May 5th, 2016

с драйвом

про день варенья и другие развлечения

День рождения мой будем отмечать в Грибоедове!
Невероятно прекрасный домик-на-горке (горка - это старый бункер, там, внизу, тоже клубешник, но мы будем наверху), сад, карпы, вяз, террасы, хороший звук, камин, все радости! Будет это 5 июня в воскресенье. Играть будет четыре хороших группы, и я собираюсь подбить Ленку Альфацентаврову устроить перфоманс с костюмами и боди-артом, не пропускайте, такое с нами нечасто случается.

А вот с маем дело хуже.
Мы забили себе "Байконур" на 12 мая, и у нас внезапно нет второй команды. Кого ни спросишь - все или играют уже в мае и больше не хотят, или по уши в студии засели и пишутся. Что за чёрт. Тоже мне богема, вроде вращаюсь в музыкальных кругах, а сыграть как бы и не с кем :( Что-то старость не радость, все так тяжелы на подъем, что планировать концерт надо за полгода.

Пусть уже мироздание протянет мне руку помощи, и по нашу душу придёт уже молодая шпана, что сотрёт нас с лица земли, но не сотрёт, потому что не на лице мы Земли, а в глубоком её андеграунде.
велик невелик

сакура

Съездила наконец забрать из школьного театра свой реквизит. Какой-то тяжелый оказался баул, что-то там было нерасчётное. И впрямь: оказалось, в Василисину котомку к моим рубанку и напильнику подложили здоровенный замОк.

Зато я этот баул удачно упаковала. Вообще не мешал. Я даже покрутилась с ним в багажнике по внезапному рыночку на Выборгской и поснимала сакуру через забор Ботанического.

Все ходят смотреть сакуру. К самой пышной и вокруг неё - тропинка, берущая её в петлю. Потому что всякий фотограф подходит, садится под ней и снимает вверх, свозь пышное цветение, в небо. И бесплатные халявщики вроде меня тусуются снаружи, обсуждают сакуру, позируют на её фоне.

Обнаружила, что водители видят меня гораздо хуже, если на мне надеты очки. Солнце сегодня яркое. Видимо, самая заметная часть меня - глаза. Похоже, в моём случае работают анекдотичные потуги играющих в шпионов спрятаться за черными очками. Я - могу. Вообще странно, раньше не могла, лет этак в семнадцать с удовольствием спряталась бы за ними вся, но тогда не получалось, и один знакомый хиппи дразнил меня Войцехом Ярузельским. А сейчас запросто, а не надо бы. Веселопедист должен быть виден.

Всё это лето и возвращённый баул сподвигли меня начать стирать шерсть. Я её в этом бауле на лето в шкаф убираю. До сих пор Аська грозила мне пальцем "не говори гоп" - мол, спрячешь шерсть, а зима-то и вернётся! Но вот уже сакура. Не вернётся. Теперь только под черёмуху похолодает, и то не смертельно.