December 26th, 2014

девушки

еду обратно

Из розетки в зале ожидания Ленинградского вокзала опять (или всё еще) свисает заряжающийся телефон. Может быть, он вообще там всегда висит.

На кадке с мега-фикусом наклеена рекламка реабилитационного центра для наркоманов и алкоголиков. И заставляет усомниться в собственной трезвости: фикус-то совершенно невероятный, со стволом толщиной в мою ногу, уже и воздушные корни из ствола выпускает, вдруг и прямь пора в реабилитационный центр с такими видениями?

Выставка удалась, много всего продалось, а вот каменная троллечка осталась с нами. А я весь день была форменной зомби, катастрофически не выспалась в поезде. Может быть, именно поэтому сказанные слова реализовались в точности: не было возможности на них сконцентрироваться и все испортить.

Правильно не взяла с собой гамбу: Мымрик сработал даже лучше, а возни с ним меньше. И ему вообще ничего не страшно, ни здешняя пурга, ни толкающиеся аборигены.

Внезапная зима такая, что вся Москва встала, а на площади трех вокзалов толпы с планшетиками фотографировали башни в кружащейся пурге. Вечером, когда всё улеглось, даже как-то странно было смотреть на отчетливую картинку мироздания. Пурга - это красиво. Даже обычное такси со световой рекламкой на крыше, засыпанное снегом, светится, как причудливый инопланетный объект.

Какие-то фенечки всё-таки у меня остались. Выложу, когда вернусь домой.