May 23rd, 2014

девушки

Сантехник-2 (кормовая часть лифта)

носовая часть лифта

- Странная у вас леталка, - сказал он Ленке, - прямоугольная совсем.

- Это она только так выглядит, - объяснила Ленка, - на самом деле у нее вообще непонятно какая форма. Внутри эти корабли вообще бесконечные.

- А, они в другом измерении, - догадался динозавр, - а здесь только вход? Тогда понятно. Меня зовут (тут прозвучало что-то свистяще-рычащее, чего Ленка не поняла), а тебя?

- Ну вот, у вас что, имена совсем ничего не значат? - расстроилась Ленка, - мне этого не произнести. Лифт по смыслу переводит. Меня Ленка зовут, и, боюсь, ты этого тоже не поймешь.

Динозавр щёлкнул на пробу языком и покачал головой.

- А, - оживился он, - у меня прозвище есть. Мышеед. Может, и тебя как-нибудь по-другому зовут?

- Елена, - призналась Ленка.

Динозавр заржал и опрокинулся на спину, суча в воздухе лапами и брызгаясь.

- А что такого особенного? - обиделась Ленка.

- Ой, извини, - Мышеед смутился, - Масляная - это всё-таки немножко странно. Но я всё равно не должен был смеяться.

- Лифт тебе так перевёл?! - поразилась Ленка, - вот изверг. Я-то всегда думала, что это значит "сияющая". А ведь и впрямь - масло, елей, елена... Тьфу.

- Вообще, мне страшно повезло. - признался ящер, - Нарваться на галифрейского ремонтника - это круто, а я-то уж думал, что совсем невезучий. Похоже, теперь я должен что-то сделать. Без этого нельзя.

- Почему? - удивилась Ленка.

- А ты не знаешь? А еще летаешь с ним. Они же так как бы плату берут. Наши деньги им ни к чему, они время ремонтируют. Если ремонтник стал кому-то что-то чинить - значит, этому человеку предстоит сделать что-то важное, что останется на века или изменит мир. Не думал про себя такого. Я ведь просто художник, скульптор, какой от меня толк.

- А Сантехник художников очень уважает, - улыбнулась Ленка, - вот и я тоже. Только я рисую. Знаешь, наверное, тебе просто нужно высечь то, о чем ты мечтаешь. Есть ведь такое?

- Конечно! - обрадовался Мышеед. - Я хочу поставить такие статуи на острове, стоящие, вот так, - ящер встал на задние лапы и вытянулся в струнку, - чтобы смотрели на восток. Правда, мне понадобится нанимать великанов, но это ничего. Надо - так надо.

Ленка сообразила, что под великанами он подразумевает этих здоровенных динозавров юрского периода, которых рисуют для кино. Интересно, что он имеет в виду? Остров Пасхи? Да нет, какие там миллионы лет, те статуи гораздо моложе, да и на людей похожи, а не на ящеров.

- Ну, всё готово, - объявил Сантехник, - лети себе домой.

- Вот здорово! Моя благодарность! - ящер встряхнулся, застегнул пояс, приподнял с воды свою леталку, вставил в неё палку в качестве распорки, дёрнул какой-то рычажок - штуковина расправила крылья и зависла в воздухе. Он подпрыгнул, извернулся и ввинтил себя в леталку хвостом вперёд. Штуковина, не то дельтаплан, не то самолётик, хотя явно не пахло в ней мотором и пропеллерами, медленно разгоняясь, полетела над водой в сторону города.

- Вот так вот, - вздохнула Ленка, - а в школе учили - ящеры безмозглые. А он еще и коллега.

- Ты лучше всё, чему в школе учили, сразу забудь, - посоветовал Сантехник, - мало ли кто что наврал. Ну что, поехали?

- А город так и не посмотрим?

- Можем сверху пролететь.

Сверху оказалось, что это вот не то озеро, не то залив, всё тянется и тянется и покрывает значительную площадь. Местами в воде плескались динозавры разных размеров, иногда над ними были установлены цветные зонтики. Город был построен из массивных камней и щетинился ежом башен. Интересно, подумала Ленка, все на нашей планете помешались на башнях? Сантехник снизился, и стало видно, что и город стоит на мелководье, на конических ножках, и под домами тоже плещутся мелкие ящеры.

- Ну, вот как-то так, - подытожил Сантехник, - такой вот динозаврий город.

- А что за остров имел в виду наш летун? - вспомнила Ленка, - не остров Пасхи часом?

- Ну, что ты. Давай я его тебе в твоём времени покажу. Держись за что-нибудь.

Ленка уселась на привычный уже табурет, лифт напружинился и поехал сквозь какое-нибудь там гиперпространство, или через червоточину, где там еще могут ездить эти штуковины. Дверь открылась, и Ленка увидела зелёное травянистое плато, из которого торчали серые изгрызенные ветром столбы.

- Это его скульптуры?! - поразилась Ленка, - я же их вконтакте видела, в паблике "Удивительные камни мира". Вроде, Коми, да? Никакой не остров.

- Вечно вы отвлекаетесь на частности, - усмехнулся Сантехник, - кому остров, а кому плато. За двести миллионов лет водичка-то ушла.

- И работа скульптора подвыветрилась, - мрачно продолжила Ленка, - А можно хотя бы на сто миллионов лет назад, посмотреть, какие они были?

И они прыгнули на сто миллионов лет назад. А потом на сто пятьдесят. А потом на сто девяносто девять миллионов девятьсот девяносто девять тысяч лет от ленкиного времени. А потом обратно на минус сто тысяч, и встретили на плато аннунаков, фотографирующих скульптурную группу, в которой уже не очень узнавались мышеедовы ящеры. Ленка изучила каменных ящеров во всех стадиях разрушения. Выяснилось, что где-то тысячу лет каменная морда еще нависает над плато, а потом отваливается, потом местные жители растаскивают хвост, а уже во времена аннунаков столбы выглядят почти как сейчас, столбами, разве что кое-где проглядывают очертания лап.

- Возможно ли построить что-нибудь действительно долговечное?! - патетически воскликнула наконец Ленка, - если вон даже камни так разрушаются.

- Машину пространства-времени, - предложил Сантехник, - пожалуй, единственный выход. Одни цивилизации живут миллионы лет, другие - всего десятки тысяч, но в своём времени и те, и другие - всегда. А знаешь, что смешно? Цивилизация динозавров просуществовала не меньше ста миллионов лет. А вы, с вашим малым опытом и короткой памятью, их еще и жалеете. И выдумывается всякие глупости про метеориты и другую фигню. Да ребятки славно пожили! Уж пославнее твоих современников.

- Ну, вот такие мы нелепые, - пожала плечами Ленка, - но ведь ты меня зачем-то с собой берёшь, а не того динозавра.

- Всё дело в хвосте, - важно объяснил Сантехник, - у тебя его нет. Знаешь, какие разрушения способен нанести хвост посреди моих труб? Ууу... Ну, держись за что-нибудь.

Ленка не стала держаться. Подобрала колени к подбородку и принялась размышлять об искусстве, что крепче камня, о стомиллионолетней цивилизации, о королях, о капусте... В недрах пространственно-временного континуума всегда есть о чём подумать.
девушки

Сантехник-2 (носовая часть лифта)

Разумеется, остановиться не получилось. Ребята уже прочно засели в голове.

Утро начиналось так хорошо, но, кажется, Ленка сама его испортила.

Присела набросать акварелькой жёлтый особнячок во дворе - но как-то не справилась со светом, и небо получилось сероватое, и стена не жёлтая, а грязно-охристая, и крыша блёклая какая-то, смурь и хмарь. Подняла глаза от планшета - а и впрямь вокруг так всё и есть. Небо серое, уныние, тлен. И ветер задул холодный, начал рвать лист из планшета. Ленка, съёжившись в дырчатой продуваемой кофте, быстро упаковала планшет, краски и стул, вылила воду под терновый куст, глянула по сторонам. Ничего, кроме уныния, ржавые трубы, трещина в стене - а с утра казалось, так живописно.

- Сантехник, - вздохнула Ленка, - где ж ты бродишь, вон трубы проржавели...

Щёлкнула дверь лифта.

Лифт встроился в стену рядом с дверью дворницкой, как будто всегда тут и был. Сантехник ухмылялся на пороге.

- Чего звала-то?

- Скучно, грустно, тоскливо, - сообщила Ленка, - смурь, хмарь, уныние и тлен. Можно я тебе ключ подержу или ленту фум какую-нибудь?

- Скучно - это я понимаю! - усмехнулся Сантехник, - ничто так не помогает от скуки, как бодрая прочистка унитаза... Ладно, шучу, у меня поинтереснее для тебя найдётся. Поехали куда-нибудь, где не скучно.

Ленка бодро запрыгнула в лифт. Она была готова даже и унитаз прочистить, лишь бы поболтать в процессе и увидеть что-нибудь кроме охристых стен.

- Ну, держись за что-нибудь.

Ленка хихикнула и вытащила себе из лючка чашку кофе. Чего там держаться, лифт движется плавно, как лифт. А горячий кофе не помешает после пленэра.

Кажется, при приземлении что-то плюхнуло. Но аккуратно так, даже дружественно.

Снаружи всё было и так - и не так. Вокруг лифта простиралась залитая водой равнина. Но не море, совсем не море. Тихая спокойная вода, как мелкое озеро, только очень большого размера. И цветы в нём какие-то цвели, и что-то вроде камышей или имбиря из него торчало. Далеко на горизонте поднимались башни незнакомого города. А вот небо было голубым, очень знакомым, прямо как дома сегодня утром. Только начиналось как будто ближе или ниже.

- Это наконец какая-то другая планета? - обрадовалась Ленка, не решаясь вылезти в озеро. Больше было некуда, единственный островок болотистой почвы занял лифт.

- Облом, - разочаровал её Сантехник, - это Земля. За двести миллионов лет до тебя.

- Э-э-э, - запротестовала Ленка, - вон же город, какие миллионы лет?!

- Нормальный город двухсотмиллионолетней давности, - пожал плечами Сантехник, раскатал сапоги до бёдер и шагнул в воду. Оказалось где-то по колено. - Хочешь, возьми себе такие же, где-то там, за дверью. Или снимай ботинки, вода тёплая.

Ленка предпочла снять ботинки и закатать джинсы. Всегда приятно прыгнуть из ранней весны в разгар лета.

- А вот, - продолжил Сантехник медленно, - мы видим одного из обитателей этого города.

Ленка обернулась. За лифтом сидела в воде очень грустная рептилия. Динозавр был совсем небольшой, метра два с половиной ростом, и сомнений в его разумности не возникало: на нём были очки (прекрасные очки, Ленка немедленно захотела себе такие), поясная сумка, в лапе (руке?) он держал длинную чёрную палку, а по воде вокруг него распласталась какая-то цветная ткань.

- Вы мне не поможете? - обратился он к Сантехнику, - у меня леталка сломалась. Я такой дурень.

- Ну, покажи, чего у тебя там, - Сантехник, доставая из кармана разводной ключ, двинулся к обширной цветной штуковине, приподнял её край и поднырнул под него. Динозавр последовал за ним.

Ленка пожала плечами, вернулась в лифт, сняла джинсы, кофту и майку и осталась в трусах и топике. Вполне себе купальник. Если её помощь не нужна, можно окунуться.
Окунаться в это не то море, не то озеро - как в Финский залив. Можно разве что лечь, Ленка вот так и поступила.

Сантехник и ящер некоторое время копошились под тряпочными крыльями леталки, потом перевернули её и уставились на обнаружившееся брюшко. Очевидно, это был не простой дельтаплан, а всё-таки нечто, обладающее двигателем.

Сантехник открутил своим ключом пару болтов, откинул крышку, некоторое время мрачно смотрел в нутро маленького моторчика, подкрутил что-то в ключе, направил, нажал.

Ключ пискнул. Мотор тоже пискнул.

- А! - обрадовался Сантехник, - вот оно! Ну, что, парень, я тебе прихвачу на живую нитку, а ты уж дома почини её как следует, - он достал из кармана горсть сантехнических хомутов и принялся бодро прилаживать их внутри. Динозавр, бывший до этого момента серовато-зелёным, оживился, заулыбался и обрёл цвет, коричневый на спинке и оранжевый на брюхе.

Ленке уже надоело лежать пластом на воде, она подошла поближе и стояла теперь рядом с Сантехником, заглядывая в мотор.

Из знакомых деталей там были только трубочки, которые сейчас Сантехник и крепил хомутами. Всё остальное никаких ассоциаций не вызывало. Ящер, видя, что его помощь совершенно не требуется, напротив, повесил свою сумку на воткнутую в дно озера палку и разлёгся в воде. В воде он выглядел счастливым и естественным, как крокодил, разве что очки несколько портили впечатление.
кормовая часть лифта
девушки

Спеллбук



Книга против боязни чистого листа.
У меня самой есть такая проблема. Начать в блокноте что-то писать или рисовать - это же нужно себя заставить испачкать чистый лист, такой совершенный, такой прекрасный.

Но у этой книжки есть Большая Дружелюбная Кнопка, которая сделает всё хорошо.

Внутри книжка совсем не чистая. Страницы раскрашены акварельными брызгами или морилкой. Поскольку брызги ложатся как попало, двух одинаковых нет.

Кроме того, на некоторых страницах написаны темы. Собственно, ради тем я и задумала эту книжку. Не секрет, что периодически мы играем в литературные пятнашки, где рассказы пишутся на заданные темы. В какой-то момент я поняла, что для меня придумывать темы едва ли не большее удовольствие, чем само написание текста. Я, выбрав момент, сочинила этих тем штук сорок, а, когда дошло до следующей игры, обнаружила, что гораздо интереснее придумать новые, чем использовать те, из блокнотика. Вот и придумала для них специальную книгу.

Кстати, можно не только писать, но и рисовать, и фотографировать (а потом распечатывать и вклеивать в книгу).



2000 р.
Книга довольно большая, 16х20 см.
Высылабельна почтой куда угодно.
пиастры

еще одна

Книжка с китайским крафтом внутри. На обложке - агат.
12х17 см.




На китайском крафте можно писать и рисовать карандашом и шариковой ручкой, а вот более жидкие чернила проходят насквозь. Но при огромном выборе шариковых ручек, думаю, это не проблема. Бумага на ощупь тонкая, живая и приятная - засчет этого в тонкой и лёгкой книжке довольно много страниц.

1000 р.
ящерка на границе

из экспедиции

Кажется, сегодня на Елизаровской я случайно выскочила в другую реальность или провалилась во времени.

Лавку с кожей я нашла. Там еще, оказывается, и другие чудеса: вощёные нитки, подмётки, в общем, всё, что может понадобиться для обуви. А вот вместо бисерной лавки я и делась куда-то.

Я там когда-то занималась в подростковом клубе "Ленинградец" боевыми единоборствами - к нему меня ноги и вынесли. Клуб на месте, единоборства тоже. А вот позвонить оттуда никому не удалось. У Аськи даже на телефоне проверили потом - нет моего звонка. Сходила пешком в страну моего детства? Но мне вспоминается исключительно зима, а сегодня было лето-лето, огромные лопухи, одуванчики, дикие заросли, обшарпанные домики. И никакого бисера.

А кожу я купила для переплётных дел. Там странный разброс: свиная подкладка ужасно дешёвая, в Альпари такой давно нет. А вот вся остальная кожа - уже дорогущая, как корова. Так что за материалом на следующий рюкзак всё-таки поеду в Альпари, и уже не сегодня.

Похоже, придётся пробовать кожаную мозаику, потому что разноцветных лоскутков полный сундук, а работать всё равно не с чем.
девушки

ЗЫ

И вообще, гомеопатическое мироздание по-прежнему противодействует моему успешному заработку. Кожа вот подвернулась для изготовления альбомов, за которыми не сказать чтобы очередь стояла и толпа толпилась. А вот для рюкзаков, которые никогда особенно не залёживаются, нет ничего.

Что, у меня был шанс этим летом в Израиле найти-таки следы древней цивилизации, и это разрушило бы пространственно временной континуум?

Не верится что-то.