June 5th, 2007

девушки

жизнь на Петроградской

Оказывается, я родилась в один день с хорошим, но уже покойным, писателем Олегом Базуновым. Сегодня в его честь посадили два узколистных клена в скверике имени Хармса, Сальвадора Дали и Граммофонного музея. В камеру, правда, сказали, что это дубы - ну да ладно, главное, чтоб росли. А я успела получить в подарок от Галкиной книжку Базунова, отдариться книжкой про автостоп и потушить маленький пожарчик. Под забором почему-то горело бревно, и давно. Насыщенные полчаса.

Почему, интересно, незаконный огонь пахнет совсем не так, как законный? Обычное деревянное тополиное бревно, а пахнет пожаром, злым огнем, жжеными тряпками и еще чем-то неприятным. Пока я там бегала с песком, дорвала старые джинсы. Пятнадцать лет им уже было, хотела было порадоваться завтра, что за пятнадцать лет не произошло ничего такого, отчего я не смогла бы в них влезть - и тут им настал кирдык. Все-таки, за такое долгое время любые штаны протираются на швах.

Когда копали ямку под дерево (Бабай, Мишка Новицкий, ее копал), отрыли детский клад: формочку и игрушечную сковородку. Одна из присутствовавших немолодых дам вскричала: "Ой, это же мои, это мы их закопали, когда маленькими были!" Вся жизнь на Петроградской.

ЗЫ А писатель-то и правда замечательный.
Вот и сейчас, вместо того, чтобы взять пылесос или хотя бы остатки веника и вычистить ковры, два моих шерстяных геморроя, сижу и читаю прекраснейшее описание домашней приборки - и веника в том числе.