June 17th, 2018

капитан Тренд

как съездила

Я таки нашла себе помоечку для ночлега, встала там лагерем и развела костёр. Тут-то всё и наладилось.

А начиналось не очень. Сначала я на границе случайно отправила многоденег неведомо кому. Потому что у теле2шной платилки с моего телефона хаотически прыгает курсор.

Потом оказалось, что ни автомата с бесплатными картами, ни магазина с газовыми баллончиками больше нет. Это вот тогда, когда мы с Зяблой приехали в Хельсинки первый раз, город был к нам лицом и старался обаять. Теперь-то привык уже, так что там - в общем, как здесь, только велодорожек больше.

Без карты и баллона шаман недоволен. В кои-то веки решила быть законопослушной, не повезла баллон через границу, а горелку взяла. Но город сжалился и швырнул в меня картой центра, где я и обрела полуостров с крематорием, а за ним берег с кедрами и хорошо экранированную помоечку. Снаружи ни за что не заметишь, что там кто-то может копошиться. И от центра в велодоступности.

Катание по горам с грузом - это совсем не то, что катание по плоскому Питеру. Тут кататься - как дышать, левой-правой, вдох-выдох, всё легко, хоть вообще с велосипеда не слезай. А там я очень быстро почувствовала, что у меня ноги. Зато и увидела новые места, до которых не добиралась пешком.

Какие там удивительные избалованные птицы! И инфантильные чаечки, которые точно знают, что их будут кормить, и поэтому сохраняют совершенно детское "дай". И непуганые неведомые мне гуси-не-то-утки, у которых как раз сейчас пушистые смешные детеныши.

А у кедров молодые шишки - синие.

Сувениры привезла исключительно мелкие, и никакого сыра. Мне все время казалось, что, если я добавлю еще что-нибудь в багаж, он меня окончательно перевесит. Так что привезла горсть мелочей: немножко художественных материалов, детский тамбурин, который прямо на месте переделала в бубен, вынув тарелочки, и набор для петанка, умещающийся на ладони. В песочнице, видимо, играть. Меня обаяли шарики синего металла, похожие на мои даосские шарики. Ну и вообще всякого внутреннего ребенка радуют вещи неправильного размера.

И никакой очереди на границе. Полезно возвращаться в субботу, а не в воскресенье. Хотя, конечно, я бы там пожила еще несколько дней.
девушки

варенье и филоложество

Варенье из лиственничных шишек я доварила, добавив сахару. Теперь оно - то, что нужно! И его довольно мало. Завтра принесу в Лес на Чкаловской продавать. Или, может быть, сегодня привезу, а завтра буду продавать, а то по понедельникам я и так много тащу.

Между прочим, непростая задачка определить, в каком падеже у меня слово "сахару". Что-то вроде количественно-отделительного. Это как добавить не еще столько же, а чуть-чуть. Выпить чаю: не весь чай выпить, а так, глотнуть. Видимо, так. Зато с местным падежом у нас всё хорошо: в Лесу! Именно там будет наше варенье.

Некоторые пишут, что, мол, лишние падежи вымерли за ненадобностью. Вопрос спорный. Мы же их употребляем! Не знаем правды (лишительный падеж), говорим "мам!" (звательный), считаем в счётном падеже, бываем в местном. Кажется, кто-то поленился и начал их игнорировать, посчитав незначительными. Ну и зря.

Хорошо, что лиственницу и ее шишки никто пока не отменил.