March 27th, 2011

девушки

как мы съездили

Если начинать с конца, то походный набор для чайной церемонии - страшная сила, а кофейничек вполне может работать чайничком. Но пригодился он только сегодня утром, до того было не до того.

Если двигаться чуть раньше, то Фаворов и бессмертный бармен Саша в Барвихе - это чудеса из чудес. Мне кажется, мои поездки в Москву происходят по архетипическому сказочному сценарию: все препятствия, битвы, приключения и неудобства случаются по пути туда; путь обратно начинается, когда заканчивается концерт, и с этого момента происходят сплошные чудеса. Даже билеты, как мы любим - то есть, первые боковые в вагоне, рядом с титаном, чтобы недалеко ходить за чаем, всегда попадаются на обратную дорогу.

В самом начале чудес оказалось, что у каждого из нас есть своя история про знакомство с Мельниковским домом. И все равно по дороге на поезд заехали мы на него глянуть, вроде как поздороваться, за минуту смертельно замерзли и отогревались потом в машине.

Еще раньше чертовски приятно было повидать Тоху Тышкевича, и Сержанта, и Иришку. Праздник удался, хотя мы и не нащупали должного контакта с залом, и Фаворов на эту тему прочитал целую эзотерическую лекцию о мистическом и организационном контакте, поскольку, судя по упадку сил, мистического контакту было у нас полно, и, может быть, где-нибудь на другом конце земли, может быть, что-нибудь мистически от этого улучшилось.

На одном вокзале встретили Митю Максимачева, на другом - Сову. Надо двигаться, чтобы кого-нибудь встретить.

Утром у Ксы в музее вдруг нашелся мешок с моими старыми картинками для выставки рисунков о музыке. Картинки так себе, а вот рамки очень кстати.

Термометр на вокзале показывал -0. То-то так холодно в Москве, минус ноль, не плюс. В Питере, очевидно, в это время как раз был плюс ноль, потому что как-то существенно теплее.

А в результате привезла я обратно пару книжек, пару кулонов, пару кукол, зеркало и часы. И что-то из этого буду постепенно выкладывать.
девушки

привезла

Вот, например, такую книжку:



Размером 11х12 см, внутри - плотная мелованная бумага, очень белая. Годится для рисования тушью, гелевой ручкой или линером. Кожа обложки очень приятная на ощупь.

500 р.

Или такую книжку:



Бумага шоколадного цвета, формат чуть меньше А5.

600 р.

Или вот черепаха:



внутри:



800 р.

А вот еще дракончик с гелиотропом (картинка не кликабле, потому что вся сюда влезла):



Палисандр, гелиотроп.
1000 р.

И главное: юный падаван.


2000 р.
у реки

следы бытия иного

Когда мы проезжали мимо Ижорского завода, я обратила внимание, что канава вдоль насыпи, засыпанная толстым слоем чего надо, вся покрыта звериными следами. Словно каждый пробегающий зверь желал там расписаться. А ведь каждому зверю пришлось преодолевать два забора и два железнодорожных полотна, и для чего? Что там, на территории завода, такого привлекательного?

Были там заячьи следы. Такие как раз выкладывал Шпиленок этой зимой, вот в точности похожи.

Была там лисичка, следы в одну цепочку.

Собаки разного размера, мелкие и крупные, от крупных даже отпечатки когтей остались, снег слежался к весне.

Вороны тоже ходили там ногами.

Мышки какие-то и кошки.

Загадка. Фестиваль там проходил звериный, что ли, и все на него бежали? Весенняя встреча на горе Кулаберг? Да нет там никакой горы. Не Ижорская возвышенность, а Ижорский завод.

Интересно.