October 16th, 2019

девушки

с днем рождения, дочерь!

Вчера отмечали Аськино двадцатилетие в Каледоне вафлями-двадцатигранниками и собиранием фанерно-шестереночной колёсной лиры. Народу в результате было всего восемнадцать человек - против прошлогодних шестидесяти двух. Видимо, нужен какой-то средний вариант созывания на день рождения. В прошлый раз звали, и Лес едва не лопнул. В этот тихонечко прошептали на ушко - вот народ и не пришел, забежали ближайшие друзья и все свои. А деньрожденный концерт Аську не очень впечатлил, хотя остальным-то понравилось, был народ, был хороший звук и душевная атмосфера. Но с юбилеями всегда так: ждешь чего-то этакого, а потом до твоего юбилея не доживает один из родителей, да и друзья доходят не все.

А вот шестерёнок в результате оказалось море. Пять наборов UGEARS, из них два - это как раз колёсная лира. А сейчас Аська собирает трамвай. Держалка для карандашей не очень удалась, календарь наоборот оказался очень в кассу. И колёсная лира даже как-то звучит.

Я не чувствую ничего особенного от того, что моему ребенку двадцать. Ну... бывает. Для меня она всегда, отродясь - человечище, вне зависимости от того, девять месяцев ей или двадцать лет. Но немножко жалко, что мы не потянули устроить ей такой праздник, о каком мечталось.

А я подарила полезное: новый походный рюкзак. Рыженький. Родители вечно дарят какую-нибудь полезную хрень.
девушки

книжку нашла

Случайно вытащила из щели между мирами книжку, которую давно искала.

На наших районных файлообменниках часто появляются книжки, а тут была полная полка фантастики, в основном действительно неплохой. В том числе там была и Ольга Ларионова, сборник под названием "Сотворение миров", то есть, ни о чем не говорит.
А оказалось, что это трилогия, которую я давно искала - "Соната моря", "Клетчатый тапир", "Лабиринт для троглодитов". Плюс куча рассказов.

Очень любопытно было перечитать во взрослом состоянии. Героиня такая девушка-подросток девятнадцати лет, где-то как раз моего склада, с ножиком и бездной рефлексии, в девятнадцать лет я в ее шкуру влезала со свистом, узнавая каждую мысль, а сейчас уже извне смотрю на то, какая она вышла живая. Кроме девочки Варвары, там и другие вещи греют. Постоянные отсылки к строителям мегалитов, например. Ну, всё логично: это для нас, запертых в одном мире, сама мысль о передвигающихся с планеты на планету строителях неприлична. А в их кочевой вселенной, где заселить десяток других планет говно вопрос, глупо как-то отрицать очевидное, когда и сами делаем приблизительно то же самое, только менее долговечное. В этот раз меня еще и троглодиты зацепили: существа, от скуки впадающие в апатию, и моментально оживающие, когда становится интересно. Да я прямо узнаю себя! Такие зайцы.

Но, насколько мне нравятся её повести - и эти три, и "Леопард", и "Чакра Кентавра" - настолько же не нравятся рассказы. Нормально, когда девятнадцатилетняя девочка руководствуется эмоциями и поиском идеального партнёра, но когда пятидесятилетний космолётчик весь на эмоциональном надрыве - как-то недостоверно выходит. И иногда вообще обрывающиеся хвосты: потеряли на планете чуваков, выращивающих себе женщин, своего товарища. Пошли товарища искать, тут-то чуваки и признались, что, мол, потеряли в результате катастрофы женщин, последняя спятила, пришлось клонировать, поэтому, раз уж так вышло, можно лепить себе идеальных красавиц, ну, почти идеальных; спросили вашего друга, как выглядит идеальная женщина земли, ну он и нарисовал. После чего всем показывают идеальную женщину друга, у всех внезапное сатори - и где друг, уже никого не интересует. Хорошо, что друг потом появляется в другом рассказе.

Может быть, потому мне сложно, что в рассказах-то мы все время тренируемся, вот и сейчас, и я приблизительно представляю, как они делаются. В романе есть где развернуться, и хвосты подобрать, и найти, черт побери, хоть одну мотивацию для героя, кроме отношенечек между полами - а в рассказе это всё нужно уложить в несколько страниц. Роман - это растровая штука, рассказ - векторная. Вообще, рассказ круче, чем роман, потому что больше взаимодействия с читателем: мы как бы творим вселенную вместе, автор расставляет направления мысли, читатель достраивает у себя в голове. Но тут надо хорошо отличать важное от неважного.

Из рассказов мне разве что "Планета, которая ничего не может дать" нравится, но это любовь с детства, возможно, эффект утёнка. Но я там и неподобранных хвостов не помню.

Но я всё равно Ларионову люблю. Надо бы вот так себе и "Чакру Кентавра" достать для коллекции.