April 29th, 2018

у реки

неправильно горюешь

Неожиданно у меня развернулась вконтакте дискуссия о моём посте годичной давности, в день теракта. Я писала о том, что поехала на день рождения к Р., несмотря на случившееся, как смотрела на город и как я люблю его людей. И одна дама нашла пост оскорбительным. Дно-днище рассказывать, как я что-то праздновала в дни траура. Я пиарюсь на трагедии. Она выбросит наши карты в печку. Я упёртая самовлюблённая сучка. И всё такое.

Меня неприятно поразило, как всё быстро забылось. Год назад все писали посты под хэштэгом "недождетесь" о том, как жизнь продолжается. Потому что мы петербуржцы. Мы не прогнемся под террористов. Мы будем продолжать жить, обедать, обнимать друг друга, ходить в гости, наряжаться, потому что не террористы правят нашим миром, а социальные связи, дружба и взаимоподдержка. Взаимоподдержка в те дни действительно была удивительная, как-то мы все почувствовали тогда, что мы петербуржцы.

Ну, ладно, чему я удивляюсь, ко мне даже в пост о смерти Вовки приходила дама поругать меня за то, что я как-то неправильно с ее точки зрения горюю. У некоторых людей очень возвышенные представления о том, как надо горевать, и не дай мне бог прогоревать как-то неправильно! Если не я утонула в той реке, не была в том поезде, не была в том чернобыле - значит, я не имею права говорить об этом или рисовать об этом.

Про Чернобыль, кстати, аналогичную телегу я услышала еще лет в шестнадцать, устроив самостийную выставку на Невском. Уселась с картинками - и узнала, что не имею права рисовать знаменитую чернобыльскую сосну и черную звезду, потому что не была в том Чернобыле. Тридцать лет прошло - а я всё еще не понимаю этой логики. У неё как-то нет предела.