October 6th, 2011

девушки

не день Бэкхема... Или день?

Казалось бы, сплошные попадалова.
В сбербанк, к примеру, я не попала, потому что высокомерно в него не вошла. Аншлаг там был, а вентиляция у них и так хромает, я только засунула нос и тут же его высунула.

В книжном клубе я так громко думала "сопру-ка я книжку", что мне проверили сумку. Нет, я просто присосалась к их вайфаю и скачала Пратчетта. Но думала, видимо, громко. Заглядывает хозяйка мне в сумку - а там стопятьсот катушек лески разного диаметра. А все потому, что вчера я тоже думала громко, и именно о леске.

На выступление аськиного хора перед губернатором я тоже не попала. Я, правда, и не знала, что можно, приехала только Аську забирать. А там красный ковер расстелен (чтобы колдуны вуду след не вынули), золоченые столбики стоят и носятся официанты с мясом на подносах. Детей не покормили, но у них с собой были фирменные школьные булочки с корицей. Мы попалили губернатора: он ходит в синагогу! Випам раздавали журнал "Жизнь евреев в 5771 году", Аська там заявлена аж на трех фотографиях, а на одной так просто сияет на фоне серой питерской публики рыжей головой и радужным платьем. Простым людям такого журнала тоже не достать, а випам не очень интересно.

Маршрутка, на которую мы сели, повернула не туда, куда мы ожидали; так мы оказались в единственном в городе месте, с которого видно семь мостов. И долго шли по Садовой, и я думала, что неплохо было бы пойти босиком. Похоже, мои ноги не выносят уже никакие ботинки. Декларированное умение шить обувь распространяется пока только на летние мокасины и туфельки, в частности, Аська выступала сегодня в туфельках моей ручной работы. Пора переходить к ботинкам и унтам.

А в ночном магазине, куда я отправилась за ужином, любимый эстонский хлебный йогурт, последний на полке, отказался пробиваться сканером, и мне его не дали. Чертов прогресс. На круглом углу все бы мне сосчитали руками, но там нет хлебного йогурта.

И при всем при этом настроение у нас отличное, потому что я нашла для завтрашней аськиной премьеры прекрасные голографические очки с глазками. Оранжевые. Мы уже осмотрели через них город - он оранжевый, и луна у него оранжевая, и фары автомобилей, а и без того оранжевые фонари оранжевы вдвойне. Изображенные на очках глаза - не обычные, глядящие прямо, а грустно-кокетливо склоненные вбок, да еще оба левых.

Надеюсь, режиссер согласится. Эпизод-то на пять минут, а мы будем совершенно счастливы.