February 9th, 2008

девушки

Лытдыбр

С утра что-то сломалось в окружающем электричестве, и весь дом, включая заведение пирогов, погрузился в первобытный мрак. Пришлось идти гулять.

Но я же не могу идти гулять просто так, я повесила на себя огромную папку и сделала вид, что поехала за бумагой. Конечно, никакой бумаги я не купила.

Зато совершила несколько открытий.
Во-первых, черная шариковая ручка - полноправный художественный инструмент. Пора уже прощаться со школьным презрением к недостойному материалу и смотреть правде в глаза: из современных штуковин она - единственный материал, у которого глубина тона зависит от силы нажатия. Практически как карандаш, только отчетливее. И отлично ею рисуются эскизы.

Во вторых, эскизы помогают. Наконец, я дожила до того момента, к которому меня готовили. В институтские годы я рисовала сначала готовый лист, а потом эскизы к нему. Потому что вдохновения было море, недочеты не особенно волновали, а перебивать вдохновение почеркушками было не в жилу. А нынче и вдохновения меньше, и недочеты видишь еще до начала работы, а на почеркушках успеваешь так разогнаться, что и большой лист проходит на ура, без всяких этих мук творчества.

И вот, пока я ждала конца детской репетиции, успела я во всех подробностях прорисовать набросок, а сейчас вот и лист закончила весь. Ну, большой лист, если честно, не шариковой ручкой, а привычной китайской сепией :)

А выложу завтра, потому что спать хочеццо.
девушки

Картинка про Междугорье



Буковки к этой картинке - довольно большая вещь, которую я потихоньку пишу. Если вкратце, то эти ворота - Южный Вход в подгорное государство Тинатар, которое моей героине пришлось пересечь. Неудивительно, что ей туда не очень хочется.

Хотела я было выгрызть оттуда кусочек про вход в гору - что-то не выгрызается. Ну, допишу - выложу на почитать.
девушки

про путешественника по мирам (буковки)

Путешественник по мирам, в отличие от путешественника по миру, может вовсе никогда в жизни не трогаться с места. Он даже может и не знать, что путешествует. Ему может казаться, что просто мир становится с годами лучше, и в этой иллюзии он может быть совершенно счастлив. Но иногда, наткнувшись на совсем уж вопиющее свидетельство того, что мир сдвинулся, он сообразит наконец: сдвинулся он сам.

Вся жизнь путешественника по мирам состоит из непрерывного скольжения сквозь границы. Мир расслаивается на множество вероятностных миров, и соседние не так уж сильно отличаются друг от друга. Просто в одном мире в соседнем магазине стоит очередь, а в другом очереди нет, а в третьем очереди нет и продавщица склонна улыбаться, а в четвертом нет очереди, продавщица улыбается и есть виноград изабелла, который десять миров назад вообще не доезжал до севера.

Иногда путешественнику по мирам удается проскользнуть через несколько миров кряду, тогда случается и заболеть. Добрые друзья путешественника любят в таких случаях рассказывать про кармическое воздаяние, или вред перенапряжения, или искать естественно-научные объяснения поломки, но на самом деле путешественник имеет дело с обычной акклиматизацией. Рано или поздно, приноровившись к новым условиям, он может стать устойчивее, чем исконные обитатели мира, но долго стоять не станет, а двинется дальше, потому что такова его природа.

Если путешественнику по мирам необходима какая-то вещь, он скользнет в тот мир, где она есть. Если у него плохое настроение, он может просто для развлечения скользнуть в мир, где под водосточной трубой стоит чугунная сковородка - просто так, забавно же. Если ему всю жизнь хотелось, чтобы в детстве у него был жестяной пенальчик, через несколько миров у него действительно в детстве был жестяной пенальчик, и путешественник некоторое время будет терзаться двойной памятью, а потом махнет рукой и забудет.

Путешественнику по мирам очень важно уметь забывать.

Может быть, где-то впереди, в бесконечности, для путешественника по мирам существует некий идеальный мир, полностью соответствующий его представлениям о том, где нужно жить. Может быть, за всю свою жизнь путешественник не успеет продвинуться так далеко. Поди скользни сразу в тот мир, где не пропадают дети, или в тот, по которому дёшево путешествовать, или в тот, что объединяет в себе оба эти качества - акклиматизация замучает.

Но сама возможность уже делает путешественника счастливым.