July 4th, 2016

девушки

Кесалон

В деревне Кесалон так тихо, как не было в этот приезд нигде в Израиле. Пожалуй, предыдущее такое же тихое место - вади Дарга в самом низу. И то там тренькает какой-то скворец. В Кесалоне же была вообще мёртвая тишина, пока мимо нас по улице не прошли двое юношей с белой гитарой. Лес там с виду как у нас в Карелии: скалы, сосны, подлесок, издали похожий на черничник; вблизи оказывается, что это не черничник, а поросль средиземноморского дуба и фисташки, и колючки, колючки.

Нам всё в этой поездке понравилось: мы ехали на долгом автобусе по другой дороге, видели Рамле и Латрун, доехали на сорок пять минут быстрее, чем собирались, играли в две дудки в прохладной бетонной тремповой ракушке, Эльфа прокатила нас по неописуемо красивым холмам, у нее нижний этаж домика из белого камня, врезанного нижним углом в скалу. И два котика, и кошка. И в саду дуб, маслина и неведомый мне суккулент, торчащий посреди сада - единственный, кто на солнце всегда.

Дэшечка моя при виде уходящих слоями к горизонту иерусалимских холмов снова потеряла дар фотографирования и засветила всё. При попытке настроить я добилась только того, что она сообщает мне: тут вот засветка! Но засвечивать не перестаёт. При этом, если на заднем плане нет этой вот божественной красоты, а просто за лесом одна гора торчит, то всё в порядке: небо голубое, гора синяя, лес зелёный. Но стоит этим горам начать наслаиваться, и у меня захватывает дух от восторга - у камеры его тоже захватывает, и небо сияет в кадре горним светом, и пейзаж пропадает. Видимо, проблема именно в божественности. Похоже, камера моя в Иудейких горах уверовала, придётся её теперь в синагогу водить.

Полдня сидели с Эльфой и телеги гоняли, пошли на последний автобус до Холона, а он не приехал. Видимо, слишком много народу взял и не стал заезжать на остановку. Или мы не в добрый час прочитали расписание, надо было его не знать, как обычно. Уехали в Тель-Авив, оттуда нас забрали предки.

А сегодняшний день я как раз потратила на Тель-Авив: щасте в контрасте, после идеальной тишины и спокойствия - самое шумное и безумное. Купила себе на улице Нахалат Биньямин еще один лоскуток - серый, коричневый, черный и белый. Питерство неистребимо. Там, на этой улочке, полным-полно ярких тряпок, но уже второй раз у меня не получается купить себе кусочек.