January 20th, 2018

у реки

такое

Просыпаюсь с утра, ну, днём, а тут ужасные вести: погиб летающий человек и удивительный писатель Костик Наумов, он вот только что пятнашки вёл, всю жизнь летал по всему миру и просто так летал над холмами, над морем - а погиб в обычном автомобиле в обычном городе Минске.

Выхожу проветриться, покупаю себе книжку "Небеsное, Zлодея", иду домой с книжкой под мышкой и с унылой мордой. Возле нашего дома есть такой спуск к гаражу, на тротуаре получается практически горка, ценность на нашем идеально горизонтальном дне моря, и ее никогда не чистят почему-то. Там всегда лёд, а со льдом есть два способа бороться: сколоть ломом и ходить спокойно - или раскатать и кататься. Лом не у каждого дома завалялся, у меня вот нету, а раскатать может любой человек - вот и раскатали. Навстречу идут папа с дочкой, папа чуть помладше меня, дочке лет одиннадцать. Тоже серьёзные, по делам идут. Пропускаю их - и скатываюсь, устоять невозможно, даже когда грустишь.

Достаю ключ, оборачиваюсь - а папа с дочкой тоже развернулись и с горки катаются. Папа с совершенно счастливым лицом, дочка немножко опасается.

Мы будем в память о Костике в блиц играть, но, кажется, и это катание с горки я тоже каким-то образом посвящаю ему. Кататься - это же почти летать.