалка за мной, не расстраивайся...

- Да нет, - объяснил я, - вулкан. Так и не посмотрел.

Сандра спустилась в штурманскую рубку и надолго там застряла.

- Знаешь, - сообщила она снизу, - куда кэп следующий курс проложил? На Сицилию!

- Этна? - обрадовался я, - Этна сойдет.
Tags: Морская птица, тексты
Subscribe

  • про войлок

    Дорвалась сегодня до войлочной лавки и набрала себе всякого на бешеные тыщи. На этот раз в основном ярких питерских цветов: черный и коричневый. Уже…

  • неэффективность

    Не пользовалась сайтом госуслуг с 14 года. Пароль забыла, конечно. И думаю теперь, что бедным американцам, которые всерьёз дуются на хакерскую…

  • такая штука

    У меня со вчерашнего дня есть жидкий бубен. Нуачо, реальный бубен каждый день с собой не потаскаешь, а иногда внезапно надо дождь там отогнать или…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments