January 28th, 2012

у реки

с праздником

Во всяких нечеловеческих ужасах, которые отзываются в людях и через поколение, и в следующей жизни, все-таки бывает хотя бы один хороший момент.
Они заканчиваются.
Потом все равно приходится жить дальше, но день окончания кошмара ничем не испортишь.

Мне кажется, что я помню что-то блокадное картинками в голове, то ли из прошлой жизни, то ли из крови предков, то ли из фотографий, которые нам показывали в детстве. Блокадный стенд в коридоре школы так впечатался в мой мозг, что не было никаких проблем, если вдруг надо было наизусть прочитать тематическое стихотворение - то, что там было написано, я воспроизводила с легкостью и с большим чувством.
Даже снятся какие-то ситуации.
А вот про день снятия блокады нет у меня в головном архиве никаких картинок. Не знаю уж почему.

Но главное, что был же все-таки такой день.
девушки

проба техники



Читаем перед сном "Зеленые воды Ишмы", устоять невозможно.
Получается такое испытание техники вдвойне: во-первых, сплошная заливка акварелью на мелованной бумаге, чего я не делала даже в детстве. Во-вторых, сканер.

Сканер, надо сказать, в полном проигрыше. Цветопередача очень кривая, он видит в дофига раз меньше оттенков, чем я. А я совершенно не знаю, можно ли это настроить и от чего это вообще зависит.

Зато, как я и предполагала, промывать по мелованной бумаге получается довольно забавно.
А то изотропность акварели меня всегда раздражала. А тут можно двигаться в две стороны.

Но, видимо, от сине-зелёных оттенков придется отказаться. Мой сканер, похоже, пустынный индеец: различает до пятидесяти оттенков красного, а на все синие и зеленые у него одно слово.