October 18th, 2011

девушки

мелочи жизни

Стоило посмотреть в блоге Акунина фотографии из заполненных костями парижских катакомб - как чувствительный интернет упал в обморок.

Позвонила провайдерам, там со мной на чистейшем канцелярите поговорил молодой человек Михаил. Пообещал, что интернет будет; но пока он настал, я успела с горя сшить себе твидовые кюлоты. Очень отсутствие сети выбивает из колеи, работать невозможно, только развлекаться.

Сшила штанишки до колен и чувствую по этому поводу полное умиротворение. Наверное, в одной из прошлых жизней я жила в начале восемнадцатого века и носила мужской костюм, иначе с чего бы мне было так свойски уютно в портах до колен. У них смешные карманы, и к ним подходит ЮЯЛЖ.

Ну вот, а теперь мне к ним понадобится подходящий камзол или кафтанчик, потому что современное твидовое пальто - это все-таки натяжка. С другой стороны, шить вещь восемнадцатого века из ткани образца девятнадцатого с карманами конца двадцатого и так анахронизм. Но тут уж ничего не поделаешь: не могу выбрать себе одно время, мне многие нравятся.
девушки

подвиг

Совершила подвиг во имя Аськи: съездила на площадь Вставания за контурными картами по истории России. Нет бы ей было вспомнить хоть на пятнадцать минут раньше! А за три минуты до закрытия ближайшего буквоеда - обидно.

Встала из кресла и поехала.
К счастью, мы живем в городе, где есть ночной книжный магазин. И карты нужные в нем.

Как-то дороги я и не заметила. Читала драконологию. С началом христианских времен стало уже трудновато, а уж когда мы добрались до пределов Руси, началась сущая вакханалия. Сказки очень странные, и драконы у нас с большим и нечетным количеством голов, и герои ведут себя странно (и тырят подвиги то у Одиссея, то еще у кого), и вообще все эти истории чрезвычайно мутные. Что они тут употребляли, грибы? Поэтому в попытках осознать извивы древнерусских трипов собственного трипа я как бы и не заметила. Там даже оказалось, что и нелюбимый мною Финист Ясный Сокол - на самом деле Змей. Просто он метаморф, обращается во что ни попадя, и любимую свою научил. Когда из сказки выкинули метаморфозы, Финист превратился в статиста, видимо, они и составляли его личность - не зря я всю жизнь его не люблю, пустышку. Правда, про Змея Волха-Финиста придумал Асов. И даже зверь Индрик, который, кажется, мамонт, у Асова оказался Змеем.

А дальше начнется Китай, и я не знаю, как я выживу и где в результате окажусь. Китайских историй много, чуть ли не больше половины книги. Надеюсь, логики в них будет больше, чем в русских сказках или асовских Ведах; впрочем, чего надеяться - я и знаю, что точно больше.