May 18th, 2009

девушки

...

ФРАМовские чтения вышли так хорошо, что про них никто не пишет.
А мне почему-то хочется про них прочитать :) Нет бы взять и написать самой. По крайней мере, я-то точно уже добралась до дома.

Замечательное место эти Этажи, оказывается.
капитан Тренд

фрам-отчет

Я ужасный тормоз и мама будет бить меня, возможно, ногами. Потому что вместо чтобы взять с собой экземпляр Вавилонского Голландца и собрать для родителей автографы, я набила полный саквояж трендбуков и все их продала. Голландец не влез. Мало того, я еще и не распечатала "Хануку", потому что принтер не работает, и решила, что, раз так, почитаю что-нибудь из Голландца, которого возьму на месте. Но читать все-таки пришлось из Праздничной Книги, и спаситель-помогитель Майк Браво дал мне тяжелый и умный телефон. И я читала рассказ прямо из ЖЖ.

Место чудесное! Мне все нравится: и то, что они еще строятся, и дубовый подиум, и стимпанковые тумбочки, и подоконники, и подушки. А за экраном они спрятали охренительный буфет - для того, должно быть, спрятали, чтобы я не рехнулась сразу.

Ничего, я сделала это позже.

Чтения были на пятом этаже, но и на других этажах есть что-то интересное. Я, правда, туда не пошла: хотелось со всеми поговорить. Но сквозь стеклянные квадраты в полу видно было четвертый этаж, и там какие-то картины. А в буфете я надолго призадумалась: не построить ли мне дома еще каких-нибудь деревянных штук. Марта сказала, что это, оказывается, культовое место для двадцатилетних ребят в модных кедах. Не прошло и часа, как двое двадцатилетних ребят в модных кедах спросили у меня, где тут галерея. Было это между третьим и четвертым этажом, я затруднилась с ответом и сказала "везде", потому что ребята явно не знали, какая именно галерея им нужна. Аська, читающая через плечо, спрашивает: "ну и в чем тут мораль, хотела бы я знать". Видимо, в том, что на лбу у меня написано "экскурсовод", но внутри головы ничего такого нет.

Мы давно не развлекались, потому что сидели всю весну в яме; я пообещала Аське, что, если я что-нибудь продам, мы купим лотерейных билетов. Купили мы в результате семь; невыигрышным оказался только один. Правда, книжки нам достались те, что у нас уже есть: Ключ, Книга страха и собственно Вавилонский голландец. Тут бы мне и собрать автографов, но я немедленно отдала книжку почитать Матвею, потому что он давно ждал.

Сама-то я дала два автографа, один из них - Хаецу. Вот тоже - нет бы взять ответный.

Зато я со всеми обнималась. С Марусичкой (мне достался кофе с розовыми бутонами и шоколадом), с Леей (развиртуализировались наконец и пообщали наши ключи-близнецы), с Мартой. Заодно работала телефонным штурманом и экскурсоводом по писателям: странно, но оказалось, что я всех знаю. Быть не в своей тарелке - нормальное для меня чувство, а тут вдруг я оказалась в своей. Странно. И от чувства своей тарелки к вечеру я смертельно устала.

К вечеру Аська задружилась с Аглаей, надела мою шаль на деревянную манекеншу, успела распробовать половинку местного хот-дога, но не успела получить целый. Мы успели заблудиться в зеркальном лабиринте туалета (тоже хочу себе такой). Очень внимательно слушали Стрейнджера, Алекса Смирнова, Хаеца, Аше Гарридо, и не очень внимательно - Лею, каюсь, потому что истории я читала и перечитывала в жж, а тут как раз снова начала со всеми говорить, и только краем уха наслаждалась звуками леиного голоса.

Дети в восторге от видеофабрики, которая была в темном зале слева. Там можно было порисовать на стене фонариком и своей тенью. Первый раз, заходя туда, я чуть не упала, потому что пандус в темноте фиг разглядишь. А я была в остроносых туфлях-крокодилах, которые еще не ощущаю продолжением себя. Но ко второму заходу я была уже предупреждена.

Теперь я чувствую, что мне мало.
Один день - и все.
Ну как же так.