August 13th, 2011

девушки

бэсэдер

Мой брат Митька, как любой аутист, нуждается в четком следовании порядку. Если что-то идет не так, он требовательно возглашает "Бэсэдер!" и старается вернуть вещи и события в привычное русло.

Мы тут с Аськой подумали, что брат употребляет это слово гораздо точнее, чем все другие люди. Я это слышала чаще в смысле "Ну, хорошо" или "да ништяк". А тут буквальное следование смыслу.

Вот с аутистами всегда так. Они очень глубокие и точные ребята. Он может обходиться двадцатью словами, но каждое познает до самого дна.

Гуляли сегодня с ним в парке Яркон, всем семейством. Мы с Аськой натаскали перьев из птичьих вольеров и просто так валяющихся под эвкалиптами. В нашей добыче страусиные перья, павлиньи и мелкие зеленые перышки попугайчиков. Митька почему-то посчитал перья мусором и пытался меня убедить, что "бэсэдер" их выкинуть. Увы: тут мы с ним не сходимся, хотя во многом похожи. Для меня перья все еще фетиш и предмет силы, и для Аськи тоже.

Но глаза зеленые у всех троих, и в любви к сладким орехам пекан мы сходимся.
девушки

поспешное шитье рюкзаков

В 2002 году, в Лисьей бухте, у меня сперли рюкзак.
Очень был хороший и удобный рюкзак. Мы носили в нем хворост с горы, и как раз поздно вечером притащили очередную партию, оставили хворост в рюкзаке, чтобы его не раздуло поднимающимся бризом и легли спать.

Воры хворост вытряхнули, а рюкзак унесли. Заодно избавили меня от ломаного аккумуляторного фонаря. Но и без фонаря вещей осталось многовато.

Мы с Ником поехали в Феодосию, перерыли весь город, но в нем, как выяснилось, и не подозревают о такой полезной вещи, как рюкзак. Зато знают нитки, иголки и брезент. Воспользовавшись всем этим, я за день, оставшийся до отъезда, сшила себе серую кису с одной лямкой, в которой все и дотащила.

В 2004 году, когда выяснилось, что корабль идет на регату высоких судов, а мы с Аськой не можем, потому что она еще маленькая, мы решили идти автостопом в Данию, потому что я всю жизнь мечтала. Но подходящего шмотника для автостопа у меня не было. Только спортивная сумка, а ходить с такой невозможно. И я, опять-таки за день, сшила белую кису из толстой конопляной парусины с верфи в Гётеборге. Будь у меня время, стежки были бы поменьше; однако киса эта жива до сих пор, и, будет время, я ее, может быть, перешью покачественнее. Удобная оказалась вещь, вместительная.

Но сейчас она не со мной.
У меня такая классическая пастушья сума через плечо, с неклассическими кармашками внутри, в которые влезают документы, деньги, трофеи, солнечные очки и прочие мелочи. Но проблема в том, что мы едем купаться в Эйлат, и надо взять с собой маски и ласты, а они в суму не лезут.

И только я собралась сострочить себе на машинке что-то вроде вещмешка, мама выделила парусиновую наволочку, у меня нашлась пара кусков джинсы, как вдруг оказалось, что игла в машинке - последняя, и вот она, как водится, сломалась, и машинка осталась бесполезной, потому что шабат и магазин закрыт.

Три раза - это уже традиция. Третий раз, столкнувшись с необходимостью путешествия в путешествии, сижу я и шью на руках парусиновый мешок. Не знаю, что и думать. То есть, что делать в следующий раз. То ли в следующий раз таки положить в чемодан парусиновый мешок, то ли сразу уже взять хорошую иглу, воск, гардаман и запас парусины?