October 5th, 2007

девушки

когда же кода?!

Колбасит меня нечеловечески. Как Фрая после сотой чашки кофе - у него тогда, помнится, время побежало в сто раз быстрей, чем у всех остальных персонажей мультика.

Дров, что ли, пойти порубить? Так дрова - это завтра на даче, а я сегодня и в городе.
Потому что когда сначала понимаешь, что все закончено и можно выдохнуть, и выдыхаешь, а потом понимаешь, что еще придется выдержать бой с коллегами за придуманный мною порядок песен, причем, судя по тому, что все, включая меня, куда-то бегут, драться придется попарно, по отдельности - тут-то силы разом и кончаются, и начинает колотить.

Потому что мне то, что у нас в результате получилось, нравится.
И то, как я это все расставила, в особенности.
Не скажу "черт бы побрал эту музыку", потому что а ну как поберёт, и что я тогда буду делать; но подумаю однозначно.

А сегодня, кстати, день рождения Густава. С днем рожденья, Лёха!
девушки

из Орландины

Нет, точно, сегодня самое время убиться грифом.

У меня в архиве где-то лежит старая фотография "Катерина, убитая грифом". Меня тогда утащили писаться с Тикки - вживую, на бобинный магнитофон, что-то мы там по очереди напели, и где-то даже эта запись по рукам ходит. Но я ехать не хотела, потому что была с работы и варёная, так что придя к Беорнингу, немедленно завалилась на диван спать. И кто-то прислонил к моей голове гитару и так сфотографировал.

Найду - выложу.

Так вот, то, что сотворили с Орландиной, мне решительно не нравится.
Из нее Арктику сделали!
И звук теперь там, как в Арктике. И двойной кордон на входе. И столиков со стуликами нету, и выйти передохнуть, если что, некуда; и пообщаться со знакомыми негде, потому что темнота и неуютно. И народ во время саундчека держат на лестнице, потому что больше негде.

Мне неудобно перед Дартсами, которые нас пригласили и вписали, но мы ушли с середины, потому что устали и увяли. Что-то мне не хочется больше в Орландине играть, надо, что ли, с Манхэттеном дружиться. Всего-то два в городе клуба для таких, как мы; теперь, похоже, один.

Пристрелите меня уже кто-нибудь, а?