October 24th, 2010

ящерка на границе

асса самайн

Черный самайн, пока мы шли к Холму, превратился в белый. К середине ночи и луна вылезла - яркая и синяя, как наши фонари.

Аська с прошлого раза превратилась в молодого лося. Не то что не пищит, идет и поёт всю дорогу.

Прогресс в деле шастания по лесам - страшная сила. Я уже давно сокрушаюсь синему цвету нынешних фонарей, но тут мне показали газовый фонарь - и я в восторге. Он желтовато-белый, он яркий и выглядит очень технично. Варить с утра кофе на газовой горелке тоже может быть приятно. Когда ж я себе заведу этих газовых дел.

А вот народ год от года становится все грустнее. Даже здесь, среди своих, я отщепенец. Отщепеница - вотще пенится. Уж если человек находит себе в трагизме и унынии удобство и приятство, вотще уговаривать его приложить какие-нибудь усилия к изменению мира. Я теперь ко всем с Хокингом пристаю: ну, неловко как-то ныть, что тебе не дали, когда в мире живет такой Хокинг. Но это тоже, очевидно, без мазы.

А потом мы с Аськой на пару за два часа успели закончить все дачные дела. До весны теперь на дачу не поедем, молодцы и геройши.

Очевидно, для того сумасшедшие маньяки ездят в лес поздней осенью, почти зимой: потому что потом залезаешь дома в ванну - и рождаешься в ней заново.
Да, вот такой же слабый и бессмысленный, как младенец.
Но довооольный!