June 20th, 2013

девушки

(no subject)

Индейское прошлое иногда просыпается и требует своего.
Скажем, невозможно не купить внезапно подвернувшиеся чешские бусины, красные снаружи, белые внутри.
Потому что они - вакан.

Неудивительно, что деньги кончаются так быстро: толпа внутренних самоидентификаций только и ждёт своей очереди.
девушки

вопрос о миллиметровке

Кто-то когда-то просил у меня вертикальный альбом с миллиметровой бумагой.
Я потратила так много времени, чтобы найти именно вертикальную (хотелось с полями, а не просто нарезать из рулона), что потеряла, от кого был заказ. И не напомнили.

С тех пор, кажется, уже пара лет прошла. А сшитый блок миллиметровки так и стоит на полке. Никому не нужен альбом формата А4 для, скажем, схем вышивок или вязания?
А то тут вдруг появились большие куски кожи, и я могла бы его наконец закончить.

Если кому-то надо, конечно.
велик невелик

на южный материк и обратно

Экспедиция на южный материк вышла совсем настоящей экспедицией и заняла пять часов.

Дело в том, что по дороге очень много соблазнов, мимо которых нельзя вот так просто проехать. Две художественные лавки, магазин Спасибо, а потом еще в самом пространстве "Ткачи" полно лавочек, покупать в которых нельзя, но рассматривать нужно. А "Пирожки" себе я могла и не заказывать, потому что они там просто так лежат, и Лукас лежит, и много еще прекрасных книжек.

Надо было там еще покататься. Вглубь материка я заехала не больше чем на пятьсот метров, и то потому, что увидела там вывеску "Спецодежда", и подумала, что мне срочно нужен хороший непромоканец. И обрела его там за четыреста рублей. А ощущение было - словно мы уже получили визы, и я уже где-то в другом мире, и вместо исследования его пределов покупаю сувенирчик и переезжаю себе через мост в наш мир, а у нас всё как обычно.

Обводный канал, кажется, копают заново. По нему ползает с десяток землечерпательных барж, и не зря, потому что там, где они не ползают, натурально торчит дно. Я когда-то иллюстрировала рассказик в газете "Львиный мостик", главный герой которого пытался (неудачно) утопиться в Обводном канале; но в рассказе его удержал вовремя вернувшийся летающий друг, а в жизни бедолага, должно быть, остался бы торчать по пояс в липкой жиже.

Но летом, когда всё в зелени - всё прекрасно, даже Обводный канал.
На спасе играют Кирилл Семёныч на шарманке, гусляр на гуслях и бородач на пиле смычком. А, еще была какая-то плавалагуна, пела оперные арии акапелла, перекрывая и КириллСемёныча, и гусляра, и пильщика.

Город, как каждое лето, делает всё, чтобы я сидела в нём, а не моталась на дачу.
Но долг зовёт.

УПД А, я еще забыла написать, как заехала в здание своей старой художественной школы. Вместо школы там теперь каждая комнатка сдается кому попало: печатная лавка, сэконд, туристическая контора, еще что-то. Заглянула под предлогом сэконда. Потому что "авторский сэконд" - это оксюморон, на который невозможно не посмотреть.
А подумала при этом, что у меня как-то мало совсем потерянных былых мест. И дом - все еще дом, и школа - все еще школа, и музыкалка, и даже дом пионеров так и остался домом детского творчества. Вот художка только протратилась, сравнительно небольшой процент.

Хотя, если бы меня спросили, я бы как раз её оставила.