February 14th, 2009

ящерка на границе

лытдыбрик

Пятница тринадцатое вышла очень насыщенным днем.
Выходит так, что в многополисе сделать за день пять разных дел в разных местах - это ого-го :)

Но по крайней мере одно из дел было совершенно прекрасным. Ходили мы на спектакль-пантомиму в "Театр Поколений", что в Нарышкинском бастионе, и глубоко
этим спектаклем впечатлились, хотя, пока я читала текст пьесы в программке, мне не показалось, что в этом есть какой-то смысл. Оказалось, есть, и какой! Пьеса многоразная, как сама жизнь, и всех в зале это впечатлило, от Аськи до вполне немолодых тетенек. Прекрасные актеры, удивительные ударные установки, зооморфный механизм из двух мясорубок и велосипедного колесика на переднем плане, да и сами эти стены, самые старые в городе - все самое лучшее для таких, как я.

В окрыленном настроении можно бы и зависнуть, но еще пришлось бежать на вокзал за передачкой. Чувствую себя теперь выжитым лимоном. Так бывает, когда деревяшку удается без обрезков поделить на всякие штуки. Получила письмо, отправила письмо, получила передачку, отправила передачку, посмотрела спектакль, промочила ноги. Ни минуты зря.

Дело к весне, темп жизни возвращается в нормальное русло.
девушки

мелкие радости жизни

Нетбук уже сутки играет какую-то песенку, состоящую из ударной установки, чего-то квакающего на заднем плане и эпизодических колокольчиков. Чем он ее играет, непонятно. Динамик у него слабенький, и, пока я не воткнула его в гитарный комбик, музыку можно было принять за шум моторчика. Похоже на саунд-трек от какой-то игрушки, который понравился машинке, и она оставила его себе в бэкграунде. Выключение не помогает, играет все равно. Нет-бук превращается в да-бук: тащит в свою норку мелкие радости жизни.

Мы накупили зелени: в Идее продается свежая мята, базилик, салат. Никогда не знаешь, что в наших северных краях появится, что пропадет. Пью кофе по-палестински: с мятой.

Надо из чего-то сделать декорацию дерева для театра. Дело осложняется тем, что декорация должна быть двусторонняя. Уже жалею, что не подобрала на той помойке ту пенобумажную рекламу. Зато домик сейчас, видимо, все-таки накрашу, хотя еще не определилась, чем.

Мы видели голубя, который катался по льду. Лед сегодня прекрасный, темный и гладкий, как стекло, очень скользкий, все высыпали на горки, и голубь сначала случайно, приземлившись, долго ехал, потом поразмыслил своими маленькими мозгами, вернулся и повторил. И улетел: все-таки оказалось страшновато.
девушки

день школы

Моя школа вся целиком проросла на изнанку, и в жизни - совершенно такая же, какой снится.

Я, в принципе, могла и не заходить в нее наяву. Во сне-то иногда навещаю.
Тем более, что эти суселы снова назначили встречу на 15 часов вместо привычных 18, и, когда я пришла, все уже разошлись. Моих одноклассников, впрочем, и не было. Они тоже чаще читают всякий вконтакт, а вконтакте было написано, что в шесть.

Посмотрела на двух старых знакомых учительниц, совершенно не меняющихся от времени, а больше там делать было и нечего. Историк Амнон теперь в Америке, математичка Ася Львовна, говорят, забегала, что само по себе удивительно, но с ней я разминулась. А директриса Анна Дмитриевна Капыш, говорят, теперь ведет платные занятия по физике в ближайшей гимназии, не завидую бедным детям.

И пошла я себе восвояси. Чувствую себя, как после очень яркого, но бессмысленного сна.
девушки

(no subject)

Фигеем от запаха скипидара.

Оказалось, тряпка, которую я купила для декорации, ничем не красится: ни тушью, ни акрилом, ни темперой, ни краской для батика. Все с нее скатывается. Черт, я уже хочу из нее плащ, совершенно непромокаемый, белый. А хоть бы и с кровавым подбоем.

Пришлось маслом.
А я давно не писала маслом, масло-то есть, разбавлять нечем. Надо же тонкий слой. Льняное все я потратила на полировку деревях. Пинен сошел на нет за давностию лет. Только и есть, что скипидар, но это и неплохо, сохнет быстро.

Только вот мы от него несколько того.

А я еще только окно накрасила. А дальше ведь там всякие растения прописывать. А потом вторую сторону: дверь и снова растения.