May 8th, 2016

убегаю

день оказался кривоват

Придумала город Ангст-Морпорк.

Сделала три янтарно-мозаичные верхушки для фенек - парус, крону дерева и воздушный шар. Нижние части не сделала.

Попыталась выстирать в машине куртку с тигром - машина стирала ее четыре часа, я сжалилась и выключила её вовсе. Однако извлекать куртку оттуда всё-таки как-то придётся.

Трижды за день переодевалась - ни один прикид не порадовал.

Говорила в Каледонском Лесу с новым человеком, кочевником, про которого сразу подумала: вот кочевник; что он и подтвердил. Хотя с виду цивил. Спрашивал, что такое Питер. Странно, но я не завалила его ворохом поэтической информации, и после получаса беседы поняла, что смертельно устала, и ушла домой. Хотя чувак интересный и непростой.

Пошла вечером прогуляться - и не взяла с собой вчерашнюю прекрасную накидку, о чём очень пожалела. Это днём лето. Ночью опять холодная весна.

По сумме дневных впечатлений понимаю, что, кажется, мне снова нужно ублажать дух покойной тётушки.
с конём

зато играем - и пишемся!

12_05_16

12 мая, в четверг, играем мы в клубе "Байконур", а заодно и пишем - и звук, и видео.

Когда-то, давным-давно, в девяносто забытом году, собрались мы втроём в клубе Стерх субботним утром записать демку. Народа никакого не предполагалось: суббота, утро, никому никто ничего не говорил. Однако, к концу программы в зале откуда-то было двадцать человек. Просочились.

Многие художники, пережившие взлёт девяностых, потом обламывались, когда запад насытился русским искусством, прилив схлынул и обнажилось дно. Я мимо этого момента пролетела, потому что была хорошей девочкой; могла бы продать картину, купить красок, написать еще картин, а вместо этого сдала экзамен по живописи - ну, и сильно ли кормит меня мой диплом? Всё-таки не он, а продажа картин. Зато я вполне познала это чувство как музыкант. Когда мы начинали, казалось, что всё это кому-то нужно. В Стерхе было круто, и в Москве было круто, мы были андеграундными звёздами - чего еще желать, когда тебе чуть за двадцать?

Тем не менее, шанс попасть в наш клип сейчас всё еще есть. Взять и пойти в четверг на наш концерт. Выпить пива, послушать музыку, похлопать - а мы это всё зафиксируем.
с конём

струнное

Заказала Коню злобные джазовые гитарные струны в плоской обмотке. От 15 до 56, для очень толстопальцевых джазистов. На гамбовые надежды нет, попробую так. По сравнению с теми струнами, на которых я играла на фестивале 17, эти должны быть ничего так.

Если успею забрать их до четверга, сразу их и запишем. Вообще, новые струны к записи - это хорошая концепция.

И скоро уже платить за электровиолу, купите у меня кто-нибудь картину! Виолу будем звать Урсулой, потому что она на малую медведицу похожа.
ящерка на границе

летаргическая черепаха

Кто говорит, что у черепах нет характера - ничего не понимает в черепахах.

Первая черепаха была у нас очень социальная. Бегала по полу, кусала всех за пальцы, подавала сигналы, смотрела в глаза - настоящий домашний зверь. А эта, видимо, сновидица. Выпускать её на пол нельзя совсем, потому что она ищет самый холодный и тёмный угол и засыпает там, а мы потом ищем её с фонарями. Если ее на даче высадить в черепаший загон из огромной тракторной покрышки, она роет нору и закапывается в ней. Сейчас вот я выставила ее дом-чемодан на солнце, она взбодрилась, обрадовалась, резво сожрала пол-листа китайской капусты - и забилась в единственный теневой угол. Спать.

Причём, похоже, кальция ей хватает. Панцирь крепкий, глаза открываются отлично, в те редкие моменты, когда она бодрствует, она резво скачет. Но бодрствует очень неохотно. Еду принесли? Отлично, быстренько съесть - и спать.

Интересно, что ей снится.

Жалко, кофе черепахи не употребляют. Будет мясо - предложу ей мяса. А клубнику она любит только настоящую, с грядки, вот ради неё она бы проснулась, но клубнику еще долго ждать.

Еще и пасти её приходится. Кот тоже очень любит открытое окно, а муж вороны, которая сидит напротив на яйцах, очень не любит кота. Чтобы не допускать ажиотажа на окне, сижу в мастерской, слежу. А черепаха дрыхнет. Скучновато пасти спящую черепаху.