October 5th, 2012

велик невелик

Туринские обои

Вдруг оказалось, что мы с Аськой ошиблись в расчетах, и одного рулона обоев не хватает. Я как-то приуныла: в наших краях купить то же самое - обычно дохлый номер. Всё течёт, всё меняется, и очень быстро. Но, раз уж я всё равно ехала по острову совсем недалеко от стекляшки на Ораниенбаумской, я туда заглянула.

Ощущение у меня от этого осталось - как во сне. Там открылись дополнительные пространства! Еще несколько залов в глубине, в которых есть вообще всё. Так в одном сне я изучала хозяйство новооткрытой в междверном пространстве кухни, а в другом - копалась в бесконечной художественной лавке, где была бумага с изменяемой геометрией шершавости и всякие другие волшебные вещи. А я сегодня еще и слегка простужена, всё и так кажется не очень-то реальным, а тут такие новости. Вот так ходишь всю жизнь в магазин, и вдруг он как вырастет!

И обои там нашлись точно такие же, белые-чуть перламутровые, "Туринские", как плащаница. Я, правда, подозреваю, что в наших северных краях ударение ставится не на ту букву, но какая разница - в заголовках и названиях ударения не проставляют.

Название обоев - отдельное удовольствие. Его же никто потом не видит, упаковка выбрасывается, но мне приятно и смешно знать, что мои замечательные обои с корабликами и обрывками карт назывались "Советские" и были сделаны в городе Советске на Советской улице.

Совсем немножко осталось нашего ремонта. Победа уже близка.
ящерка на границе

ботаническое

Время каштанов. Всё усыпано колючими шкурками, под каштанами копошатся студентки, у каждого горожанина в сумке перекатывается горсть бесполезных несъедобных и бесконечно радующих плодов. Собирать каштаны так же азартно, как грибы, потому что нас здесь опять пять миллионов, а каштанов растёт не так уж и много, и ничего удивительного, шестидесятая параллель всё-таки, чай, не Киев. И бескорыстно: каштаны-то конские, всей пользы от них - чистая тактильная и визуальная радость. Вертеть в руке гладкое и тёплое, обнимать пальцами их лакированный бочок.

А сегодня я совершила географическое открытие: в одном знакомом сквере недалеко от Сытного рынка, оказалось, каштан только один. Остальные деревья - боярышники! Вообще-то, я думала, что боярышник - это куст. У меня самой их растёт несколько, каждый - ненамного выше меня самой, а один так и вовсе по колено. А тут мощные такие деревья, вертикальные, устремлённые в небо. Все ягодами усыпаны. Я как-то удивилась: поднимаю глаза в поисках колючего и зелёного, а там мелкое, гладкое и красное.

Китайки на Ординарной уже созрели и опали. Пару дней мы ходили по ковру из малюсеньких красных яблок, потом всё убрали.

Хочу вот узнать, как называется это дерево, которое тут насадили в шевченковом садике и некоторых других местах. Листья у него серебристые, крона круглая, а плодоносит оно маленькими грушевидными плодиками в огромном количестве. Что за хреновина? Представил бы нас кто друг другу...
ржунимагу

ринограденции

Третье открытие дня еще круче первых двух.

Я думала, я все ночные эфиры Гордона пересмотрела. Всё-таки, в течение полугода, каждый день, должна была охватить всё.

Одну, оказывается, пропустила.
Сидят двое биологов и Гордон и с умными лицами обсуждают ринограденций. Какие это интересные были эндемические зверюшки, какие у них удивительные носы и всё такое.
И ни тени улыбок! Взрослые, серьёзные люди. Надо же.

Вообще-то, ринограденции - это скорее литературный проект, чем биологический. Исключительно вымышленная история. Железная выдержка нужна, чтобы за час такой передачи ни разу не улыбнуться. И как это я её пропустила?