December 29th, 2014

девушки

про подарки

Навещать стариков - дело, приносящее небывалую и неожиданную отдачу.

Вот дед Симсон, которому уже девяносто, умеет, например, пробуждать женское в любом объекте женского пола. От его обнимашек крылья вырастают, не знаю уж почему. В детстве, глядя на фотографии, я недоумевала, почему бабушка предпочла Симсона дедушке, красавцу и герою. Ну вот теперь понимаю: он как волшебная батарейка, и годы ничего не меняют.

А Галкина написала мне стихотворение про сливовый сад. И оно оказалось внутри больше, чем снаружи. То есть, обычно проза Галкиной цепляет меня гораздо сильнее, чем стихи, но тут пробило адресностью. И вот уже полдня я бегаю по городу, и вокруг меня этот мой сад, гораздо более глубокий, чем в реальности. Провал сквозь время в то давнее лето, когда сливы дали рекордный урожай, Аське было полтора года, и я тащила шестьдесят килограмм слив в коляске, а Аську в слинге - в город, варенье варить.
И в мешочке прекрасных ерундовин, которые Галкина, как и все другие мои друзья, собирает для меня, чтобы я делала из них искусство, оказалась монетка, чешская крона, с садовницей, сажающей какое-то растение.

Она мне его не переписала, вот досада. Потому что рука болит. Это прямо эпидемия: у кучи пишущих и рисующих людей сейчас проблемы с правой рукой. Как же мне повезло, что в детстве меня научили печатать десятипальцевым методом. Надо срочно Аську научить. В общем, стихотворения у меня нет, и оно ест мне мозг. Надеюсь, в какой-нибудь момент я его заполучу, в каком-нибудь виде. Вот так и должны действовать стихи. Они должны быть желанной драгоценностью - и в таком виде оно у меня всё-таки есть, как закопанное где-то сокровище.

А еще мне подарили маску дракона.
Все, кто придёт на наши ближайшие концерты, её увидят. Вот, скажем, второго в Восточной Африке - Таверна. А четвертого, если не случится карродунума, сольник "Птицы Си" в Арт-Кроссе.