April 8th, 2016

велик невелик

покатушки за искусством

Назвали мы трикотажное пончо-накидку укумбийским плащом - и стало по слову нашему. Причем, он работает, даже если мирно лежит в багажнике. Видела сегодня кучу друзей, пробегающих мимо - не смогла привлечь внимание, правда, не активно и старалась, катила по делам. Видела Юльку с детьми, потом Брайна с дамой, потом Пашу Шилина на роликах - и всё не впрок. В конце концов замоталась в этот укумбийский плащ, прятаться так прятаться.

Несколько паникую, потому что один клуб за другим вводит фиксированную арендную плату. С такими раскладами наша концертная деятельность может вовсе накрыться медным тазом. Народ еще, скрипя зубами, ходит на музыку, под которую можно пить пиво и плясать; а у нас не та, и аренду нам не отбить. Последний оплот андеграунда - Африка - так забита, что концерт надо забивать за два месяца. Хочу хотя бы на день рождения устроить мини-фестивальчик в Грибоедове - но это получится, только если хорошие люди согласятся со мной поиграть, а Миллер замолвит за меня словечко в клубе. А в апреле, чтобы совсем не пасть духом, поиграю сольничек в Каледонском Лесу, где-нибудь 16 числа. Говорят, по астрологическому раскладу на сегодня следует вербализовать свои желания - так вот, желаю, чтобы нам всё-таки было, где играть полным составом.

Кстати, о желаниях: посмотрела наконец глазами на прекрасный магазинчик под названием "Шаманик бутик". Теперь у меня есть виш-лист на ближайший день рождения. Очень короткий: любой музыкальный инструмент из этой лавки. Они офигенные.

А каталась я, собственно, за плакатами. Это вот клуб Фенестра только сейчас меня дефенестрировал: нашли мои плакаты и написали мне несколько обиженное письмо, чего, мол, не забираете. Ха, в феврале их мне вообще не нашли. Это последние остатки напечатанного типографским образом, размером А2: "Сыграем здесь ночь", "Квадратная музыка", "Медитация" (человек и дракон), "Золотой самолётик инков". С удовольствием их продам.