August 30th, 2015

девушки

бамбуковая палка и вся правда о нас

Выезд в лес мы планировали как финальный рывок. Нет, сначала - как просто отдохнуть. Отобьем, мол, ярмарку - и в лес отвисать. Ну да. Конечно. Пришлось ставить себе жесткие рамки: с пятницы на субботу - мы в лесу, и гори оно всё синим пропадом.

В общем, когда наконец Аська разобралась со своими проектами, как раз пошел дождь. А мы решили ехать всё равно, вот разве что без кота, потому что если не сейчас, то так и пропасть недолго, а кот и дома не пропадёт, этот какой-то домашний получился.

Приезжаем в Капеасалми - а там моросит, и еще белый день на дворе, и куча народу идёт на Малую скалу, а мы к себе (хоть и не были там чуть ли не десять лет, а всё равно к себе), доходим до милой скалы - и тут уже начинает лить вовсю.

Аська предположила, что место обижается на меня за долгое отсутствие. Стали выбирать стоянку, на лестнице великанов выбрали один из лбов, размером примерно с палатку, поставились, к этому моменту были мокрыми были уже насквозь, до трусов, разделись, завернулись в пледы. Отличная идея - брать в лес много лёгких флисовых пледов. Это гораздо эффективнее и многоразнее, чем один тупой спальник. Еще одна отличная идея - ставиться на каменном лбу. Судя по следам от палаток во всех окрестных ямках, народ просто обожает ставиться в ямках. Я подозреваю, что народ ездит в лес, чтобы получить порцию разрядки, приключений и экстрима. А если разумно поставиться, то какой же в этом экстрим. Вот и ставятся в ямах - и всю ночь окапывают палатки, или в русле сухого ручья, а потом догоняют палатку, уносимую течением, весело же.

Мы, конечно, тоже хотели немножко приключений, но вышло совершенно нормально, всё-таки трудно заставить себя сделать одну из тех ошибок, на которых основаны веселые истории. Разожгли все свечки, завернулись в пледы и принялись читать вслух новую книжку про всю правду о нас. И вскоре срубились. Еще и девяти вечера не было.

Аська-то так и дрыхла, а меня подбросило ощущение ответственности. В конце концов, я именно на этой скале училась разгонять облака - в других местах я скорее их нагоняю, а здесь у меня другие обязанности. В общем, сначала я битых два часа объясняла небу, что в полнолуние должно быть ясно, и так от этой практики проголодалась, что дальше пытаться спать было уже совсем неудобно. Вообще, очень приятно вскакивать пожрать среди ночи, когда кроме еды - еще и книжка.

А там еще и красота была феерическая. Как раз луна взошла, и небо, как и было велено, очистилось, и последние остатки облаков как бы продолжали эту лестницу великанов, на которой мы встали. С ума сойти можно - но нельзя, потому что книжку хотелось бы воспринять всей ясностью своего рассудка.

А тут и Аська проснулась. В общем, ночь мы провели в средневековом режиме: это когда среди ночи вскакиваешь потусоваться и пожрать. Я еще и вслух почитала. А вообще, газовая горелка всё-таки страшная сила. Мне, конечно, на скале хочется аутентичности - когда-то я туда ездила чуть ли не с одним ножом, и теперь, в палатке с двойными стенами, мне как-то не по себе и не хватает контакта с реальностью, но вот в два часа ночи очень приятно греть чайник и жарить сосиски на газовой горелке.

После такой ночи день решительно удался.
Просто не о чем рассказать. Хороший день - и всё. Вот еще, наверное, зачем нужны нелепые приключения: из них получаются отличные истории. А тут просто всё хорошо. Солнце, скалы, черника, костёр; шмотки высушили, черники насобирали, с воронами поговорили, собрались, вовремя уехали. Аська увезла с собой подобранную бамбуковую палку. И здесь потеря аутентичности: когда-то мы таскали всё-таки палки местных пород.
Ну и пофиг.

Не могу ничего сказать про новую книжку, потому что споооойлерыыы! Хотя, конечно, хочу. Ну, то есть, когда дошло до оранжевого одеяла в розовое сердечко, а я в этот момент сидела под луной в оранжевом пледе в розочку, я поняла, что очень правильное место и время выбрала для чтения этой книжки.
девушки

гражданского протеста пст

Сходила постоять в стоянии на Лахтинской - за нашего беса. Видимо, и впрямь последняя капля была. Они нападают на искусство, значит, практически на меня лично. Ну и приятно было посмотреть на тысячу человеческих людей разом.

Возможно, народ там и до сих пор стоит, а я замёрзла и ушла. Понравились майки с летающей тарелкой и "заберите меня отсюда, здесь нет разумной жизни" и майка Тани Мэй с собственно Мефистофелем. Головной обруч с рожками как-то превратился в символ гражданского протеста. При этом все очень вежливые, истинные петербуржцы, настоящие островитяне, даже менты только вежливо просили не загораживать проезжую часть. Потому что мы бы запросто ее бы загородили, церковь и так оставила от неё только узенький проезд.

Поскольку это не митинг, больше одного плаката показывать нельзя. Что полиция вежливо и разъясняет. Даже если стоит тысяча человек, если плакат виден один, это - одиночный пикет, который - можно. Поэтому все ходят со свёрнутыми плакатами и разворачивают их по очереди.

И в Каледонском лесу сегодня аншлаг.