March 27th, 2017

девушки

приступ археологизма

В связи с проходом клопов через квартиру на Мытнинской устроили там разборку междверной кладовки. Нашли массу любопытных предметов и непонятных жидкостей, большую часть определили, изрядную - выкинули. В частности, нашли обрывки моего берестяного туеска 1994 года изготовления, а в нём - пачку древних красителей для синтетических тканей. Красители поделили пополам, остатки туеска решили сжечь в смысле отсечения привязанностей, благо огонь в печке и так уже горел.

Туесок горел странно - четырежды вспыхивал, распахивая дверцу печки, над дверцей осталась чёрная полоса. Тоже, видимо, решил, что горит не просто так. Когда-то я этим туеском пугала на скале цивила... Ну, то есть, не только туеском, всей собой. Это одна из моих любимых историй. Я к этому моменту уже две недели жила на скале, и ничто во мне не напоминало о двадцатом веке. Туесок я сшила на скорую руку, потому что внезапно очень много уродилось черники, а у меня была сгущёнка. И вышла с туеском наперевес на очень яркого туриста, сейчас-то уже не так удивительно, а в начале девяностых контраст был разительный. Весь такой капроновый, неоновых цветов - желтый, фиолетовый, розовый, изумрудный. И палатка у него яркая, кажется, это первая палатка на дугах, которую я встретила в лесу, и веревочка яркая. Он как раз заканчивал натягивать верёвку вокруг лагеря. А тут я. Нет бы что нормальное сказать - а он спросил меня "Ты чего?" А я, радуясь подгончику, ответила "Чего-чего, живу я тут, вот чего". Всё ждала повода применить этот мемчик, и вот чувак помог. Насобирала полный туесок черники, иду обратно - а чувак уже весь свой яркий лагерь свернул и убегает. Жутковато, должно быть, выглядели мы с туеском в лесу. То ли хрономираж, то ли кикимора.

Вот эту историю мы и завершили.
Заодно пространство разгребли, печку протопили, а потом еще слазали на крышу посмотреть, какая из труб наша.