January 13th, 2009

ящерка на границе

раз уж взялась бурчать...

Кто бы мне объяснил, почему луна так действует? Ну, то есть, я худо-бедно понимаю про гравитацию, хотя сдала в школе физику только благодаря тому, что играла в школьном ансамбле еврейские песенки с физиком. Очевидно, близость Луны к Земле и должна действовать на нас, мы, как-никак, состоим из воды. Но освещённость-то при чем? Вот тут полнолуние - и все мучаются бессоницей, и я, и Аська, и Ерошка, и еще приходит снизу измученный непонятно чем сосед покричать на нас, отвести душу.

Хочется уже открыть какую-нибудь дверь и все проветрить. Чтобы все исполнилось смысла.

Вот, кстати: если бы я записала историю про замОк, когда ее придумала, вышло бы забавно. А сейчас рассказывать нелепо как-то и бессмысленно, разве что чтобы не вертелась в голове.

С ноября где-то вертелась в голове история про антиквара. То есть, он просто молодой человек, толстый и добродушный, который в момент очередного какого-то кризиса успел крутануться и обзавестись подвалом. Он сделал там ремонт, заказал знакомому плотнику красивые дубовые двери и открыл маленькую антикварную лавочку. Специализировался на открытках, осталась от прабабушки неплохая коллекция, но принимал на комиссию всякие другие штуки. Любые: дверные ручки, штурманский инструмент, книжки, камушки, жестяные банки из-под продуктов, сундучки, веретёна, шляпы. Набралась красивая экспозиция, с продажами только не ахти, ну да ладно. А потом пришел человек и сдал в магазин целиком всю свою коллекцию замков и ключей.
Коллекция довольно странная: словно все эти ключи и замки вышли из одной мастерской. Совершенно разные и в разной степени сохранности, но явно сделанные в одно время одной рукой. Цены на это все поставил немаленькие: самый дешевый ключик, без замка, стоит восемьсот рублей, а некоторые из полных комплектов - и по тысяче евро. "Вы хотите, чтобы это красиво стояло, или продавалось?" - спросил герой. Владелец коллекции ему не понравился. "Хочу, чтобы стояло, - сухо ответил тот, - цену не снижайте".

В соседнем подвале, за одной из свежепостроенных дверей, две дамы открыли чайно-кофейную лавочку. Герой был не прочь завести роман с одной из них, но как-то не складывалось.

И вот тогда антиквар, пообщавшись с покупателями, понял, что ничего не продаст, и надо эту коллекцию обживать. Сделал красивый стенд, развесил ключи и навесные замки по стенам, а один замок, врезной, врезал-таки в дверь между своей лавкой и соседней, кофейной.


На этом мысль остановилась. Ничего не приходило в голову, кроме счастья для всех даром и пусть никто "Он открыл эту дверь и все стало по-настоящему".

Мы добрый час с Аськой играли в эти ключи и замки, я так хотела затащить их в буквы, но только что, кажется, эту возможность разменяла. А один ключик, если его еще не купили, я, может быть, оттуда унесу, хоть это и не подвал, а цокольный этаж, и хозяин лавки дама, а не мужик. Уж очень он привлекательный, почти как у ктулхуголового капитана летучего голландца.

Так что когда я узнала, что новая книга Фрая про ключ, я не то чтобы поразилась, или завопила, или запрыгала - мне показалось, что маятник раскачивается - о-фи-генно.

Сегодня, правда, у меня ощущение, что маятник с размаху влепился в Луну.
Ну, ничего, если это не так - с экзистенциальным ужасом мы привычно справимся.
А если так - будем раскачивать заново.
девушки

про музыку

Слушаем альбом Вереска "Трубадур".
Долгожданный! И песни все наши любимые, и в правильном порядке расставлены.
И вообще у нас уже набирается небольшая семейная коллекция записей наших друзей и соратников. Диск Дракони мы уже заслушали, теперь у нас в фаворитах Вереск.

И оформление понравилось. Шпагат и сургучная печать - это гениальная идея. Еще бы в крафт какой-нибудь завернуть для полного счастья. Я надеялась печать сохранить целиком, но Аська так страстно сжимала диск в машине, что печать все-таки сломалась. Но то, что осталось на веревочке, я повесила на настольную лампу.

С профессиональной точки зрения обеспокоило, как записались голоса. Что-то такое в обработках, что и мужественный харизматический голос Макса, и эпизодический голос Юли почти неузнаваемы. Не сказать что плохо, но как-то не так. Боюсь, у нас с этим тоже не все ладно.
А вот "Скрипка" удалась. Вот тут голос лучше всего. Слушаю раз за разом и подпеваю вторым голосом.

Вот сейчас измерю длину моего самого длинного шнура, чтобы дотянуть музыку до мастерской. Работать-то надо, а Вереск играет в компьютере, а в мастерской, напротив, телевизор за стенкой, и оттуда такое льётся, что я боюсь порезаться.

УПД: гениально! Шнура как раз хватает. И чего я парилась с ноутбуком и компьютерными колонками, если все так просто решается? И всего-то навсего маленький пятнадцативаттный комбик, а столько радости.
А если соседи будут плохо себя вести, я буду слушать Хеднингарну через новый басовый.
Тогда хотя бы у них будет повод лишний раз на меня покричать.
Но я не услышу.
ржунимагу

...

Все ведут себя странно, буквально все!

Говорю вороне: ты ужасно грязный. Ворона внимательно осматривает грудь, поправляет два-три перышка и смотрит на меня вопросительно: ты уверена?

Пытаюсь запустить себе Белую лошадь. На компе стало так много игралок, что они все перессорились между собой, и соглашаются играть только по одной песне. А Медиаплейер мнит себя главным, но работать не хочет вовсе.

Ноутбук потребовал апдейтов и показал, что они есть. Я ткнула: установить. Спасибо, нам не нужны апдейты, сказал ноутбук.

Помыла ворону. Мокрый воронок забрался мне на плечи и вытерся о мои волосы. Нет на свете лучше полотенца.

Лошадь согласился играть безотказный VLC-плейер.

Ноутбук тормозит.

Странно, что я не торможу. Спала два часа, а спать-то и не хочется. Впрочем, это я изнутри в гармонии с собой.
Снаружи-то, наверное, и я странно себя веду.
девушки

...

Эх, глаз-то у меня ведущий - левый. А все шишки ему достаются.