August 31st, 2015

девушки

качели с той стороны неба

Еще один текст из пятнадцатых пятнашек, извините за назойливость. Кстати, описанные в нём качели на крыше реально существуют, спрашивайте о них в Каледонском Лесу.

Маша качается над семиэтажной бездной, над её головой - фиолетовая изнанка неба и решетка стропил, под её ногами - хиленькая металлическая сетка и освещенный где-то внизу глубокий колодец двора, со всех сторон её окружают черные брёвна сруба и зелёные невероятные папортники.

Папоротник здесь растёт того самого вида, который так легко вытаптывается, если посадить его в саду. Перистые листья, растущие прямо из земли. Это из такого папоротника пекут весенние пироги, когда вместо листьев у него только плотно свёрнутые зелёные улитки. Невозможно поверить, что вся эта красота - на высоте седьмого этажа на крыше довольно обычного дома на Большом проспекте.

Локи и Богдан сидят возле стены и курят, ожидая своей очереди покачаться. Локи сияет на фоне черной бревенчатой стены, как солнечный заяц. Волосы у него выбелены для летнего промысла стояния живой статуей, джинсы и рубашка подобраны в тон волос. Богдан - наоборот, сливается со стеной черной бородой и с папоротником - зеленой рубашкой.

- С ума сойти, - говорит Маша, не переставая качаться, - так не бывает. Нельзя сказать, что это сбыча мечт, потому что мне бы в голову не пришло. А оказывается, я именно об этом и мечтала!

- Я рад, - говорит Локи. - Когда сетки не было, мы только думали про качели, но побаивались. А потом тут поставили сетку, и мы решили, что пора.

- Машечка, имей совесть, - укоряет Богдан, - дай попробовать, а то петь нельзя, стучать нельзя, а ты тут так соблазнительно качаешься.

- А можно вдвоём, - предлагает Локи, - тросы выдержат. Если сами не боитесь.

- Мы не боимся, - воодушевлённо заверяет Маша. Слезать ей очень не хочется, но и Богдана жалко.
Collapse )
девушки

последний день лета

Лето закончилось, а я так и не съездила за разрешилкой. Отсутствие шенгена - это как быть запертой в ведре с крабами. Я от этого болею. Теперь придется, видимо, бросить Аську на день и сбегать в Москву на буднях.

Лето закончилось, а я так и не нарисовала календарь. Впрочем, я каждый год этого не делаю. То ли потому, что летом неприятно думать о течении времени. То ли потому, что двенадцать картинок на одну тему повергают меня в уныние.

Но сколько же всего было этим летом!

Я познакомилась с удивительной плакучей ивой, под которой стояла одна из сцен Фестиваля 17, трогала арфу Филиппа Барского, проснулась на новой дороге в объезд Вышнего Волочка и целых пять минут думала, что проснулась в другой мир.

Играла с разными людьми на мясных струнах, и на очень жестких стальных, и, наконец, обрела идеальные.

Видела пронизанный сосновыми корнями песок на морском берегу и плела из корней фенечки под музыку ситара, играла с сосновым венцом.

Играла в парке в маске дракона, и до сих пор меня спрашивают "Это вас мы слышали на Горьковской?", хотя я перестала довольно быстро.

Мы играли в трактир имени книжек Макса Фрая, впервые воспользовались пятилитровой флягой, я сделала грибной светильник, потом разбила его. Мы видели сэра Макса, пляшущего в обнимку с Иисусом Христом. Назгулы устраивали пикничок на задворках нашего стенда, а мы играли им про Шир и Средиземье.

Мы потеряли берёзу, к которой жадные варвары подбирались пятнадцать последних лет, но зато объелись грибами и потусовались с дорогими друзьями. Мы потеряли милого чёртика, зато увидели тысячу человеческих людей разом.

Играла под аккомпанемент экскаватора, играла под дождём, играла на ветру, играла, когда мимо меня проходила длинная толпа мусульман из мечети, играла во дворе Каледонского леса.

Сбегали на излёте визы в Лаппеенранту.

Сбегали на излёте лета на скалу.

Играли в Пятнашки и в Блиц, придумали Житие Красного Хреня и Всадников, Аська всё лето осваивала комиксы и звукозапись и далеко в этом продвинулась, я продвинулась в строительстве фенечек, придумав нечасы с резьбой.

Так хорошо поторговали на ярмарке, что уже через пару часов к нам стали ходить разменивать деньги. И всё равно еще много штук осталось на будущее.

Прекрасное вышло лето.
убегаю

будни шлимазла

За последние несколько дней умудрилась порезаться дважды. Всё к тому, что надо всё-таки отдохнуть как следует. Заняться чем-нибудь расслабляющим и безопасным, воть хоть акварелью.

Хотя... как знать. Сама же написала, что бывает от живописи.

Пойду лучше в Каледонский лес кофе пить. Это-то точно безопасно. Заодно бинтик куплю по дороге.

Вот кто был бы рад откусить от меня кусочек - так это черепаха. Она жаждет мяса и в глаза смотрит со значением: вон у тебя сколько прекрасных мясных пальцев, ну, отдай один, ну будь другом.