October 11th, 2015

убегаю

ужасы нашего

Не знаю, что за лангольеры жрут нашу реальность, но времени решительно ни на что не хватает. Аська в четверг взвыла, что ей нужно хотя бы день провести дома, чтобы поправиться, а не совсем разболеться, и в школу не пошла. Я понимаю, что мне тоже очень нужен день дома, но он совершенно точно мне не светит. Каждый день обязательно - что-то. Или два. Или три.

Наверное, меня укусила мастер Оксана, преподающая тайцзицюань семь дней в неделю полный рабочий день. А я, видимо, укусила Аську. И лангольеры теперь - мы.
Жрём время не в себя.
у реки

закрыли сезон

Замечательно съездили с Достоевскими на дачу, сделали обязательные осенние дела. Сливы, кусты, вода, бочки, крыша. Сосны, выросшие вплотную к дому, я решила не выдирать. Подстригла, чтобы ветвились. Еще несколько лет - и это будет как домик Радагаста, только ему дом дуб надвое развалил, а мои сосны нашу хибарку подопрут.

Самое прекрасное на даче - это лавка и чурбаки под ёлками. Ёлки я подстригаю регулярно, так что лавочка моя, последнее, что осталось после урагана от нашего места для пикника, практически в еловом домике. И чурбаки вместо стола и остальных сидений. Если сесть в эту нору осенним днём, часа в три, открывается отличный вид на золотящиеся в солнечном свете берёзы. Самый лучший момент, чтобы подружиться с временем и пространством. Да я должна быть благодарна этому урагану! До него там так уютно не было. Я вообще не очень люблю прямоугольники, а нынешний мой стол, нижний спил большой берёзы - круглый, да и низкий к тому же. Не заслоняет окружающих красот.

На оставшемся от березы комле тоже выросли две сосенки. Вообще-то, если бОльшая из них действительно вырастет, пол-обзора она мне закроет. Но, может быть, я её сформую как-нибудь, чтобы она закрывала мой дом и соседский, и тогда будут только берёзы.

Думала сегодня, что вообще-то не люблю это вот садоводство, оно же всё поперёк природы, сплошное не ждать милостей, а предпочла бы создать устойчивый биоценоз - не знаю, возможно ли это на шести сотках, но вот один мужик создал целые джунгли из двадцатилитровой бутыли и традесканции. И тут же бестрепетно вылила зарождающуюся жизнь из десятилитровой бутыли. Потому что бутыль прекрасная, а жизнь так себе; и зимой обязательно разобъет бутыль. Ни в чем нам, людям, веры нет.

Но то хорошо, что и мы сами - часть биоценоза. Пять лет назад после урагана набросали мы за домом груду веток упавшей берёзы, потому что не было сил еще и это разделывать. За пять лет из этих веток получилась отличная мульчированная земля, и теперь по ней разрастается ежевика. А будь я менее ленивой, фиг бы мне что выросло. Кажется, моя метода ухаживать за садом тоже имеет смысл.