October 10th, 2007

девушки

плюсы и минусы

Уж если валится, то все разом.
Мне ведь еще давным давно говорили - отращивай пальцы, пригодится! Я-то думала, речь идет про понтоваться, а оказалось - дырки в плотине затыкать.


Столько интересных вещей можно купить! Вот, скажем, у меня появились прекрасные ботинки для коньков; на них можно поставить роликовые рамы и ролики, это все богатство отдельно продается. Или вот, например, в максидоме продается паркет из дерева мербау, а дерево мербау - это такой праздник для резчика! Только они его поштучно не продают, не меньше ящика. Или вот, например, если купить две доски и три полки, можно было бы решить проблему всех этих белых электрических фиговин, что по кухне слоняются. Или, вот, скажем, книжки Терри Пратчетта отлично помогают от осенней хандры, но в моде, и потому куда дороже, чем Свержин какой-нибудь.
Только вот деньги почему-то не продаются нигде.


Так разозлилась, решая мелкие проблемы, что с горя разобрала бумажки, которые наросли на принтере. Нашла там рулон рисовой бумаги. Ну вот, я же помнила, что она у меня еще должна была оставаться! Чем бы так разозлиться, чтобы нож Медведь нашелся? А из бумажки можно наделать еще маленьких книжек; тоже ведь способ купить денег.


Лиза-Бам привезла мне "Профессора и воображаемого бразильца". И наступило мне полное щасте и ура, совершенно, надо сказать, несвоевременное, потому что очень трудно заставить себя быстренько напилить необходимых штук, когда тут бразилец. С другой стороны, душевный подъем всё компенсирует.


У нас опять кончилась Егорушкина. Кажется, мы добрались до Незвала; с другой стороны, его очень трудно читать вслух, надо глазами, тем более, что графика там очень даже участие в действии принимает. Но я уже, кажется, пообещала Аське после принцессы почитать ей про Прагу. Хотя из Праги герои книги и уматывают немедленно в сущее зазеркалье.
Егорушкина оставила комментарий под деревом про Амберхавен. Ужасно приятно.
ящерка на границе

гадание на кофейной пенке

Есть такой способ кофе варить: после того, как кофе поднимется, некоторое время постучать джезвой по столу. Или наоборот - ладонью по донышку. В результате гуща оседает, а пенка поднимается.

У этого способа есть побочное действие: гуща опускается не сразу вся, а частями, рисуя иногда интересные картинки. Чем не гадание, и как-то эстетичнее, чем чашку переворачивать. Старая алюминиевая турка умела это отлично, каждый раз рисовала мне тотемный знак актуального гостя.

Нынешняя пока не очень старается, но иногда что-то мне такое сообщает.
Вот сейчас, например, она нарисовала мне довольно реалистичный чемодан.
(помнится, Максу в "Энциклопедии мифов" показали фотоаппарат)

Ну и фигушки, не поеду никуда.
Тоже мне, прорицательница меднопопая.
Зимовка у меня тут.