October 28th, 2009

ржунимагу

все всех видят (в жанре мелкого хулиганства)

У Свина ярко-зеленый ирокез, расписанная вручную куртка, майка с тщательно прорисованными потеками крови вокруг нарисованных пулевых дырок и весь он такой стильный рафинированный панк из тех, что дома обедают на белой скатерти, моют за собой посуду, а потом идут и срут на Красной площади. И я веду его к себе домой. Попрошу папу сварить нам того самого кофе, ну, с розовыми бутончиками. Если папа, конечно, дома.

А вот мама дома, работает она там. И мы со Свином как раз об этом и говорим. Свином он сам себя назвал в честь того еще Свина, но, вообще-то, он не похож. Он похож на мультяшку.

- Так ты чего, погоди, мать у тебя что-ли дома? Офигела? Да ее же от меня столбняк хватит.

- Размечтался, - говорю я Свину, - она решит, что ты мой воображаемый друг. У нее у самой сейчас, наверное, русалка сидит.

- Русалка - это училка по-русскому? Так сейчас уже не говорят.

- Русалка - это русалка, - я достаю магнитный ключик и тыкаю в домофон.

***

Мама в студии, пишет. Вопреки ожиданиям, у нее не русалка, а что-то вроде тени, клубящейся в кресле. У тени ясно видна шляпа и руки, а в руках - вполне реальная книжка, моя, между прочим, "Алхимик" Коэльо, уж не знаю, кто из нас ее выдумал, но читать ее я уже начала.

- Ээ, - взвыла я с порога, - а чего он мою книжку читает?

- Солнце мое, - ласково отозвалась мама, не отрываясь от холста, - ты все равно сейчас читать не будешь, ты с другом, а книжка беленькая такая, мне было нужно белое пятно. Да и нечего тебе читать такие глупости, вон, Борхеса возьми.

- Ы-ы-ы... - промычал Свин, - а это чего это?

- Не бери в голову, - посоветовала я. - Пошли, пожуем чего-нибудь.

В холодильнике нашлись котлеты - это значит, бабушка где-то поблизости, - и торт, значит, вместе с дедушкой. А вот маринованных огурцов нет, значит, папы еще нету, он их всегда притаскивает. Мы перехватили по бутерброду с котлетой, и я утащила Свина к себе, уроки-то никто не отменял.

- Рулезно у тебя тут, - покрутил головой Свин, - это чего, все мама твоя рисовала?

- Это мы с ней вместе. Ну, за математику?

Не успели мы расположиться, Свин - на диване, я за столом, как дверь скрипнула, и в нее просунулся длинный нос Джона Леннона.

- Excuse me, haven't you ever seen my Lusy?

- Grandma in mother's room, I hope - ответила я, - and I have seen her once or twice.

- Thanks, - нос исчез.

- What does it mean? Тьфу, черт, я хотел сказать, какого черта это было? Это чего, Джон Леннон?! Его же убили.

- Это бабушкин Леннон, - объяснила я, - ну, она же у меня старая битломанка, еще с шестидесятых.

- Так. - насупился Свин, - чего-то я не понимаю. У мамы твоей сидит в кресле какая-то хрень. Бабушку разыскивает Леннон. И я теперь у тебя воображаемый друг.

- Погоди, ты еще не видел, чего папа с дедушкой вытворяют. Вот как раз они сегодня собирались винду переставлять, это будет круто. Как ты думаешь, зачем дедушке торт?

- Зачем может понадобиться торт? К чаю, что ли?

- Ну да, к чаю. Но не для еды. Ну ладно, пока их нет, ты мне объясни, что ли задачку, чего-то я не понимаю.

- Да ну, там же все просто! - Свин мигом отвлекся, загорелся и нырнул в цифры по самые уши.


***

Когда мы закончили и математику, и химию, и даже успели провести парочку рискованных опытов с моими реактивами, оказалось, что папа и дед давно дома, из междверья доносятся невнятные вопли и бормотание.

- А вот теперь пошли подсматривать, - я оторвала Свина от исписывания невидимыми чернилами его дневника и потащила в коридор.

Вовремя успела! Там как раз дед вызвал Билла Гейтса и готовился залепить в него тортом. Билл Гейтс, заранее готовый к экзекуции, стоял понурясь. Папа, не обращая ни на что внимания, быстро шелестел о чем-то по клавишам.

Хрясь! Торт влетел в лицо Биллу Гейтсу и стек на пиджак, компьютерный магнат вздохнул, счистил пальцем крем с носа, облизал палец и исчез.

- Эх, как на душе все-таки легчает сразу, - отряхнул руки дед и повернулся к сыну, - Юр, а Юр, мы кофе-то пить будем? Вон, гляди, и молодежь повылезала.

Свин выглядел разочарованным. Он уже начал привыкать к эффекту, который неизменно производит его зеленый аутентичный ирокез на старших, и на тебе. С такими титанами ему не сравниться.

- Да ты не расстраивайся, - похлопала я его по плечу, - щаз дед папу из-за компа вынет, и тебя ждет самый вкусный кофе на свете. Джинн Абу-Али-ибн-Хусейн другого не варит.

- Знаешь, я, пожалуй, кофе ждать не буду, - мрачно сказал Свин, - увидимся в школе.

- Ну чего ты? - расстроилась я.

- Да ничего. Пойду я.

Покидал книжки в мешок, поправил ирокез перед дверным зеркалом и вправду ушел.

Вот дурень.

***

Кофейника хватило и на бабушку с дедом, и на родителей, и на меня. Бабушкин Леннон и мамин Тень успели уже исчезнуть, папа выдумал себе только кота-бегемота, потому что устал на работе, а коту кофе без надобности.


- Ну чего грустишь, дщерь? - папа поплескал остатком кофе в кофейнике, - где твой друг-то?

- Ушел. Обиделсо.

- Не выливай, о достопочтенный повелитель волшебных устройств, - раздался голос из кофейника, - я сам здесь выпью.

- Как скажешь, Абу-Али. Так выдумай его заново, - это уже мне.

- Ты чего, он настоящий! Мы в одном классе учимся, это же Свин, ну, Славка Морозов. - Тут я тоже обиделась. Тоже мне семейка Аддамс. У других нормальные семьи, мамы воображаемых друзей не видят, папы ругают за бардак, дедушки не понимают в компьютерах, а бабушка вяжет носки, а не отплясывает с былыми музыкантами. Вырасту большая - всё всем запрещу.

И тут в дверь позвонили.

Я пошла открывать. За дверью верхом на толстой розово-зеленой свинье сидел донельзя довольный Свин. Свинья подняла на меня мелкие глазки и подмигнула.

- Ну я подумал, а чего я тут буду стесняться. А кофе не осталось?
девушки

очередная книжка

Иногда очень полезно прочитать плохую книжку, чтобы понять, как хороша другая :)
Стандартный сюжет "Дети, спасающие параллельный мир" можно ведь по-разному реализовать.

Так вот книжка Алана Гарнера "Элидор" мне не понравилась. Мало того, что герои обеих повестей словно бы спят, так у них при этом еще и высокая температура. И они не картонные даже, а как бы не присутствуют в тексте лично, несмотря на сплошные диалоги.

В общем, когда я после этого залезла в открытого на нетбуке Таланова, я обнаружила, что у него ребята очень живые, трезвомыслящие и настоящие. Может быть, хотя бы теперь я с ними справлюсь.

Я уже не знаю, чем мне себя пнуть, чтобы начать как следует работать.