December 31st, 2012

девушки

чайник, рыба, пылесосы...

Чайник у нас - ровесник моей мамы, вот неловко выдавать мамин возраст, тем более, что у нее сегодня день рождения, и число довольно круглое.
С днем рождения, мама! Любим тебя!

Но чайник, увы, протекает. Коррозия проела его в некоторых местах, я купила флюс для алюминия, хочу попробовать его запаять, пока кипячу воду в большом кофейнике, чайник сохнет.

Хожу, напеваю:

Я сижу в землянке, чайник закипает.
Взрыв - и сразу нету дзота моего.
Я гляжу на чайник, чайник протекает,
У себя потрогал - вроде ничего.

На мотив Мурки. Потому что песенку "Как у нас на фронте" читала исключительно в виде текста. Решила найти в сети, нашла только в исполнении какого-то милого дедушки, который умудрился спеть песню, совершенно не используя мелодию. То есть, повторить я все равно не смогу. Пусть уж будет Мурка, хорошо ложится.

Как же хорошо, что этот дурацкий год наконец заканчивается. В коллективно-бессознательной нумерологии вроде про 2013 ничего не маячит, кажется, год ожидается нормальный, обычный, хотя народ намекает, что год Змеи для России всегда несет какую-то фигню, но всякий раз это политическая фигня, а не мистическая, да и то не каждый раз. Я, кажется, в начале этого года поссорилась с собственной смертью, и из-за этого год прошел наперекосяк; но зато пришлось научиться справляться с жизнью, что принесло несомненную практическую пользу.

Приснилось сегодня, что мы путешествуем по Европе на летучем голландце, и это наш Штандарт, и он летает. Совершенно не было ощущение Волшебного Приключения, как обычно бывает при такого рода сновидениях. Чувство было такое, словно я вернулась домой. И проблемы бытовые, домашние. Например, меня на корабле хотели бы оставить на подольше, потому что я полезная и незагрузная, а Аську хотели бы отправить в Питер, и меня это глубоко расстраивало; а еще надо было долететь до Парижа, навестить Лену Дондуа, у которой там домик на крыше, удобно швартоваться. Вот приблизительно так и выглядит мой внутренний дом.

Бодро выходим в следующий год.


И да будет он нас щедро кормить: