May 13th, 2013

девушки

вампум



В последнее время я увлеклась скляровским вопросом "как это было сделано", посмотрев на фотографии всяких запредельных артефактов, которые сделать вообще-то технически невозможно. Хрустальный череп, сланцевый маховик из коллекции Джосера, бесчисленные нефритовые диски, так похожие на CD, асуанская стела, полигональная кладка, следы болгарки на камнях многотысячелетней давности, каменные сковородки со скульптурками по краям...

Но дальше - больше. Это как со словами: иногда конструкция самого простого слова, даже не топонима, предстает перед тобой во всей уничтожающей смысл красе, и не знаешь даже, как это слово теперь произносить, что оно значит, что значит это вот всё? Вот, скажем, простая вещь: вампум. Северная Америка переполнена вампумами, они изготавливались в достаточных для общения количествах, их носили, передавали друг другу, меняли, даже торговали, то есть, производили в огромных количествах.

Так вот скажите мне: как человек, живущий в лесу и не знающий металла, может просверлить ракушку вдоль?

Вот взять, к примеру, меня. Я беру ракушку, беру стальное сверло из хорошей такой стали, начинаю сверлить ракушку ну вот хотя бы поперёк. Ракушка скалывается в задней части. Я беру другую ракушку, сверлю ее все так же поперёк, подложив твердую деревяшку. Предположим, просверлила. Но впереди еще две сотни ракушек, а сверло уже затупилось. Хорошо, я иду в магазин, покупаю на последние деньги пяток трубок с алмазным напылением, сверлю эти ракушки в нужном направлении... Отлично, у меня, предположим, получилось. Но вот индеец: у него нет минидрели, нет стального сверла, нет магазина с алмазными трубками. Только руки и время; но одним временем сверлить твердые предметы умеет разве что океан.

Все это очень подозрительно. Предположим, не знающий контекста марсианин так же ломал бы голову, каким образом в лесных условиях изготовить цветной стеклянный бисер - а индейцы просто покупали его у белых за бобровые шкурки. Так, может, и с вампумом та же фигня?
девушки

сопливая черепаха

Весь день сморкаю черепаху.
Вот вечно у меня животные человеческие. Ворона Ерошка играл на барабанах, несмотря на отсутствие чувства ритма, крыс Силя предлагал мне еду и внимательно проверял, что я при нём ем. А черепаха вон писает и сморкается. Промываю ей нос соленой водой и хлоргексидином. По крайней мере, после промывания она жрет салат.

По крайней мере, я хотя бы определилась насчет "Третьей планеты": на весенний выезд Аська поедет без меня. А я буду черепах пасти.