January 20th, 2009

ящерка на границе

так и живем

Начала разводить коричневую тушь в новой маленькой тушечнице - и тушь приобрела отчетливый серый оттенок. Я понесла тушечницу мыть, и оказалось, что вся она выкрашена со всех сторон обычной черной тушью. Это что же, чтобы я не парилась растирать? А если кончится на лицевой стороне, можно повозит мокрой кистью снизу? Оказывается, изначально она серая, а не черная. Кто бы мог подумать.

***
Возвращаюсь к ноуту - а скринсейвер на этот раз похож на экран радара. Эх, ностальгия... Даже трогать было жалко.

***
Цветочек цикламен внезапно завял. Кажется,эта неполнопёрая зараза обгрыз растение, а потом взлетел обратно на буфет и еще выговаривал мне за то, что меня долго не было и бедный бедочка страшно скучал, весь день на буфете сидючи. Все он врет насчет того, что не умеет рулить полётом, если надо, умеет, и еще как. То-то после цикламена он показался мне каким-то обдолбанным: вел себя странно, нервничал. Зато научился пить самостоятельно, не прошло и года.

Хорошо хоть диффенбахия и сансевьера у меня такие стойкие ребята.
Но я все-таки купила птичке пророщенного овса, пускай его мучает.

***
Оказывается, эта коричневая французская тушь катастрофически невкусная. Черт. Привыкла облизывать кисточку, пока несешь ее до палитры и там выглаживаешь кончик, все уже успевает засохнуть. Но есть шеллак очень неприятно. Хуже, чем акрил.

Хотя, когда шкуришь старую гитару, вкус во рту вот точно такой же. Так что переживу.

Вроде бы я придумала, как выглядит Йоз, теперь бы все это не потерялось при переводе в тушь. А то часто так бывает: в карандаше все офигенно, начинаю прорисовывать тоном - и всякое сходство куда-то девается. Пол Кидби все-таки гениальный иллюстратор, у него что в карандаше, что в сепии, что в акриле может быть одно и то же выражение.

Буду тренироваться.