October 9th, 2012

девушки

чего дарить Аське

В Аськином виш-листе всегда есть вещи, которые она коллекционирует:

маски
парики
стекляшки (шарики, зверюшки, бусы)

а теперь появились еще

серёжки (с серебряными дужками, потому что прокололи недавно)

Вконтактике у нее еще в списке что-то манга-анимешное, но мангу пускай она сама просит и получает, а с сувенирами к сериалу очень легко промахнуться, потому что сериальные фавориты меняются каждую неделю.

Аська очень любит световые устройства, и я, с тех пор, как Человек-с-Марса познакомил ее с лазерным стробоскопом, мечтаю ей такой подарить, но как-то каждый раз не выкраивается :(
убегаю

Ординарная улица взглядом путешественника

chingizid предлагает новую игру, я включаюсь. Хотя и так каждый день смотрю на мир, как в первый раз

Каким-то образом на этой улице - два дома номер два. А начинается она двумя симметричными домами, словно ее спроектировали на манер зала, как какую-нибудь улицу какого-нибудь Росси. Но в таком случае, автор улицы любил сеять в душах когнитивный диссонанс.

"Мафия красоты", - прочитала я на вывеске по левой стороне. Сморгнула. "Магия" оказалась. Бывает. Напротив Мафии Красоты - каштановый садик, наглухо закрытый, но можно просунуть руку сквозь решетку и достать себе спелый каштанчик, мелкий и лаковый. Земля там почему-то покрыта гладким зеленым мхом, а травы нет вовсе. А тротуары на этой улице вымощены кирпичиками

На углу, на перекрёстке с большим проспектом - эркер с башней, а под ним магазин удивительных интерьерных штуковин. Гармоничное, мне показалось, сочетание - эти штуки и эта башня. А напротив верхний этаж дома выкрашен в шахматную клетку, словно по ночам сюда прилетают какие-то ребята поиграть в шашки. Или в шахматы, не знаю.

Впереди улица клубилась зеленью, уже слегка золотистой по случаю осени, и на ее фоне выпирали какие-то острые эркеры. Домик с эркерами оказался совсем маленьким и очень милым, но следующий - еще меньше. Одноэтажный дом, две двери, а печных труб - двадцать две! Что у них там, интересно, внутри творится? Написано - "Методический кабинет". Нерадивых учителей сжигают? Или ненужные документы?

На другой стороне - детская площадка и невысокие четырехэтажные дома. Через дорогу переводила детей вооруженная красными флажками воспитательница. За детской площадкой - футбольная, окруженная высоченным забором, и не зря, судя по тому, как высоко запускали мяч дюжие футболисты. На другой стороне улицы дом, вроде бы и яркий - желто-коричневый - совершенно потерялся в зарослях, отступив куда-то в глубину. Сквер завершился выступившим вперёд кубиком террасы: деревянная решетка, какие-то растения, хотела бы я такой балкончик. А после террасы - опять деревья, и первое из них созерцать бы и созерцать, да присесть некуда. А дальше - ряд китайских яблонь, нависших над дорогой, это их я видела с перекрёстка как зелёную кипящую стену.

На другой стороне дороги эвакуаторы утаскивали чью-то белую машину. Не повезло бедолаге. Судя по абсолютной пустоте другой стороне улицы, стоять там просто нельзя. А куда деваться, всё же забито. Легко и свободно в городе только пешеходу, такому, как я.

На углу с очередным проспектом - сразу три продуктовых магазина подряд: фрукты, пятизвездочный гастроном (понятия не имею, что это значит, у них на вывеске действительно пять звёзд, хоть ночлега они и не предоставляют) и еще один, с мини-пекарней. Я купила себе в пекарне пару пирожков и пошла дальше, через перекрёсток, вдоль очередного сада.

В саду стоит какой-то мрачный бронзовый хмырь. Оказалось - Тарас Шевченко. Очевидно, у памятника сложилась с местными обитателями гармоничная взаимная антипатия: он смотрит на окружающее мрачно, голуби щедро поливают его в ответ. А в остальном - прекрасный садик: сирени, гнутые рябины, каштаны, ухоженная травка. Ординарная улица здесь изгибается, и ее линию повторяет здоровенный конструктивистский красный дом. Славный такой. Архитектуре, похоже, просто нужно время, чтобы осознать себя. Пройдет каких-то семьдесят лет - и дом приобретает блеск, и лоск, и очарование. А когда-то наверняка не нравился. В доме - шахматный клуб. Интересно, эти ли шахматисты летают по ночам играть на стене у перекрёстка?

Еще один перекрёсток, где-то впереди еще один сад, а справа - дом, которому явно еще не хватило времени. Не на что смотреть, силикатный кирпич. Зато напротив - садик. И в нем здание красного кирпича, вроде современное, а туда же - с башенкой. Даже торчащие в просвете двора трубы выглядят здесь не техническим приспособлением, а архитектурным излишеством. Впереди речка, и там улица заканчивается, не такая уж она и длинная, а садов на ней хватает.

Через речку ведёт широкий мост, речка прихотливо вьётся в узком гранитном желобе, а с моста видна полосатая, как тельняшка, церковь, и небо, много-много неба, тоже полосатого, как совиное перо.
А где спуститься к воде, так я здесь и не нашла.
убегаю

русский артхаус

Видимо, в благодарность за то, что я ее вот тут воспела, Ординарная улица выставила во дворе напротив пианино "Красный октябрь" в приличном состоянии, тех еще времён инструмент, когда клавиши были, возможно, костяными, а корпус украшался архитектурными излишествами. Могла ли я на нём не сыграть? "Прямо русский артхаус", - сказал кто-то, проходя мимо, а я продолжала играть, хотя руки у меня замёрзли задолго до этого, я же каталась. Кода была встречена бурными аплодисментами: оказывается, в темноте скверика сидели какие-то ребята, которых я не заметила.

Надо сказать, вся покатушка вышла с музыкальным уклоном. Я хотела найти хоть парочку ящиков из старых шкафов, я собираю из них стеллажи, а нам как раз надо построить Аське кукольный городок для ее коллекции фарфоровых и других кукол, но как-то не повезло. Только в одном из дворов Аптекарского острова попалась пачка мокрых нот без начала и конца, можно оклеить чемодан, например. А можно и сыграть.

Аптекарский остров вообще поразил моё воображение. Казалось бы, совсем рядом с центром, и вдруг какие-то ряды гаражей, упирающиеся в глухие кусты, а за ними втыкаются в небо высотки, которые ниоткуда больше не видно. На задворках поликлиники мне попался-таки ящик из какого-то докторского стола, я потащила его под свет, чтобы рассмотреть, подойдет ли, посыпались ручки, рецепты, ампулы, а поверх всего этого шлёпнулся, развернувшись, толстый завёрнутый в газету кусок сала. Ящик оказался фанерным и не подошел.

Сало как бы намекнуло мне, что путешествие пора заканчивать - тут-то мне и встретилось прекрасное пианино, расстроенное, конечно, но не больше, чем моё собственное, которое тоже, конечно, стоило бы настроить.

Пианино там пока еще стоит. Если кому-то надо...
Хотя вряд ли, конечно, кому-то надо.
Не Беккер, даже не Зайлер. Но лучше, чем ничего - и играть хочет, раз притянуло меня с самого Аптекарского острова.