September 20th, 2014

девушки

про сны

Какие странные вещи говорят люди о снах.
Например, во сне, говорят, невозможно настроить музыкальный инструмент. Глупости, я однажды настроила травянистый склон холма и играла на нём, как на клавишах. А сегодня вот играла на гамбе, и во сне она настраивается гораздо лучше, чем наяву, должно быть, во сне сухо.

Еще говорят, что во сне невозможно читать. Тоже глупости, я во сне читала Кастанеду, нашла на полу листок с отрывком про посмотреть на руки, внимательно разглядела руки и вылетела в окно. Еще спасибо, что перестали рассказывать про шизоидность и цветные сны. Должно быть, испытуемые, наблюдавшие черно-белые сны, слишком много смотрели телевизор в ту пору, когда он был черно-белым, другой причины я не вижу.

А еще говорят, что занятия осознанными сновидениями могут привести ко множеству болезней, и не дай бог этим будет заниматься женщина, очень велик риск родить уродца. Тут даже можно проследить, как эта дурацкая мысль родилась. Видимо, автор телеги решил: осознавать себя во сне - все равно, что не спать. Что бывает, если не спать, спросим у врача. Врач говорит: ну, проблемы с сердцем, проблемы с желудком, проблемы с системой размножения. Гипотеза, построенная на неверной посылке. В тех случаях, когда я осознаю себя во сне, я просыпаюсь значительно более отдохнувшей, да еще и с приливом сил и вдохновения. Жалко, что у взрослого человека мало возможностей серьёзно заниматься. Моё, например, время отчетливых снов - утром, с девяти до одиннадцати, редко когда удается в это время поспать.

А сегодня вот мне снился трамвай, превращавшийся по ходу дела в пароход. У трамвая даже проводница была, которая мне про всё рассказывала. По ходу дела я и думать забыла добраться до своего острова, как надеялась в начале, едем куда-то - и отлично. Хороший, кстати, знак. При том, что я люблю путешествовать, внутреннее беспокойство типа "мне срочно надо домой" одолевает меня с детства. Если отпускает - это отлично.
девушки

кто платит за музыку

В книжке, котору я сейчас читаю, одна саксофонистка рассказывает по радио об Энрико Карузо: за первую запись ему заплатили всего сто долларов! Заплатили. За первую запись. Ха.

Я подумала, что, похоже, в наших краях искусство вообще не является товаром. Это удивительно, что линейка возможностей начинается не от нуля (сыграл, записал, не получил ничего) и до приличных сумм в плюсе, а от глубокого минуса. А на нуле часто и останавливается. Мы платим нехреновые деньги за студию, вот почему количество наших альбомов не дотягивает до трёх. А где-то сетуют, что мало взял! Ну, конечно, можно сказать, где мы, а где Карузо, может быть, музыка у нас непопулярная и вообще так себе, но это, как ни крути, музыка - просто имеющая отрицательную стоимость.

Кстати, любопытно, что еще двадцать лет назад простая одежда была ценностью, а сейчас практически перестала. Не означает ли это, что еще через двадцать лет будут приплачивать за то, чтобы кто-нибудь согласился взять куртку или джинсы?

А вот то, что можно напечатать - например, арт-книжки, для меня уже вышли на более высокий нулевой уровень. А тексты и вообще были в плюсе, пока существовал ФРАМ. Но с тем же успехом я сейчас могу издать книжку (например, "Морскую птицу") за свой счет - и опять буду в минусе, значит, и проза на той же линейке.

Похоже, товаром в наших северных краях является не искусство, а его восприятие. И бороться за авторское право получать вознаграждение уже поздно, мир уже расширился в непонятную сторону.

ЗЫ Поэтому я впадаю в ступор, когда организатор, скажем, конвента спрашивает "Сколько вы берёте за выступление? А они сколько берут?". Да откуда же мы можем знать заранее? Мы движемся по этой линейке туда и сюда в зависимости от восприятия зрителя.

Наверное, в цивилизованных краях, где принято платить за искусство, то, за что платит автор, уже ниже самой нижней планки и вообще не рассматривается. А у нас этого искусства так много, что ниже планки оказывается две трети. И всё вполне приличные люди. И поди разбери, где ты вообще.
велик невелик

без женщин

Поехала за краской, саморезами и чем еще придется; нашла три колеса, купила, сверх того, плитонит, со всем этим в корзине так углубленно размышляла о Софи Лорен (ей 80, и она прекрасна), что юноша лет двадцати, которого я обогнала, начал насвистывать "без женщин жить нельзя на свете, нет".