July 17th, 2007

девушки

Про Волынщика



Меня выдернули из поезда и быстро-быстро повезли домой бросать вещи - и на Волынщика. Теперь я понимаю, что совершенно напрасно не взяла с собой многие полезные вещи: палатку, топор, теплый свитер, толстый термос с кофе и еще несколько полезных штук.

Пожалуй, этот Волынщик состоялся в наиболее дикой местности из всех, что у нас были. Когда мы туда приехали, там были только палатка Никитоса и вкопанная в песок гитара.

Я на своей шкуре осознала смысл кружевных барских манжет. Они напрямую связаны с позорностью ручного труда для дворянского сословия. Действительно, с белыми кружевными манжетами работать невозможно - я так боялась их обляпать до нашего выступления, что ничего толком и не делала - ни костра не развела, ни на дерево не залезла. Только бутерброды строгала аккуратненько.

Батареечка моя в гитаре от сырости разрядилась. Гитаре-то самой уже не так страшно, она уже наполовину перебрана моими руками, надо будет - и еще переклею, не первый раз, не последний. А вот электричество это жить мешает. А без него не слышно. Так что выступление наше было на редкость кратким - даже на ЛеССе, где от нас ждали три песни, мы сыграли шесть. А тут всего четыре, и даже не расстроились. Но, по-моему, Виноград и Холодный ветер/Теплый ветер нам удались. Надо бы побольше придумать безгитарных песен, не то чтоб я хочу отказаться от гитары, но что-то слишком часто она от меня отказывается.

Теперь мне кажется, что Волынщик - это такой праздник вне времени. Мне-то нормально - я и так между всех времен - а ребят это сильно вставляет. Те же люди, разве что кто растолстел, кто исхудал. Ну вот детей разве что с первого Волынщика много народилось, но дети зажигали по кустам, а трое из них даже завладели дохлым оранжевым катером и вышли на нем в открытое поле. И пьет наш народ не меньше и не больше, чем одиннадцать лет назад - все в порядке.

Очень жалко, но исторический комбик, на котором был отыгран первый Волынщик в 96 году, пригодился только в качестве стула. Бедный малый.

Очень много во всем этом воодушевляющего.

1. Мы все ужасно стойкие и можно начинать гордиться
2. Мурр и Юстас - вообще народные герои, и можно гордиться ими.
3. Гитарка все-таки не расклеилась.
4. Когда мы играли ХВ/ТВ, дождь закончился и тучки начали расходиться.
5. А когда Меф-без-туфель залез в воду, вообще солнце выглянуло, надо было его с самого начала в воду загнать, вдруг это и был волшебный калачик?
6. Термос с кофе взял с собой хотя бы один человек, и это оказался наш мандолинист Артем, и был он моим спасителем-помогителем, потому что я, не пив кофе, мало чего хочу играть.
7. Приехали все-все-все, и пусть я так и не узнала, кто такой Мустафа из Петрозаводска, о котором все говорят, пусть это будет главным упущением в моей жизни. Зато всех своих я увидела - и потрогала, и поцеловала.

А если чего-то и не хватило - то совсем чуть-чуть.
К следующему разу надо будет надыбать хорошенький тент на всех.
А еще какие-нибудь живые клавиши, а то обидно - живой Печкин среди нас, а с нами не играет.
девушки

а теперь про Прагу



Пока картинка только эта, потому что уже два часа ночи, а завтра вставать. А это пока наибольшая для меня из пражских загадок.
Кому посвящен этот памятник на набережной недалеко от монастыря на Слованех? Этот двухголовый крылатый парень - только его часть. Возглавляет композицию мрачный и спокойный пожилой каменный дядька, похожий на писателя - но имени нет. А вокруг дядьки происходит какой-то кромешный бронзовый ужас, которого я без перевода не поняла.

Collapse )
ух ты фото

йа криведко...

Фиг я, а не спать пошла.
Устоять невозможно, хотя бы штучку, на сон грядущий...


Все, ухожу, ухожу, остальное потом.